ЛитМир - Электронная Библиотека

Пола замерла, пораженная тем, что пришло ей в голову. Но мало-помалу она привыкла к новой мысли и признала, что так оно и есть. И тогда она задумалась о Джиме.

«Почему ты вышла за него?» – спросил ее Шейн еще в Нью-Йорке. «Потому что любила», – ответила она. Шейн согласился с такой возможностью, но высказал предположение, что прежде всего ее могла привлечь в Джиме его фамилия. «Из-зa прошлого Эммы все, связанное с Фарли, было запретным плодом», – сказал Шейн и, наверное, был прав. Она действительно верила, что любила Джима, и все же теперь поняла, что ее чувство к нему не шло ни в какое сравнение с нынешней духовной и эмоциональной тягой к Шейну. Они с Джимом – абсолютно разные люди; с Шейном на удивление похожи. И она не знала, что такое настоящий секс, не получала никогда истинного наслаждения, пока не сошлась с Шейном. Она сказала ему об этом. Он ничего не ответил, только вздохнул и крепче сжал ее своими сильными любящими руками.

Обстоятельства ее жизни, ее ответственность перед другими людьми, ее положение в деловом мире и сложности семейных отношений разом вдруг напомнили о себе. Внезапно будущее заглянуло ей в лицо, подобно страшному призраку. Ее охватил страх, что станет с ней, с Шейном? «Забудь о страхе, отбрось печальные мысли, – приказала она себе. – Ради Бога, не копайся в своих проблемах сейчас. Иначе ты испортишь оставшиеся дни. Наслаждайся обществом Шейна, наслаждайся свободой и отсутствием оков».

Пола теснее прижалась к любимому и обняла его за талию.

Шейн пошевелился, открыл глаза и посмотрел на нее. Он улыбнулся своим мыслям. Любовь и нежность переполняли его сердце. Девочка его мечты превратилась в женщину его мечты. Только она – не мечта. Она – реальность. Его реальность. Его жизнь. Она развеяла всю боль, всю горечь, всю тоску, что скопилась в его сердце и душе. С ней он может действительно стать самим собой, может открыться ей полностью, как никогда не мог открыться никакой другой женщине. До этого дня, два года назад, у него было множество женщин. Слишком даже много, и не слишком высокого качества. Теперь он принадлежал Поле – как принадлежал ей всегда в мыслях, сердце и мечтах. И будет принадлежать ей всю свою оставшуюся жизнь. Она завладела им навек.

Пола открыла глаза и улыбнулась ему. Он улыбнулся в ответ, поцеловал ее, провел рукой по высокой груди. Его ладонь скользнула вниз. Пола отвечала ему горячими ласками. Всего через несколько минут оба уже испытывали величайшее возбуждение. Шейн лег на нее и, подсунув руки ей под ягодицы, проник в нее. Он начал медленно двигаться, глядя в эти неестественно синие глаза Полы и радуясь выражению счастья, залившему ее лицо. Он шептал ее имя, признавался в любви, и сердце у него замирало. Наконец Шейн, как и Пола, закрыл глаза, и оба они забыли обо всем на свете. Тишину взорвал резкий звонок телефона. Они вздрогнули и, открыв глаза, недоуменно посмотрели друг на друга.

– О Господи, – застонал Шейн. Он высвободился из ее объятий, включил свет и еще раз оглянулся на Полу.

Та схватила его за руку и, сев в постели, воскликнула:

– Может, лучше мне взять трубку, поскольку мы находимся в моем номере.

– Все в порядке, не волнуйся так. Я же сказал, что телефонистки принимают звонки на твое и мое имя. – После четвертого звонка он поднял трубку.

– Шейн О'Нил. – И после паузы продолжил: – Спасибо, Лоанна. Соединяй. – Он прикрыл микрофон рукой и пояснил: – Мой отец.

– Ой, – пискнула Пола и до подбородка натянула простыню.

Шейн так и фыркнул от смеха.

– Он не увидит, как ты лежишь здесь голая.

Пола нашла в себе силы рассмеяться.

– Но я неловко себя чувствую. Словно на витрине.

– Там и оставайся – при условии, что я буду единственным зрителем, – отозвался Шейн, а затем крикнул в трубку:

– Папа! Привет! Как твои дела? Что ты хотел мне сказать? – Пока на другом конце провода отвечали, он зажал трубку между щекой и плечом, закурил сигарету, поправил поудобнее подушки. – Ну, должен признать, я ожидал такого поворота событий, и следует согласиться: у данной идеи много преимуществ. Но я не могу лететь туда прямо сейчас. Уж конечно не раньше января-февраля. У меня по горло дел в Нью-Йорке. Ты же знаешь: строительство отеля вошло в свою решающую стадию. Если я уеду, все пойдет прахом. И мне казалось, что ты сам хотел, чтобы я провел праздники на островах. Господи, пап, не могу же я оказаться сразу в нескольких местах одновременно! – Шейн стряхнул пепел с сигареты, облокотился о подушки и снова принялся слушать. – Ну, хорошо, – прервал он собеседника – Да, да, я согласен. Ты сам получишь удовольствие от поездки. А почему бы тебе и маму не прихватить с собой?

Пола выскользнула из кровати, нашла в ванной свой халат, накинула его и вернулась в спальню. Там она начала собирать свою одежду, разбросанную по всей комнате. «Мы очень спешили», – подумала она и, усевшись на стул, принялась наблюдать за ним.

Шейн опять слушал. Он подмигнул ей, послал воздушный поцелуй. Потом снова перебил отца.

– Между прочим, только что сюда вошла Пола. Она хочет с тобой поздороваться.

Пола отчаянно затрясла головой. Она почему-то чувствовала себя до крайности неловко.

Шейн положил трубку и сигарету, прыжками соскочил с кровати, схватил ее и потащил к телефону, шепча:

– Глупышка, он же не знает, что мы два безумных часа занимались любовью. Здесь только семь тридцать. Я уверен, что он думает, будто мы пьем аперитив перед обедом.

Поле не оставалось ничего другого, как взять трубку.

– Здравствуйте, дядя Брайан, – произнесла она изо всех сил, стараясь говорить нормальным голосом. Потом замолчала, слушая отца Шейна – О, да. Я приехала сегодня днем. Отель просто превосходен, и салон тоже. Шейн отлично поработал. Он очень способный. Мне все очень понравилось – Она села на кровать, пока Брайан рассказывал лондонские новости. Наконец Поле удалось вставить словечко.

– Значит, вы увидите бабушку раньше меня. И дядю Блэки тоже. Пожалуйста, передайте им от меня привет. И тете Джеральдине, и Мерри. До скорой встречи, дядя Брайан, и хорошей поездки.

Шейн взял у нее трубку, и Пола передвинулась на другой край кровати.

– Ну, хорошо, папа, значит так. Я останусь здесь до утра понедельника. Потом ты найдешь меня в Нью-Йорке. Привет маме и Мерри, поцелуй за меня крошку Лауру и береги себя. Да, послушай. Не забудь передать от меня привет деду и тете Эмме. Ну, пока.

Шейн повесил трубку, поглядел на Полу и закатил глаза. Оба они так и покатились со смеху.

– Иди сюда, моя маленькая колдунья, – воскликнул он, подтащил к себе и крепко обнял.

Пола, шутя, отбивалась и ерошила ему волосы. Они катались по постели, и их веселье все возрастало и возрастало.

– Мой отец не мог выбрать более неподходящего времени для звонка, – выдохнул Шейн. – Только мы собрались уделить несколько минут нашего времени плотским удовольствиям.

– Несколько минут! – вскричала Пола. – Ты, наверное, хочешь сказать, часок-другой?

– Ты жалуешься или поощряешь меня? – Он поцеловал ее за ухом и со смехом передразнил: – Шейн отлично поработал, дядя Брайан. Он очень способный. Мне очень понравилось. – Уже своим нормальным голосом он прошептал, уткнувшись губами ей в шею: – Искренне надеюсь, что Шейн действительно отлично поработал, что он очень способный, и что тебе очень понравилось, киска.

– Ах ты, – Пола легонько стукнула кулачком его по груди, – тщеславный, самовлюбленный, невозможный, чудесный тип!

Он поймал ее за запястье, крепко сжал и заглянул ей в глаза.

– Да, как этот тип любит тебя, дорогая. – Вдруг он отпустил ее и сел.

Пола последовала его примеру.

– Так значит, Блэки решил купить отель в Сиднее, – сказала она. – Ни секунды не сомневаюсь, что это с бабушкиной подачи. – Она пристально посмотрела на него. – Дядя Брайан хочет послать тебя в Сидней, да?

– Да. Дедушка еще не окончательно купил отель. Вот почему он хочет, чтобы папа или я слетали туда незамедлительно и завершили сделку. Но я сказал правду – я не могу уезжать. Я по уши в делах. К тому же, можешь даже не рассчитывать, что я отлучусь куда-нибудь, пока ты в Нью-Йорке. Папе только на пользу покинуть свой кабинет на недельку-другую. Он сказал, что может прилететь в Нью-Йорк в начале декабря вместе с мамой, и они хорошо отдохнут.

54
{"b":"4947","o":1}