ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но ты сам почему сразу не сказал обо всем полиции? Если прошлым вечером после того, как твоя мать уехала, ты находился в обществе Бриджит, то, разумеется… – Пола была крайне удивлена.

– Я не находился в ее обществе, – перебил Энтони. – Я вообще ее не видел. Бриджит часто страдает головными болями, и, очевидно, вчера вечером ее терзал очередной приступ мигрени. После обеда, когда она убиралась на кухне, боль стала невыносимой. Бриджит пошла наверх в свою комнату, а путь туда лежит мимо библиотеки. Там горел свет, дверь оставалась приоткрытой, она заглянула внутрь и увидела меня сидящим за книгой. Бриджит побежала наверх, нашла свои таблетки и вернулась на кухню. Там она заварила себе чаю, с полчаса посидела, набираясь сил, закончила работу, накрыла на стол в столовой к завтраку и сразу после полуночи легла спать. По дороге она опять заглянула в библиотеку. Я тогда корпел над бухгалтерскими книгами, и, не желая меня беспокоить, Бриджит просто отправилась к себе, даже не пожелав мне спокойной ночи. Сегодня же у нее выходной и, когда в первый раз приезжала полиция, ее здесь не было.

– О, Энтони, впервые сегодня я слышу хоть что-то обнадеживающее!

– Согласен. Она по-прежнему остается единственным человеком, который видел меня в критические часы. Две наши служанки тогда уже вернулись домой в деревню – они у нас приходящие. Так что… никто не может подтвердить ее рассказ, а в округе все знают, как она привязана ко мне и как предана всей нашей семье. Полицейские могут, – обрати внимание, я сказал только «могут» – усомниться в ее словах и заподозрить, что мы с ней сфабриковали фальшивое алиби.

У Полы упало сердце, испытанное ею лишь мгновение назад облегчение полностью испарилось.

– О Господи, не говори таких вещей.

– Я обязан исходить из худшего и оценивать сложившуюся ситуацию объективно, – заметил Энтони. – С другой стороны, не представляю, каким образом полицейские могут пропустить ее показания мимо ушей и обвинить ее во лжи, не будучи абсолютно уверенными, что она действительно все придумала. А уж я-то Бриджит знаю, ее с места не сдвинешь.

Вся напрягшись в своем кресле, Пола медленно произнесла:

– Да, ты прав. Однако, когда я немного попозже переговорю с Генри Россистером относительно юридической помощи, я намерена предложить нанять адвоката по уголовному праву.

– Подожди минутку! – воскликнул Энтони. – Не перегнем ли мы палку? – Похоже, идея Полы пришлась ему не по сердцу. – Я же говорил тебе, Пола, что я не сделал ничего плохого. Адвокат по уголовному праву. Боже, в глазах у всех я тем самым признаю себя виновным.

– Вовсе нет, – отрезала Пола, твердо намереваясь стоять на своем. – И вообще давай подождем, что скажет Генри. Бабушка многие годы безгранично доверяла ему, а это кое-что значит. Он не направит нас по ложному пути. Пожалуйста, Энтони, не принимай сгоряча необдуманных решений.

– Хорошо, посоветуйся с Генри, – нехотя согласился он.

Повесив трубку, Пола еще долго сидела молча. Потом ее взгляд упал на блокнот. Оставалось позвонить троим – Уинстону, Джиму и Генри Россистеру. Поглядев на часы, она увидела, что уже полвосьмого. Генри доберется до дому не раньше, чем через час, и совершенно очевидно, что Эмили не могла дозвониться в Канаду до Джима или до Уинстона, ибо она до сих пор в детской готовила младенцам бутылочки со смесью. Пола присоединилась к ней.

После того, как обе кузины удобно устроились, каждая с ребенком на руках, Пола пересказала свой разговор с Энтони.

Не прерывая кормления, Эмили внимательно выслушала, несколько раз бросая на Полу внимательные взгляды и кивая головой.

– Вкратце дело обстоит вот так… Бриджит подтвердила алиби Энтони.

Молодые женщины сконцентрировали все свое внимание на малышах. Воцарилась тишина. Молчание нарушила Пола. Очень тихим и спокойным голосом, в котором, однако, звенела сталь, она сказала:

– Никто из внуков Эммы Харт никогда не предстанет перед судом по обвинению в убийстве. Это я тебе обещаю.

Глава 24

– Салли, надеюсь, ты понимаешь, почему нам пришлось солгать тебе, – мягко произнесла Пола.

– Да. И правильно сделали. – Салли Харт нервно откашлялась и добавила дрожащим голосом: – Не знаю, как бы я доехала сюда, скажи Эмили правду по телефону.

Пола кивнула, продолжая встревоженно и внимательно наблюдать за кузиной.

На протяжении последних пятнадцати минут, пока она рассказывала ей о случившемся в Ирландии, Салли удавалось держать себя в руках. Пола не могла не отдать должное ее мужеству. «Мне следовало знать, какая она храбрая, – подумала Пола. – Уже в детстве она отличалась стоицизмом. «Твердость Хартов», как говаривала бабушка. Но Пола знала: невзирая на редкостное самообладание, Салли потрясена и убита этим известием. В васильковых глазах сквозило отчаяние, хорошенькое личико сразу осунулось.

Пола взяла кузину за руку и испугалась ледяного холода ее ладоней.

– Салли, ты же замерзла! Позволь мне принести тебе стаканчик бренди или чашку горячего чая. Тебе надо согреться.

– Нет, не надо. Но все равно спасибо. – Салли безуспешно попыталась улыбнуться. Ее глаза, встретившись с встревоженным взглядом Полы, вдруг наполнились слезами. – Бедный Энтони, как он, наверное, переживает… – начала она дрожащим голосом и вдруг запнулась. Наконец слезы прорвали плотину и ручьем хлынули из огромных голубых глаз по бледным щекам.

Пола подошла к кузине, стала перед ней на колени и обняла ее.

– Дорогая, все обойдется, – с нежностью и неизбывным сочувствием прошептала она. – Не бойся слез. Лучше плакать и выпустить горе наружу. Слезы все-таки приносят облегчение.

Пола гладила ее черные волосы, успокаивала ее, и, наконец, ужасное беззвучное всхлипывание прекратилось. Вскоре Салли выпрямилась и провела по мокрому от слез лицу сильными руками художника.

– Извини, – выдохнула она каким-то чужим голосом. – Я так люблю его, Пола. Я схожу с ума, зная, как ему сейчас тяжело… Он там так одинок. Я уверена, что тетя Эдвина ничем не может ему помочь. Возможно, она во всем винит меня. – Она в отчаянии покачала головой. – О Господи! – Салли закрыла руками лицо, искаженное гримасой отчаяния. – Я нужна ему…

Пола замерла при этих словах, приказав себе молчать. Она знала, что следует сказать, но знала она также и то, что сейчас лучше подождать, пока Салли успокоятся.

Эмили бросила Поле предупреждающий взгляд и яростно затрясла головой. Ее губы безмолвно шептали: «Не позволяй ей ехать туда!»

Пола кивнула и рукой поманила Эмили к себе. Та не заставила себя ждать и опустилась в ближайшее кресло. Понизив голос, она обратилась к Поле:

– Боюсь, никаких хороших новостей. Ни номер Джима, ни номер Уинстона не отвечают. Я оставила информацию, что они должны позвонить сюда сразу же, как только вернутся.

Как тихо ни говорила Эмили, Салли услышала ее и при упоминании имени брата произнесла:

– Как я хочу, чтобы Уинстон был здесь. Я чувствую себя такой… беспомощной.

– Мне тоже его не хватает, – ответила Эмили и материнским жестом потрепала Салли по руке. – Но ты не беспомощна, ведь у тебя есть мы. Все кончится хорошо, честное слово. Наша Пола, как всегда, на высоте, она все держит под контролем. Постарайся не беспокоиться.

– Попробую. – Салли перевела взгляд на Полу. – Я еще не поблагодарила тебя. И Эмили – тоже молодец. Я очень признательна вам обеим.

Почувствовав, что Салли немного успокоилась, Пола обратилась к ней.

– Пожалуйста, не езди в Ирландию к Энтони. Я знаю, как тяжело у тебя на сердце, как ты волнуешься за него, но ты не должна ехать туда. Ты ничем не сможешь помочь и, если честно, твое присутствие только накалит обстановку.

Салли вспыхнула:

– У меня нет ни малейшего желания ехать в Клонлуглин! Я знаю, какие мерзкие сплетни там ходят. Энтони рассказал мне о них еще много недель назад – он все мне рассказывает. Уж конечно, я не желаю добавлять масла в огонь. Но, Пола, я действительно считаю, что мне следует отправиться в Ирландию, либо в Уотерфолд, либо, что еще лучше, в Дублин. Я могу вылететь завтра утром, из манчестерского аэропорта, и быть на месте уже через несколько часов. По крайней мере, я буду ближе к нему, чем здесь, в Йоркшире…

6
{"b":"4947","o":1}