ЛитМир - Электронная Библиотека

– О да, Блэки. Просто чудесно.

После обеда миссис Педжетт напомнила Блэки, что у нее сегодня свободный вечер, и попрощалась. Медленным шагом Блэки и Эмма пересекли прихожую и вернулись в библиотеку. Эмма налила ему коньяк, а себе – ликер.

Некоторое время они молча пили, каждый уйдя в свои мысли, но, как всегда, ощущая близость друг друга. Затем Блэки сказал:

– Не поставить ли нам какую-нибудь пластинку? Давай послушаем старые мелодии, которые мы так когда-то любили.

– Отличная мысль. – Эмма встала, подошла к маленькому шкафчику, внутри которого стоял стереопроигрыватель, и перебрала стопку пластинок. – Боже, я и не знала, что ты до сих гор ее хранишь… Старые ирландские баллады в исполнении Джона Маккормака, что я подарила тебе давным-давно. Поставить?

– Почему бы и нет? – Когда она вернулась на место, Блэки слабо улыбнулся ей, а затем похвалился: – У меня ведь до сих пор еще хороший голос. Если хочешь, я подпою.

– Мне всегда нравился твой сочный баритон.

Заиграла музыка, и Блэки, как обещал, иногда подхватывал старые мелодии, но голос его прерывался и дрожал, и в основном он только мурлыкал себе под нос.

Когда пластинка подошла к концу, Эмма заметила:

– Эти песни вызывают столько воспоминаний… особенно «Денни бой». Никогда не забуду тот вечер, когда я искала тебя, убежав из Фарли-Холл. И нашла в кабачке «Грязная утка». Ты пел именно ее, причем так старательно, словно от этого пения зависела твоя жизнь. О, Блэки, ты выглядел так замечательно, стоя около пианино – настоящий артист. Погорелого театра.

Он улыбнулся.

Эмма остановила на нем ласковый взгляд, отметив про себя и его волнистые волосы, по-прежнему густые, но белые, как снег, и лицо, словно высеченное из камня, помеченное печатью возраста, и вдруг она увидела его таким, каким он был в молодости в тот вечер в кабачке. Блестящие черные кудри, буйными волнами обрамляющие загорелое лицо, искрящиеся черные глаза, белые зубы, сверкающие меж розовых губ, – вся его породистая красота, еще больше подчеркнутая светом горящих газовых ламп.

Эмма подалась вперед и спросила:

– Ты помнишь тот особенный вечер, Блэки?

– Как же я мог его забыть? Мы с тобой перешли в бар, и ты пила лимонад. А я – горький эль. Ты так очаровательно выглядела… тогда ты призналась мне, что беременна… а я предложил тебе выйти за меня замуж. Возможно, тебе следовало согласиться.

– Да, возможно. Но я не хотела осложнять тебе жизнь… – Эмма не закончила фразы и отпила из бокала.

Блэки поудобнее устроился в кресле. Слабая улыбка заиграла на его губах. Затем он кивнул головой и сказал:

– Сегодня ты так хороша, Эмма. Ты самая прелестная девушка во всем графстве.

– Ты пристрастен, – прошептала она с доброй улыбкой, глядя на него так же ласково, как и он на нее.

Блэки расправил плечи, пристально посмотрел на нее в полумраке комнаты.

– Я никогда не смогу выразить словами, что значила для меня наша поездка. Те восемь месяцев вознаградили меня за все плохое, что случилось со мной на протяжении всей моей жизни – за боль, за разбитое сердце, за горечь. И я очень благодарен тебе, дорогая.

– Какие замечательные слова ты сейчас сказал, Блэки. Но на самом деле мне следует благодарить тебя за то, что ты реализовал свой План с большой буквы.

– То был хороший план… – Блэки вдруг замолчал. Его лицо исказила гримаса боли. Эмма моментально вскочила на ноги и склонилась над ним.

– Что случилось? Ты болен? Он покачал головой:

– Нет, ничего… Просто что-то с желудком.

– Я сейчас позвоню доктору, а потом отведу тебя наверх и уложу в постель. – Эмма повернулась и шагнула к столику у окна.

– Нет-нет. – Он попытался остановить ее, но его рука бессильно упала – Я не смогу подняться, Эмма.

– Сможешь, – настаивала она. – Я тебе помогу.

Блэки медленно, очень медленно покачал головой.

– Сейчас я уж точно позвоню доктору Хэдли, – решительно объявила Эмма.

– Сядь рядом со мной. Пожалуйста, – попросил он. – Всего лишь на пару минут.

Эмма пододвинула к нему поближе пуфик, уселась, взяла его руки в свои и заглянула ему в лицо.

– Что ты хочешь сказать, Блэки?

Он сжал ее пальцы, улыбнулся. Вдруг его глаза широко распахнулись.

– Всю мою жизнь, – хрипло прошептал он, – я знал тебя всю мою жизнь. Мы прошли через столько испытаний вместе…

– Да, – подтвердила она. – Верно, я и не знаю, что бы я без тебя делала.

Он глубоко и тяжело вздохнул:

– Мне очень грустно оставлять тебя одну. Очень грустно, любимая.

Эмма не могла произнести ни слова. Слезы подступили к ее глазам, покатились по ее морщинистым щекам, закапали на белый шелковый воротник ее платья, на изумрудную брошь и на их переплетенные руки.

Глаза Блэки вновь широко открылись, и он еще внимательнее посмотрел на нее, словно пытаясь запечатлеть в памяти ее лицо. А потом сказал удивительно ясным голосом:

– Я всегда любил тебя, дорогая.

– И я всегда любила тебя, Блэки.

Мимолетная улыбка скользнула по его бледным губам. Его веки дрогнули, опустились и застыли. Голова его склонилась на бок. Рука его вдруг ослабла в ее руке.

– Блэки, – сказала Эмма. – Блэки!

Ответом ей была тишина.

Эмма не выпускала из крепко сжатых ладоней его руки, закрыв глаза. Слезы ручьями катились из-под ее старых век. Она склонила голову на их сплетенные руки, омытые ее слезами.

– Прощай, мой самый лучший друг, прощай, – наконец выговорила она. И долго еще продолжала тихо плакать, не в силах остановить поток слез. Сердце ее, переполненное любовью к нему, разрывалось от боли.

Однако в конце концов Эмма подняла голову, опустила его руку и с усилием встала на ноги. Склонившись над ним, она ласково отвела со лба его белоснежные волосы и поцеловала в ледяные губы.

«Какой он холодный», – подумала она.

Неуверенными медленными шагами Эмма побрела к его креслу около окна, где он так часто сидел и смотрел в сад, взяла маленький шерстяной плед, клетчатый, как форма Сифордских горцев, и укутала ему ноги и грудь.

Затем так же медленно вернулась к столу, взяла телефонную трубку и дрожащими руками набрала номер Бек-Хаус. Ей ответил Шейн.

При звуке его звонкого и ясного голоса слезы еще сильнее хлынули у нее из глаз.

– Блэки… – с трудом выговорила Эмма – Он умер… Пожалуйста, Шейн, приезжай.

Меньше чем через час прибыл Шейн, а с ним Пола, Эмили и Уинстон.

Она нашли Эмму рядом с Блэки. Она сидела на пуфе, склонив седую голову и положив руку ему на колено. Эмма не повернулась и даже не пошевелилась. Она просто сидела и смотрела в огонь.

Шейн поспешил к ней, легонько прикоснулся к ее плечу и наклонился.

– Я здесь, тетя Эмма, – произнес он с нежностью. Она не ответила.

Шейн взял ее за руки и медленно приподнял. Наконец Эмма повернула голову, заглянула ему в лицо и зарыдала. Шейн обнял ее и начал успокаивать.

– Я уже тоскую без него, а ведь он умер только что, – всхлипнула Эмма. – Как мне теперь жить без Блэки?

– Тише, тетя Эмма, тише, – бормотал Шейн. Он отвел ее к дивану, сделав глазами знак Поле, которая стояла в дверях, бледная и дрожащая. Она подошла и села рядом со своей бабушкой. Эмили присоединилась к ним, и обе внучки принялись утешать Эмму.

Шейн приблизился к Блэки. В горле у него стоял ком. Слезы текли по щекам. Он заглянул в лицо деда и увидел, каким спокойным оно стало в смерти, а потом наклонился и поцеловал морщинистую щеку.

– Прощай, дедушка, – произнес он тихо и печально. – Пусть земля тебе будет пухом.

Глава 41

– Через два дня твой день рождения, бабушка, и я думала, может, нам устроить… – осторожно начала Пола.

– Дорогая, – мягко, но с гримасой неудовольствия прервала ее Эмма. – Не поднимай эту тему. Блэки умер всего пару недель назад, и я вовсе не в настроении праздновать.

– Знаю, я и не предлагаю большой вечеринки. Просто скромный обед здесь, в Пеннистоун-ройял. Будем только мы с Эмили, Уинстон и мои родители. Нам казалось, что тебя это немножко взбодрит.

69
{"b":"4947","o":1}