1
2
3
...
86
87
88
...
105

– Довольно неприятная сцена, – наконец произнес он. – Но не хуже, чем я ожидал. Должен признаться, у меня возникло такое чувство, что Сара влипла в историю, сама того не подозревая.

– Да, – согласилась Пола и села на стул с другой стороны стола. Она обернулась и посмотрела на Эмили. – В какой-то миг я даже пожалела ее, но жалость прошла, когда я подумала о бабушке и обо всем хорошем, что она для них сделала.

– А я вот ничуть не сочувствую Саре! – возмущенно воскликнула Эмили, – Она получила по заслугам. Что же касается Джонатана – ну какой же он мерзкий тип!

– Он попробует доставить нам неприятности, но у него ничего не получится, – объявил Александр. – Как бы он ни старался, у него силенок ни на что не хватит. За его угрозами ничего не стоит. – Александр ухмыльнулся. – Я глазам своим не поверил, когда он погрозил тебе кулаком – ну прямо, как злодей в викторианской пьесе.

Пола засмеялась нервным смехом.

– Я понимаю тебя, Сэнди. Но, с другой стороны, не думаю, что нам следует так легкомысленно отмахиваться от Джонатана. Ведь где-то за его спиной маячит фигура Себастьяна Кросса, моего злейшего врага, а уж он-то сможет толкнуть его на что угодно. Как я уже не раз повторяла, я готова ждать от Кросса любой низости.

Александр задумчиво посмотрел на нее.

Эмили быстро подошла к Поле.

– Честное слово, Александр, Пола права. Джонатан Эйнсли, Сара Лаудер и Себастьян Кросс еще не сказали своего последнего слова. Вот увидишь.

Александр улыбнулся теплой и уверенной улыбкой.

– Да забудьте вы об этой троице. Они ничего не могут нам сделать… ни сейчас, ни в будущем. Они абсолютно бессильны.

Пола не испытывала подобной уверенности, но вслух она воскликнула, отбросив опасения:

– Ты говоришь, как истинный внук Эммы Харт. Как сказала бы бабушка, «сделано и забыто». У нас на сегодня еще полно дел. Да, Сэнди, а кого ты хотел бы поставить во главе «Леди Гамильтон»?

– Вообще-то я думал о кандидатуре Мэгги. У нее хорошая деловая голова, и с вашей помощью… – Он замолчал и посмотрел на собеседниц: – Что скажете?

– Великолепная идея, – воскликнула Эмили.

– Я целиком «за», – заявила Пола.

Глава 48

Старая детская в Пеннистоун-ройял, несмотря на несколько запущенное состояние, давала ощущение уюта и тепла. В камине гудел яркий огонь, сияли лампы, и в самом воздухе были разлиты веселье и радость.

Ранним холодным вечером в январе 1971 года Эмили сидела у окна и наблюдала, как Пола возится с детьми. Счастливая сцена, разворачивающаяся перед ее глазами, наполняла молодую женщину чувством умиления. Пола сегодня казалась такой беззаботной, и ее глаза, в последнее время неизменно настороженные, лучились смехом. На ее лице читалось ощущение вновь обретенного спокойствия, и, как всегда в обществе детей, она казалась воплощением нежности и любви.

Близнецы, которым оставался месяц до двух лет, были уже умыты и одеты ко сну. Пола держала их за ручки, и втроем они образовали кружок посреди комнаты.

– Раз, два, три! – воскликнула Пола и медленно повела их в хороводе. Чистенькие улыбающиеся детские личики сияли от радости, глазки горели. Она начала петь:

– Море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три – морская фигура на месте замри!

Все замерли, но Лорн вдруг вырвался и шлепнулся на пол, заливаясь смехом.

– Фигула! – громко кричал он. – Фигула! Фигула! – Он никак не унимался, хохоча и самозабвенно болтая в воздухе ручонками и ножками, как игривый щенок.

Тесса, не выпуская маминой руки, смотрела то на брата, то на маму.

– Гупый… – объявила она. – Олн… гупый.

Пола присела на корточки и улыбнулась внимательно глядящему на нее серьезному крохотному личику.

– Он не глупый, дорогая. Лорн счастливый. Мы все счастливые. Сегодня такой чудесный день. А теперь попробуй правильно сказать «Лорн», милая.

Тесса кивнула.

– Олн, – повторила она, еще не способная четко выговорить имя брата.

Сердце Полы разрывалось от любви. Она провела пальцем по нежной щечке девочки. Зеленые глаза дочки по цвету напоминали ей слегка разбавленный шартрез. Она подхватила Тессу на руки и принялась ее тискать, затем растрепала ее золотистые кудряшки.

– Ты такая прелесть, Тесса.

Тесса тоже обняла Полу, а потом вывернулась из ее объятий. Склонив голову набок, она заглянула в лицо матери и подставила ей вытянутые губки.

– Мама… мама, – проворковала она и зачмокала. Пола улыбнулась, поцеловала дочку и еще раз взъерошила ей волосы.

– А теперь беги и поцелуй тетю Эмили. Тебе давно пора в кроватку.

Тесса сосредоточенно зашлепала в указанном направлении. Пола смотрела ей вслед. В белой фланелевой ночнушке и голубом халатике девочка походила на ангелочка. Затем Пола повернулась к Лорну, опустилась рядом с ним на колени и принялась его щекотать. Он визжал и лягался, от всей души наслаждаясь игрой. Его звонкий смех заполнил всю комнату. Наконец Пола остановилась и привлекла его к себе. Она погладила мальчика по раскрасневшейся щечке, откинула ему со лба волосы, несколько более темные, чем у сестры, и попробовала угомонить его.

– Какая мама глупая, Лорн, не стоило так возбуждать тебя перед сном.

Он склонил головку набок и с интересом посмотрел на нее.

– Я… – сказал он. – Мама… мама. – Лорн подставил щеку под поцелуй и вытянул губы, как незадолго до того – его сестра. Таков был ежевечерний ритуал.

Пола зажала его личико между ладоней и расцеловала сына в щеку, в кончик носа и во влажный розовый рот.

– Ты такой хороший мальчик, – прошептала она и поправила воротник его пижамы. Нежность к сыну переполняла ее.

Лорн потянулся, прикоснулся к ее лицу и прижался к ней потеснее, ухватив маму за руки своими крохотными ручонками и раскачиваясь из стороны в сторону. Пола крепко держала его в объятиях, раскачиваясь с ним в такт и поглаживая его медно-рыжие волосы, ярко блестящие в свете ламп. Но через несколько секунд она нежно отодвинула его от себя, встала, подняла сына и отвела за ручку к Эмили и Тессе, которые обнимались на стуле у окна.

– Песочный Человек скоро придет, тетя Эмили, – объявила Пола серьезным тоном. – Пойдем в спальню, поздороваемся с ним?

– Прекрасная мысль, – отозвалась Эмили, взяв Тессу за руку и помогла ей спуститься на пол. – Я давным-давно не видела Песочного Человека.

Вчетвером они направились в соседнюю спальню, где на столике между двумя кроватками уже теплился маленький ночник.

– Снимайте халатики, – скомандовала Пола, – и по кроватям оба. Быстро! Нельзя, чтобы Песочный Человек ушел из-за того, что две мои куколки слишком долго копались.

Тесса и Лорн принялись возиться с поясами халатов, и Пола с Эмили пришли им на помощь. Близняшки забрались в кровати, а Пола укрыла их одеялами, подоткнула с боков и расцеловала по очереди.

– Садись, тетя Эмили, и веди себя очень-очень тихо, иначе можно спугнуть Песочного Человека, – предупредила Пола и села на стул между кроватей.

– Я буду тиха, как мышка, – прошептала Эмили, включаясь в игру, и опустилась на кровать в ногах Лорна.

– Хорошо. Я прочту вам стих про Песочного Человека, но вы оба ложитесь на бочок и закрывайте глазки.

Дети тут же послушались. Лорн засунул большой палец в рот, а Тесса обхватила ручонками белого барашка, что лежал у нее в постели, и принялась сосать его ухо.

Пола начала читать тихим голосом.

Песочный человек два крыла распахнет.
Он в больших золотых башмаках.
Придет он к тебе, лишь звезда запоет,
И заря еще так далека.
Серебряной ложечкой, что принес
В корзинке своей ночной,
Он наполнит глаза твои пылью звезд
И росой, что собрал под луной.
Ты взойдешь на корабль, средь сонных небес
Плывущий едва-едва,
И услышишь там чудеса из чудес
О драконах и волшебниках.
Так головку свою положи отдыхать.
Закрой глазки – уж ночь настает.
Ну а если ты не захочешь спать —
Песочный Человек не придет.[5]
вернуться

5

Перевод В. Титова.

87
{"b":"4947","o":1}