ЛитМир - Электронная Библиотека

— Передай мне Эрленда, — гулко откашлявшись, сказала она. Слова давались ей с трудом. — Ты можешь вытащить сестру, я — нет.

Пол решил, что эта женщина считает, что он — Бард. Мысль мелькнула и угасла. Может, она в чем-то права — часть его теперь принадлежала двойнику. Тут опять прибыло сил, и Пол передал женщине Эрленда. Мальчик к тому времени уже потерял сознание. По лицу Пола обильно струились слезы — странно, от этого на душе становилось легче. Тут он заметил, как Мелора, принявшая ребенка, замерла на пороге — распахнутая дверь уже вовсю пылала. Придерживая малыша, упрятав его лицо на своей огромной груди, она поползла к лестнице. Пол — следом за ней, на карачках, подхватив Мелисендру под мышки. Мелора громко, во весь голос, рыдала — буквально исходила в прерывистых хлюпающих воплях. Может, ей тоже это помогало?

Итак, за волосы не полупилось… Отбросив клок вырванных волос, Пол перевернул Мелисендру на живот и крепко взялся за руки. Тут его вновь посетило видение — уже из другого, прежнего мира: пожарные в касках, спасающие людей из горящих зданий. Между тем огонь разбушевался во всю мощь. Вокруг — настоящий ад. Жара нестерпима, дым удушающ, однако он все тащил и тащил Мелисендру к лестнице. Тут его на верхней ступеньке объял ужас — весь пролет уже полностью был охвачен огнем. Надсадно, со звучными хрипами дышала Мелора, она уже не говорила, а сипела. Пол увидел, как она что-то сорвала с шеи.

— Иди… иди… Я… лерони… пламя…

Пол колебался. Мелора истошно закричала:

— Ступай! Спасай ее!..

Пламя перед ним взвилось, загудело, потом разом опало, отступило. Потрясенный Пол замер от неожиданности, однако Бард, засевший в нем, воспринял способность лерони утихомирить огонь как должное. Он-то и подтолкнул Пола. Нельзя было терять ни мгновения, и Пол поволок обмякшую Мелисендру вниз по лестнице. Вверху вскрикнул маленький Эрленд у Мелоры на руках. Видно, очнулся от жара. Как только женщина начала спускаться, огонь перед ними запылал с новой силой. Она дышала надсадно, с ужасающими хрипами, Пол невольно прибавил ходу. Сам не заметил, как через занавешенную огненными языками дверь вывалился на воздух. Хватанул ртом свежий ветер. Часовой тут же принял Мелисендру, ее подхватили скопившиеся у входа женщины. Пола с размаху окатили водой из ведра. Бард все еще пытался ворваться внутрь здания, и в этот момент сверху скатились Эрленд и объятая пламенем Мелора. Бард подхватил сына, сразу передал его Варзилу, а сам начал сбивать пламя с Мелоры. Их обоих принялись поливать водой. Мелора громко стонала, лицо ее было черно от сажи, одежда местами прогорела, на коже начали вздуваться чудовищные волдыри.

— Ой, больно!.. Милостивая Аварра, ой как больно!.. Попить, — стонала Мелора. На нее вдруг напал кашель, слезы текли по щекам, смывая сажу. Кто-то протянул ей кружку воды, однако женщина не смогла ее взять. Тогда Бард принялся сам поить ее. В глазах лерони еще бушевало безумное пламя — она, по-видимому, все еще боролась с огнем. Выпив, Мелора вновь зашлась в кашле. Ее просто наизнанку выворачивало. Бард крепко обнял ее и прогонял всякого, кто пытался приблизиться. Только когда подошел мастер Гарет, она освободилась от объятий короля.

— Нет, нет, папочка, все нормально. В самом деле… Я только немного обожглась. — Женщина все еще сипела, однако уже сознавала, где она, и понимала, с кем говорит.

Джереми, осматривающий мальчика, поднялся с колен.

— Хвала богам, ребенок дышит.

И, словно подтверждая его слова, Эрленд громко расплакался, однако, поймав взгляд отца, тут же притих.

— Отец, вы пришли за мной. Это были точно вы… Я все помню… Вы никогда бы не позволили, чтобы я сгорел заживо. Я знал, что вы спасете меня.

Бард начал было оправдываться, уверять, что это был Пол. Что именно он вскарабкался по охваченной пламенем лестнице, а он, папа, не успел, его не пустили, стали уверять, что он — король… Пол слушал-слушал, потом сел рядом и заявил:

— Все верно, принц, это был твой отец. Это он вытащил тебя из огня, — потом повернулся к Барду, лицо приобрело зверское выражение, и он приказал: — Помолчи! Не путай мальчишку!.. Это ты был там. Что бы я сделал без твоей помощи? Ему еще жить да жить с тобой.

Их взгляды на мгновение встретились, и с внезапной ясностью Бард понял, что в эту секунду нечто соединяющее их в единое целое исчезло. Он вернул Пола к жизни, он вырвал его из камеры забвения, теперь тот отплатил ему спасением самой ценной жизни, какая существует на свете. Жизни сына. Пол расплатился сполна. Теперь их нельзя было считать двойниками, копиями, половинками неведомой, мистической, запредельной личности — они оба стали людьми. Не более, но и не менее того… Ну, еще, может быть, один — королем, другой — благородным рыцарем. И конечно, друзьями. Но все равно, с того момента у каждого была своя судьба, своя дорога.

Пол поцеловал удивленно поглядывавшего на него Эрленда. Наследник престола, этот недестро, никогда больше не испытает одиночества, сиротства, равнодушия. Ему будет хватать любви, и это было здорово. Это возвышало. Ради этого стоило лезть в огонь… Он откинулся на спину, заложил руки за голову, глянул в чудное розоватое небо. Бард тоже поцеловал мальчишку. Пусть даже Мелора никогда не принесет ему ребенка — она старше его, долго проработала целительницей в зараженной зоне, — все равно она подарила ему Эрленда. Неподалеку Карлина — все в той же черной рясе — хлопотала возле сестер, Мелоры и Мелисендры. У Мелисендры почему-то был вырван клок волос. Заметно… Бард вздохнул, волосы — дело наживное, отрастут… Батюшки, радость-то какая — он от них обоих освободился! Каждая из его жен нашла свое счастье: одна — с Полом, другая — став служительницей богини. Больше он никогда не встанет у них на пути. Ему еще предстоит узнать, что монахини оставят остров Безмолвия и отправятся в мир под защиту дома Варзила. В конце концов они объединятся с сестрами меченосицами в единый Орден Отрекшихся. Карлина станет одной из его основательниц. Впоследствии ее причислят к лику святых.

Но до этого еще жить да жить…

Со страшным грохотом обвалилась крыша главного корпуса, до небес взметнулось пламя. Бард долго смотрел на пепелище, потом вздохнул.

— Значит, я король без замка. Если Хастуры сейчас надавят на меня — то и без королевства. И все мое царство станет не больше отцовской вотчины. Это поместье они мне, надеюсь, оставят. Слышишь, Мелора, — обратился он к постанывающей женщине, — не хочешь ли стать моей королевой? Эй, любимая?..

Она в ответ улыбнулась. Тогда Бард встал, обратился к Варзилу:

— Ваи дом, как только раненым будет оказана помощь, я улучу минутку и подпишу договор. И с тобой тоже, Джереми. На тех же условиях…

Тот согласно кивнул. Бард подошел к Мелоре, сел рядом, поцеловал ее в губы:

— И королеву короную…

110
{"b":"4949","o":1}