ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наемник
Москва и жизнь
Настоящая охота. Лучшие рассказы со всего мира
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Потерянные девушки Рима
Беглец/Бродяга
Четвертая обезьяна
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Стеклянная ловушка

После долгой паузы Джереми наконец выговорил:

— У каждого своя судьба. Бард, мне ненавистна сама мысль просить тебя об этом, но я не в состоянии ходить — положи тело Белтрана на седло, чтобы я смог доставить его в замок. Если бы со мной был слуга или солдат, я бы не просил тебя…

— Конечно, зачем тебе свидетель твоего предательства.

— Ты все еще веришь в это? — вглядываясь в лицо Барда, спросил Джереми. — Я приложил столько сил, чтобы убедить Белтрана помириться с тобой. Я тебе не враг, Бард. Все, хватит смертей! Ты и меня хочешь убить?

Бард знал, что погубить Джереми ему ничего не стоит. Калеку? Безоружного ларанцу? Раз плюнуть! Но зачем? Он отрицательно покачал головой. Ни слова не говоря, поймал лошадь Белтрана, подвел ее к мертвому телу, уложил его на седло, затем крепко привязал.

— Сам-то ты сможешь сесть в седло, Джереми?

Джереми наклонил голову. Он избегал взглядов Барда. Он неохотно принял помощь сводного брата — тот легко закинул его в седло. Джереми вдруг начал бить озноб. Колотило так, что зубы застучали. Неожиданно глаза сводных братьев встретились. Посмотрели друг на друга и отвели взгляды. Что тут скажешь? Джереми перебрал поводья, подобрал уздечку коня Белтрана, выехал на дорогу и повернул в сторону замка. Так же молча наблюдал за ним Бард. Когда Джереми скрылся из виду, он оседлал своего коня и, выехав на дорогу, направился к границе. За весь короткий путь ни разу не оглянулся.

Не мог заставить себя…

Часть вторая

«Киллгардский волк»

1

За полгода до истечения срока изгнания Бард мак Фиана, прозванный Киллгардским Волком, получил известие о смерти короля Одрина. Теперь он мог вернуться на родину.

Послание нашло его в Хеллерах, в маленьком королевстве Скаравел, столицу которого, Святой Утес, в ту пору осаждали разбойничьи шайки, пришедшие из-за Алардина. Спустя несколько дней после того, как осада была снята, Барду ди Астуриену вручили письмо.

Спустя три года после смерти принца Белтрана королева Ариэль родила стареющему королю второго сына, которого назвали Валентином в честь знаменитого святого, чей монастырь прятался высоко в горах. После смерти Одрина Валентин был провозглашен королем, и Ариэль благоразумно пригласила с Валеронских равнин своих родственников, чтобы малолетний сын ее смог удержаться на троне. Замок тут же заполнили жадные до чужого добра иностранцы. Мало того, в дело вмешался Джереми Хастур, чья мать являлась двоюродной сестрой короля Одрина. Он заявил, что в прежние времена, когда правила династия Хастуров, все эти земли находились под единым управлением и тогда, мол, во всей стране царили мир и порядок. Стало быть, и теперь пора объединить мелкие государства под эгидой Хастуров.

Дом Рафаэль писал сыну:

«Я никогда не преклоню колени перед Хастурами. Вот что я предлагаю — и считаю, это дельная идея, — Аларик, мой законный наследник, имеет право унаследовать земли Одрина после Валентина. Сын мой, пришла пора возвращаться и помочь мне вырвать Аларика из-под опеки Джереми. Твой брат должен взойти на престол, иначе страна погибнет в позоре и смуте».

Бард прочитал послание в караульном помещении Скаравела. Так и не успел снять латы — письмо ему вручили, как только снял шлем. Эти семь лет он провел в наемниках — сначала простым воином, потом капитаном. Так и кочевал со своим отрядом по крохотным королевствам. Слава о нем — о Киллгардском Волке — распространилась по всем горам, добралась и до равнин за рекой, даже до Валеронских равнин. Все эти годы были заполнены бесконечными стычками, боями, сражениями, он уже рассчитывал на скорый отдых, однако письмо перевернуло ему душу. Впереди его опять ждали битвы — будет ли им конец? Обязательно будет, и, когда наступит мир, он займет заслуженное почетное место при дворе короля Астуриаса.

Бард хмуро глянул на гонца и спросил:

— Отец больше ничего не просил передать? Может быть, на словах, с глазу на глаз.

— Нет, ваи дом.

Значит, от жены нет никаких новостей, решил Бард. Неужели Джереми набрался наглости и женился на Карлине? Все-таки непонятно, почему он так осмелел, что даже решился посягнуть на трон Астуриаса. Это могло случиться только в том случае, если бы он женился на дочери прежнего короля. Все, что было сказано о правах древних Хастуров, пустая брехня, об этом вам каждый конюх скажет. Джереми не так уж глуп, чтобы верить дедушкиным сказкам…

— Господин, леди Джерана просила передать вам весточку, — неожиданно подал голос посланец. Бард удивленно глянул на него. — Она приказала сообщить, что домна Мелисендра шлет вам привет и пожелание доброго пути домой. От себя и от вашего сына Эрленда.

Бард хмуро глянул на гонца, и тот вздрогнул.

Он совсем забыл Мелисендру, даже черты лица припомнил с трудом — осталось в памяти хныканье, пышная грудь. В общем, она была пухленькая — это точно. Первая в длинной череде женщин, прошедших через его руки за эти годы. И детишек у него, должно быть, теперь немало — разбросаны по многим королевствам… Он как-то не следил за этим. Правда, недавно он выделил небольшую сумму кочующей с отрядом женщине — сердце тогда дрогнуло, уж очень сильно ребенок напоминал его самого в детстве. Кроме того, она стирала ему, готовила пищу — куда вкуснее, чем из общего котла, — подстригала волосы. Одним словом, вела хозяйство. Услышав последнюю новость, Бард с неприязнью подумал о Мелисендре. Тихая, скромная плутовка! Как мышка… И плакала так же. В тот день он в последний раз воспользовался своим даром — может, потому и вспоминал о том приключении с нескрываемым отвращением. С той поры ему претила сама мысль о том, чтобы с помощью ларана уложить женщину в постель. Конечно, Мелисендра была невинна и, вероятно, так испереживалась, глупая девчонка, что не нашла ничего лучше, как открыться леди Джеране. Бард представил, как в тот миг рассвирепела леди Джерана, но, как всякая умная женщина, она решила не торопить события. Рассчитала верно… Бард с досады ударил кулаком по ладони — гонец из Астуриаса опять вздрогнул и заморгал, однако выйти из караулки не решился. Киллгардский Волк даже не глянул в его сторону.

Все-таки мачеха достала его! Недаром Бард с детства боялся Джерану; мрачнел, когда она вдруг ласково говорила с ним, с великой осторожностью принимал от нее подарки. И объяснить не мог, почему робел и злился. Особенное ее нерасположение к себе почувствовал, когда маленький Аларик потянулся к старшему брату, — вот тут леди Джерана дала волю своей антипатии к пасынку. По-видимому, она убедила Мелисендру сохранить плод и, когда родился мальчик, вероятно, долго потирала руки.

Уж с кем-кем, но с Мелисендрой Барду встречаться совсем не хотелось. Одной этой причины было вполне достаточно, чтобы не возвращаться в Астуриас. Нельзя сказать, что Бард и к ребенку ощущал неприязнь — совсем наоборот, это было не так уж плохо — иметь сына от матери из благородной семьи. Его, конечно, и воспитывали как родовитого недестро. Мальчику, должно быть, лет шесть. Достаточно большой, чтобы начать заниматься с преподавателями. Прежде всего фехтованием и борьбой. В этом деле очень важны навыки, полученные в детстве. Тогда и приемы лучше запоминаются, привыкаешь действовать инстинктивно. Интересно, как отнесся отец к появлению нежданного внука? Судя по сообщению, вполне официальному, — а гонец обязан передавать все слово в слово — вполне благосклонно. Бард мог себе представить, как мальчик относится к отцу. Наверное, впитал к нему ненависть с молоком матери. Нет, такой сын ему не нужен. Он сам должен воспитать ребенка и зачать его не от этой смазливой полногрудой сучки. Несомненно, к воспитанию этого… как его, Эрленда, приложила руку и мачеха.

Да, Джерана сейчас ликует. Этим сообщением она в первую очередь хотела показать, что о его шашнях с Мелисендрой известно всем. Не составляет тайны и имя отца ребенка — Бард издали разглядел, как довольно усмехается мачеха. Ну-ка, пасынок любезный, недестро чертов, разберись-ка со своим ублюдком. Откажешься от него? Как теперь откажешься, если он до шести лет в замке воспитывался. Значит, усыновляй? Но в этом случае встает вопрос о статусе Мелисендры. Ох, стерва!..

38
{"b":"4949","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девочка, которая спасла Рождество
Шум пройденного (сборник)
Вторая половина Королевы
О чем молчат мертвые
Ничего личного, кроме боли
Неделя на Манхэттене
Белое безмолвие
Любовь, опрокинувшая троны
Корабль приговоренных