ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
И снова девственница!
Детский мир
Метро 2033: Логово
Эффект Марко
Карантинный мир
Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть третья
Поцелуй обмана
Хищник
Сближение

«Жаль только, что братика здесь нет. Мне очень хотелось повидаться с ним… Ему уже семь лет… Он бы порадовался вместе со мной…»

В назначенный момент Бард в сопровождении подталкивающих его Белтрана и Джереми выступил вперед. Карлина уже стояла возле трона по правую руку от отца. У Барда внезапно заложило уши, он едва слышал, что говорил король:

— Бард мак Фиана[8], называемый ди Астуриен. Ты, которого я назначил знаменосцем, подойди сюда. Я, божией милостью король Астуриаса Одрин, призвал тебя сюда, чтобы совершить обряд обручения с моей младшей дочерью, леди Карлиной. Ответь, Бард, по доброй ли воле ты принимаешь ее руку? Желаешь ли ты стать членом королевского дома?

К своему удивлению, Бард ответил громко, без всякого смущения или робости. Вот и хорошо, теперь никто не заметит, что он весь дрожит. Тут он сказал себе — это как в битве, пора взять себя в руки.

И взял…

— Ваше величество господин мой, все, что бы я ни сказал здесь, что бы ни совершил, все творится по моей доброй воле, по моему согласию и желанию угодить вашему величеству.

— Тогда, — объявил король и взял в левую руку пальцы Барда, — я приказываю тебе соединить свою руку с рукой дочери моей и обменяться с ней клятвами верности. Да свершится это на глазах всех собравшихся здесь!..

Бард почувствовал, как тоненькие пальчики Карлины коснулись его руки, покрепче ухватил их. Удивительно, пальцы были холодны как лед и мягкие, словно без костей.

Невеста не смела поднять на жениха глаз.

— Карлина, — обратился к ней Одрин, — согласна ли ты взять в мужья этого человека?

Та пробормотала что-то невразумительное — Бард даже не понял, что именно. Наверное, формулу формального согласия. Он облегченно вздохнул — слава Богу, — не отказала.

Жених наклонился и, как требовал обычай, поцеловал ее в подрагивающие губы. Девушку заметно трясло. Небесный огонь! Неужели она так боится его? Он уловил цветочный, веселящий душу запах ее волос, на лице была косметика. Отодвигаясь, Бард щекой коснулся шершавого кружевного воротника. Ну, подумал он, баб у меня было достаточно, но вот такой дамы никогда. Это ничего, что ее всю трясет от страха, в его объятиях она быстро успокоится. Так было всегда. Сейчас Карлина разодета как кукла, но голые они все одинаковы. И все равно, сама мысль о том, что теперь Карлина принадлежит ему, кружила голову. Он почувствовал легкую слабость в ногах. Каково! Кто теперь посмеет кинуть ему вслед — у-у, проклятое отродье!.. Карлина — его жена… Его собственность!.. Ему сжало горло, и он с трудом выговорил условленные слова:

— Перед лицом собравшихся здесь родственников клянусь взять тебя в жены, Карлина, нежно любить и заботиться о тебе всю жизнь.

Теперь пришла очередь Карлины, однако он едва смог услышать ее:

— Перед… лицом собравшихся родственников клянусь выйти замуж… — И как он ни пытался, так и не смог расслышать собственное имя.

Чертова королева, встревоженно подумал Бард, Зандру ее забери со всеми интригами. Надо было сегодня же играть свадьбу и разделить ложе, тогда бы все пошло своим путем. Карлина быстро распрощалась бы со своими страхами. Юноша сжал челюсти, унял дрожь в руках. Никогда он так сильно не мечтал о женщине. Ни о какой другой, только о своей жене, с которой он только что был обручен. Он невольно сжал ее руку и тут же почувствовал, как она пытается высвободить ее.

Король Одрин объявил:

— Теперь вы единое целое.

Бард неохотно выпустил пальцы невесты. Затем они отпили вино из поднесенного к их губам кубка. Все, теперь Карлина официально считалась его женой. Теперь даже король Одрин не мог изменить этого. В этот момент юношу словно кольнуло, чем-то зловещим и тусклым повеяло из будущего, словно до сих пор улыбавшаяся судьба вдруг сменила милость на гнев. Словно и ее наконец замутило облако ненависти, которую испытывали к нему его мачеха и новоявленная теща, королева Ариэль. Предощущение тревоги разделило их, Барда и Карлину… «Черт бы побрал всех женщин! Ну их к дьяволу — всех, кроме Карлины!..»

…Белтран заключил его в объятия, шепнул на ухо: «Теперь ты на самом деле стал мне братом», — и Бард, раньше ощущавший, что Белтран, случалось, ревновал его к Джереми, завидовал их близости, догадался, что принц счастлив. Теперь узы, связывающие сына короля и его зятя, стали куда крепче, чем дружба, пусть даже она началась в детстве. Белтран и Джереми стали побратимами, обменялись кинжалами — это случилось еще в мальчишеском возрасте. А вот с ним, с обидой подумал Бард, никто не хотел побрататься, назвать бредином; слишком велика честь для незаконнорожденного… Ладушки, теперь все, конец!.. Теперь он зять короля, обрученный супруг Карлины. Зять наследного принца Белтрана — это тоже кое-что значит. Эта связь прочнее побратимов. Бард расправил плечи, вскинул голову — теперь он имеет на это право. Юноша искоса глянул в одно из зеркал, украшавших зал, и отметил про себя, что с первого взгляда видно, как в нем прибавилось важности и благородства. Так-то вот…

Позже, когда заиграла музыка, он первым вывел Карлину в круг. Танцевали парами, партнеры то сходились, то расходились, то кружили в парах, и после очередной фигуры, завершавшейся поклоном кавалера, дама опять протягивала ему пальчики. С каждым движением Барду казалось, что Карлина уже менее дичится и не так резко, как вначале, вырывает руку. Джереми танцевал с одной из фрейлин королевы, очень молоденькой — рыжеволосой девушкой по имени Джиневра. В детстве она была подругой Карлины, а теперь стала фрейлиной Ариэль. В этот момент у Барда мелькнула мысль, что Джереми спит с Джиневрой. Действительно, друг проводит с ней столько времени… Или, может, дело идет к этому. В таком случае Джереми просто глупец. Бард всегда относился к девушкам из хороших семей несколько настороженно — потому, может, никогда и не заглядывался на них. Эти особы слишком требовательны, слишком щепетильны и высокомерны. Они любят, когда за ними ухаживают, клянутся в вечной любви и преданности. Что хорошенькие, что дурнушки… Хорошенькие даже более опасны — обещают многое, а одаривают куда как скудно. Та же Джиневра, например, — плоская как доска. Чем она может привлечь внимание мужчины? Тут юноша спохватился — странные мысли лезут в голову, когда он танцует с Карл иной!..

А о чем же еще думать, мрачно решил Бард, провожая Карлину к буфету, если ему целый год не видать ее тела как своих ушей. Черт побери, зачем ее мать настояла на подобном условии?!

Увидев предложенный ей бокал, Карлина отрицательно покачала головой.

— Спасибо, что-то не хочется, Бард. Мне кажется, тебе тоже достаточно, — рассудительно заметила она.

Неожиданно юноша выпалил:

— Твой поцелуй куда слаще, чем свежее пиво. Как бы я хотел получить его!

Карлина глянула на него с удивлением и замешательством. Затем ее губы дрогнули в легкой улыбке:

— Бард, я никогда не слышала от тебя подобных речей. Неужели ты брал уроки галантности у нашего кузена Джереми?

Юноша смутился:

— Мне трудно судить, что такое галантность. Прости, Карлина, я что-то не понимаю — ты хочешь научить меня лести? Боюсь, что я на это не способен, да и не хочется тратить время на подобную чушь.

Карлина ясно почувствовала то, что Бард недоговорил: «Джереми еще ничего не добился, ничего не умеет, кроме умения весело болтать с дамами, а туда же — в учителя…»

Карлине в этот момент вспомнился день, когда она впервые увидела Барда. Это случилось три года назад. Перед ней предстал мрачный парень — деревенщина неотесанная. Вести себя не умел и отвечал односложно, грубо, глядел исподлобья, не хотел принимать участия в играх. Потом, правда, несколько освоился… Но уже тогда Бард был выше не только своих родственников, но и многих мужчин. Учение его не занимало, кроме занятий фехтованием — оружие он уже тогда любил, и более всего ему нравилось убегать в караулку и слушать там рассказы ветеранов о стычках, боях, сражениях. Никому из их компании он не понравился, однако Джереми объяснил, что парень совсем одинок и многое пережил, так что следует быть с ним помягче и как-то вовлекать его в игры.

вернуться

8

Мак — приставка перед именем матери в фамилии бастарда.

7
{"b":"4949","o":1}