ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Одному технику с матриксом это не под силу, — согласился Эллерт. — Но, имея в своем распоряжении один из огромных матриксных экранов, они могут взорвать ядро планеты, если осмелятся.

«Неужели Дамон-Рафаэль рискнет уничтожить земли, власти над которыми он добивается?» — кричал его разум. Но суровая действительность подсказывала ответ.

Дамон-Рафаэль не постесняется продемонстрировать свою силу на той части мира, которая ему не нужна. Он может пожертвовать частью ради целого, а после этого никто не рискнет противостоять ему.

Скатфелл мог лелеять мстительные замыслы и стремиться занять место своего брата, но сейчас игру вел Дамон-Рафаэль. Скатфелл хотел править в замке Алдаран, а не разрушить его.

Через брешь в стене до них доносились крики и шум внизу. Долг обязывал Эллерта быть там.

— Я должен пойти туда и посмотреть, цел ли Донел, — торопливо сказал он, целуя Кассандру. Проходя по коридору, юноша снова ощутил слабое дрожание пола под ногами. Отголоски прежнего землетрясения или начало нового? Ладно, Кассандра сумеет предупредить женщин без его помощи.

Когда Эллерт вышел во двор, его взору предстала картина невероятного хаоса. Одна из надворных построек оказалась полностью погребена под рухнувшими останками башни. Двенадцать человек и вчетверо большее количество животных погибли в руинах; многих смело обвалом. Дом Микел стоял там, тяжело опираясь на руку Донела. Он был в ночном халате, отороченном мехом, лицо посерело, щеки ввалились. Эллерту показалось, что лорд выглядит на двадцать лет старше, чем прошлым вечером. Старик держался за своего приемного сына, осторожно пробираясь через завалы, преграждавшие путь. Когда он увидел Эллерта, тонкие губы растянулись в пародии на улыбку:

— Благодарение богам, родич. Я боялся, что ты и твоя леди рухнули вместе с башней и разбились насмерть. Леди Кассандра цела? Что, во имя всех демонов Зандру, они сотворили с нами на этот раз? Понадобится полгода, чтобы разобрать этот хаос. Половина молочных животных убита; этой зимой дети останутся без молока.

— Я еще точно не знаю, что произошло, — спокойно ответил Эллерт. — Но мне нужно собрать всех мужчин и женщин, способных пользоваться матриксом, и организовать оборону. Боюсь, мы слишком плохо подготовлены к военным действиям такого рода.

— Ты уверен, брат? — спросил Донел. — Ведь раньше в горах тоже случались землетрясения.

— Это было не землетрясение. Я так же уверен в этом, как если бы Дамон-Рафаэль стоял сейчас передо мной и радовался делу своих рук!

Дом Микел опустился на колени рядом с телом погибшего слуги, чьи переломанные ноги наполовину высовывались из-под огромного каменного блока, упавшего на него сверху.

— Бедный малый, — произнес он. — Но, по крайней мере, его смерть была быстрой. Боюсь, те, кого завалило в конюшнях, приняли более ужасный конец. Донел, пусть стражники похоронят мертвых; сейчас Эллерт больше нуждается в твоем присутствии. Я пришлю к вам всех, кто обладает лараном, если от этого будет хоть какая-то польза.

— Теперь мы не можем собраться в башне, — мрачно сказал Эллерт. — Лорд Алдаран, нам нужно найти помещение, изолированное от эмоций тех, кто расчищает руины.

— Соберитесь в оранжерее на женской половине. Может быть, тишина и соседство цветущих растений создадут для вас подходящую обстановку.

Когда они с Донелом вошли в замок, Эллерт снова ощутил мелкую вибрацию пола и снова задумался о том, что же произошло на самом деле. Его обдало ужасом при воспоминании о том, как Кассандре едва удалось избежать гибели под обломками башни.

— Если бы здесь были наши друзья из Трамонтаны, они бы разобрались, как справиться с этой напастью, — пробормотал Донел.

— Я рад, что их здесь нет, — отозвался Эллерт. — Нельзя втягивать Башни в войну.

Когда они вошли в оранжерею, солнце только начало пробиваться из-за облаков. Его спокойное сияние, свет от солнечных отражателей, разливавшийся повсюду, слабая сырость, к которой примешивался приятный запах цветов и лекарственных трав, странно контрастировали с ужасом, исходившим от собравшихся здесь мужчин и женщин. Здесь были не только Кассандра, Рената, Маргали и Дорилис, но две-три женщины, незнакомые Эллерту, и полдюжины мужчин. Каждый из них имел матрикс, хотя Эллерт сознавал, что лишь некоторые из них имеют незначительные таланты и могут открыть матриксный замок или управлять игрушками вроде планеров. Через некоторое время пришел и сам дом Микел.

Эллерт взглянул на Кассандру. Она работала в Башне дольше, чем он, и, возможно, обладала большим опытом. Он был готов передать ей руководство в проведении поиска, но она покачала головой:

— Тебя учили в Неварсине. Ты лучше меня можешь справиться со страхом и замешательством.

Эллерт не был в этом уверен, но согласился с женой и обвел взглядом лица собравшихся в оранжерее.

— У меня нет времени проверять вас поодиночке и определять уровень вашего мастерства. Мне придется доверять вам. Рената, ты четыре года работала Наблюдающей. Ты должна окружить нас охранным заклятием, ибо сейчас мы откроемся перед теми, кто пытается разрушить замок и уничтожить всех его обитателей. Я собираюсь выяснить, какое оружие они используют против нас и можно ли найти какую-нибудь защиту от него.

Он снова посмотрел на людей, разделявших с ним частицу силы, великого дара Доменов. Неужели все они состоят в отдаленном родстве с древними богами, будучи тем или иным образом связаны с генетической программой, изобретенной наследниками Хастура и Кассильды? Или все люди обладают этой силой, дремлющей в их крови? До сих пор ему приходилось полагаться только на равных себе, на близких родичей. Теперь его судьба находилась в руках простолюдинов, и это тревожило его. Эллерт боялся доверять им, но у него не оставалось выбора.

Сначала он связал свой разум с Кассандрой, затем с Донелом, потом начал поочередно присоединять других участников круга, улавливая при этом их эмоции. Страх, гнев, отчужденность, стеснение, вызванное необычной обстановкой… Дорилис вошла в контакт, и он болезненно ощутил ее ярость, направленную на нападавших. Потом погрузился в объединенное осознание и потянулся вовне, направляя луч поиска…

Казалось, прошло очень много времени, прежде чем связь распалась. Эллерт поднял голову; его лицо окаменело от напряжения.

— Они используют против нас не природный самоцвет, а искусственный матрикс, специально выращенный техниками из Башни. С помощью своего устройства они могут изменять уровень естественной вибрации горных пород, на которых стоит замок.

Приложив руку к стене, он ощутил слабую дрожь, отражавшую сотрясения в недрах горы.

Дом Микел был небрит; его лицо под неопрятной седой щетиной имело мертвенно-бледный оттенок.

— Они сровняют замок с землей, — пробормотал он. — Никого не останется в живых. Неужели нет никакой защиты, Эллерт?

— Не знаю. Даже вместе мы вряд ли сможем противостоять матриксу такого размера. Мы можем наложить связующее заклятье на толщу скал под нами. Не знаю, удержится ли оно. Наших объединенных сил может не хватить, похоже, это единственная надежда.

Дорилис вскочила на ноги. Она пришла в оранжерею, не позаботившись о приличиях, одетая лишь в длинную ночную рубашку и домашние туфли. Распущенные волосы тяжелой медной волной падали ей на плечи, сверкая рыжеватыми искорками.

— Я придумала кое-что получше! — воскликнула она. — Я могу разбить их заклятье, правда, отец! Донел, пошли со мной!

Находясь в каком-то оцепенении, Эллерт смотрел, как она вышла из комнаты. В группе мужчин и женщин, присоединившихся к матриксному кругу, послышался шепот: «Королева бурь».

— Это она, наша волшебница, наша маленькая леди. Она может вызвать бурю и отправить в преисподнюю всех лиходеев, что собрались внизу.

Эллерт снова воззвал к дому Микелу.

— Мой лорд… — начал он.

Старый лорд Алдаран медленно покачал головой:

— Я не вижу другого выхода, родич. Или это, или немедленная капитуляция.

86
{"b":"4951","o":1}