ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
7 красных линий (сборник)
Убыр: Дилогия
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Список заветных желаний
Американские боги
Боевой маг. За кромкой миров
Рунный маг
Вверх по спирали
Неоконченная хроника перемещений одежды
A
A

«Так ты пугаешь меня уже сорок лет, Раскард, но у тебя нет ничего, что мне было бы нужно, кроме твоей мерзкой жизни. Побереги здоровье, и я повешу тебя рядом с твоим сынком на самой высокой башне Врат Сторна».

Первым побуждением Раскарда было ответить ему всей силой ларана[8], но Аларик-то был в руках врага. И тогда, взяв себя в руки и пытаясь сохранять спокойствие, герцог продолжил торг:

«Разве ты не хочешь получить выкуп за моего сына? Назови свою цену, и клянусь, я уплачу ее не торгуясь».

Он почувствовал, каким злорадством повеяло от Ардрина, враг явно ждал услышать это.

«Я обменяю его на тебя, — ответил он. — Приходи и добровольно сдайся мне до завтрашнего вечера, тогда Аларик, если к тому времени он еще будет жив, или его тело, если он умрет, будут выданы твоим людям».

Раскард понимал, что этого следовало ожидать. Но Аларик был молод, а он уже прожил долгую жизнь. Аларик мог жениться, восстановить клан и герцогство. Не долго думая, он ответил:

«Согласен. Но только если он будет жив, если же он умрет в твоих руках, я сожгу Врата Сторна и тебя вместе с замком клингфайром»[9].

«Нет, отец! Только не такой ценой! — Это был крик Аларика. — Я так долго не проживу и не хочу, чтобы ты принял из-за меня смерть!»

Раскард ощутил, с каким трудом пробился голос сына, и почувствовал, как кровь истекает из его вен. Затем Аларик отключился от телепатического контакта. Однако нельзя было понять: умер он или потерял сознание.

В оранжерее повисла тишина, а вдогонку несся очередной злобный крик Сторна:

«Ты опять, как жулик, ускользнул от моей мести, старый пес Раскард! Ведь это не я проторговал его у смерти. Если ты хочешь отдать свою жизнь в обмен на его тело, я честно обставлю эту сделку…»

«Честно? И у тебя еще язык поворачивается произносить это слово, Сторн?»

«Конечно, ведь я — не Хамерфел. А теперь убирайся! И не вздумай больше соваться во Врата Сторна! Даже мысленно! Пошел! Пошел вон!»

Эрминия распростерлась на ковре и рыдала, как ребенок. Раскард Хамерфел сидел, качая головой. Опустошенный и разбитый, он впал в оцепенение. Неужели кровная вражда кончилась такой потерей?

2

Сорок дней траура подошли к концу. На сорок первый день на извилистой горной дороге, ведущей к замку Хамерфел, появился караван путников. Их радушно приняли в замке, поскольку выяснилось, что это прибыл родственник умершей жены герцога. Раскард, чувствуя себя несколько неловко в присутствии образованного и щегольски одетого городского жителя, принял его в Большом Зале, приказав подать вина и легкие закуски.

— Прошу прощения за столь скромное угощение, — сказал он, услужливо предлагая гостю присесть, — но до вчерашнего дня мы носили траур и до сих пор не оправились от утраты.

— Я приехал не ради пирожных и вин, родственник, — произнес Ренато Лейнье, кузен из южных земель, родственник Хастуров. — Ваша скорбь — это скорбь для всей нашей семьи, Аларик был моим родственником. Но я приехал забрать с собой дочь моего родственника — лерони Эрминию.

Ренато посмотрел на герцога. Если он рассчитывал увидеть старого, сломленного обстоятельствами человека, готового вскоре последовать за собственным сыном и передать таким образом Хамерфел в руки пришлых наследников, то он здорово просчитался. Сидевший перед ним мужчина скорее стал сильнее, замкнувшись в гневе и гордости. Это был дееспособный полководец, уже на протяжении многих лет командовавший войсками Хамерфела. Любой, даже самый малый его жест, любое сказанное им слово излучали энергию; Раскард Хамерфел не был молод, но и не походил на старую развалину.

— Почему вы решили забрать Эрминию именно сейчас? — спросил герцог, чувствуя, что вопрос этот мучает его, как заноза. — Она прекрасно себя чувствует в моем доме. Это ее дом. Она последнее, что хранит для меня память о сыне. Я предпочел бы ввести ее в свою семью на правах дочери.

— Это невозможно, — ответил Ренато. — Она больше не ребенок, а девушка на выданье. Ей скоро исполнится двадцать, а вы не настолько стары, чтобы быть при ней нянькой. — До этого самого момента он действительно полагал, что Раскард уже достаточно стар, чтобы не компрометировать жившую у него молодую девушку. — Ваше проживание под одной крышей грозит скандалом.

— Воистину нет ничего более зловредного, чем добропорядочный мужчина, если только это не добропорядочная женщина, — с негодованием ответил Раскард, лицо его пылало гневом. При всей справедливости этой поговорки раньше он никогда не задумывался над ее смыслом. — Она с детства была подругой моего сына, и за все годы, прожитые здесь, у ней не было недостатка ни в няньках, ни в дуэньях, ни в подружках, ни в гувернантках. Они могут вам подтвердить, что за это время мы и двух раз не оставались наедине, за исключением того дня, когда она доставила мне трагические известия о смерти моего сына, а с тех пор, можете поверить, наши головы были заняты совершенно другим.

— Я и не сомневаюсь, что все было именно так, — вкрадчиво произнес Ренато, — но даже в этом случае — Эрминия достигла брачного возраста, а пока она живет в вашем доме, соблюдая девичество, ей трудно найти мужа, равного ей по положению; или же вы хотите унизить ее, выдав замуж за какого-нибудь худородного приятеля или слугу?

— Ничего подобного, — резко возразил герцог. — Я собирался выдать ее замуж за собственного сына, если бы ему довелось прожить чуть больше.

Наступило неловкое, а для герцога — даже горькое, молчание. Но Ренато не сдавался.

— О, если б это было уже свершившимся фактом! Но при всем моем уважении к вашему сыну, теперь она не может выйти замуж за мертвого. Вот поэтому ей следует возвратиться в семью.

Раскард почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, но он был слишком горд, чтобы показать это. Не в силах долее скрывать глубокое горе, он перевел взгляд на стены, на которых было развешано оружие.

— Теперь я остался совсем один. Дом Сторнов может праздновать триумф, ибо во всей Сотне Царств, кроме меня, нет больше ни мужчины, ни женщины, в ком текла бы кровь Хамерфелов.

— Но вы еще не старый человек, — возразил Ренато, стараясь попасть в тон ужасному одиночеству, сквозившему в голосе Раскарда. — Вы можете жениться и народить дюжину наследников.

Герцог знал, что слова Ренато были правдой, хоть это и разрывало его сердце. Взять в дом чужую женщину и ждать рождения детей, ждать, когда они повзрослеют, все время рискуя их потерять в результате непрекращающейся кровавой междоусобицы… Нет, возможно, для чего-то он еще не стар, но для этого стар определенно.

Да, но что оставалось делать? Позволить Сторнам торжествовать, зная, что, когда они вслед за сыном убьют и его самого, не останется никого, кто смог бы отомстить за его смерть… знать, что и сам Хамерфел перейдет в руки Сторнов и во всей Сотне Царств не останется ни одного представителя рода Хамерфелов?

— Да, жениться мне необходимо, — произнес он, переживая момент безнадежного отчаяния. — Какой брачный выкуп вы хотите за Эрминию?

Эти слова шокировали Ренато.

— Я вовсе не это имел в виду, мой господин. Эрминия вам не ровня, она — простая лерони в вашем доме. Это невозможно.

— Если я собирался женить на ней своего сына, то как смеете вы заявлять, что она мне неровня? Если бы я ее презирал, то мысль о подобном браке никогда бы мне и в голову не пришла, — настаивал Раскард.

— Но, мой господин…

— Эрминия в том возрасте, когда уже может рожать детей, а у меня нет оснований подозревать ее в нецеломудрии. Однажды я уже женился в расчете на союзников, которых могло дать мне благородное родство, и где они теперь, когда сын мой мертв? Вот поэтому сейчас мне нужна лишь здоровая молодая женщина, а к Эрминии я привык, как к подруге моего сына. Она мне подходит гораздо больше, чем кто бы то ни было, к тому же мне не придется привыкать к прихотям нового человека в доме. Назовите цену выкупа, я дам ее родителям все, что нужно, согласно нашим обычаям.

вернуться

8

Психокинетические способности.

вернуться

9

Клингфайр — горючая смесь, подготовляемая с помощью ларана.

3
{"b":"4954","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Армада
С неба упали три яблока
Идеальная няня
Hygge. Секрет датского счастья
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Душа моя Павел
Выбери себя!
Охотник на вундерваффе