A
A
1
2
3
...
14
15
16
...
51

Механический голос произнес:

— Вы говорили, что у вас для нас есть пятеро.

— Пятый — один из наших, — ответил капитан мехаров. — Он позволил пленникам обезоружить себя и воспользоваться его оружием. Второй охранник, как полагается в таких случаях, решил не дожидаться суда на мехаре и покончил с собой. Но обычно мы оставляем выбор, и этот предпочел запродаться к охотникам в качестве дичи. Деньги за него получат родственники на мехаре, так что он свободен от всех обязательств и волен попытать счастья.

— Мы всегда рады получить для охоты мехара, — проговорил механический голос. — И вновь повторяем свое, на наш взгляд — выгодное, предложение принимать ваших приговоренных к смерти преступников в качестве дичи.

— А мы повторяем, — ответил мехар за пультом, — что честь не позволяет нашему народу отправлять к охотникам преступников. Что касается охранника, то тут случай особый, он оказался побежденным в бою, должен был погибнуть, но… Что ж, если он предпочитает умереть от ваших рук, пожалуйста.

— Мы восхищаемся вашим кодексом чести, — проговорил механический голос. — На сей раз мы предлагаем вам десять процентов сверх нашей обычной цены, и, если вас это устраивает, можете высаживать пленников немедленно.

— Это нас вполне устраивает, — подтвердил мехар, но внимание Дэйна переключилось на Райэнну, которая тихонько ахнула.

— Охотники! — прошептала она. — Так все-таки они существуют! Шанс спастись? Да. Но Боже мой! Что это за шанс!

Дэйн заерзал в своем кресле, но не успел он что-либо сказать Райэнне, как мехар подошел к ним.

— Пленники, — сказал он негромко, — вам предоставляется шанс спастись или умереть с честью. Все зависит от вас. Своим поведением вы доказали, что слишком храбры и слишком мужественны, чтобы быть проданными в рабство. Поэтому для нас лестно и приятно предоставить вам право выбора. Не надо бояться. Сейчас вам дадут некоторую дозу безвредного усыпляющего газа, чтобы по дороге к охотникам вы случайно не нанесли себе увечий. Позвольте мне поздравить вас и пожелать вам спастись или найти кровавую, но достойную смерть.

6

Когда дурман анестезирующего газа в мозгу Дэйна рассеялся, он обнаружил, что лежит рядом с Райэнной на застеленной шелком постели. На точно такой же койке оказалась и Даллит, а Аратак устроился на полу. Едва лишь Марш поднялся, могучий человек-ящерица потянулся, зевнул и тоже сел. Он оглянулся, и его глаза встретились с глазами Дэйна.

— В одном разбойники нам точно не соврали, — произнес Аратак. — Нас доставили сюда в целости и сохранности. А как, интересно, обстоит дело с женщинами?

Дэйн наклонился над Райэнной, грудь которой размеренно вздымалась и опускалась, как это бывает у спящего человека. Даллит же, очнувшись, начала в испуге озираться вокруг, но, увидев Дэйна, успокоилась и даже улыбнулась.

— Ну вот, мы снова все вместе, — проговорил Дэйн.

Комната, в которой оказалась четверка пленников, была огромной, с высокими потолками и колоннами, с выкрашенными в терракотовый цвет стенами, но краска уже пожухла от старости, а по углам свисала толстая паутина. Тем не менее помещение казалось довольно чистым. Длинные окна, лишенные стекол, были наполовину закрыты изящными жалюзи. Откуда-то издалека раздавалось журчание воды и звуки голосов. Дэйн поднялся, подошел к окну и выглянул наружу.

Его поразил своим великолепием буйный диковинный сад: цветочные клумбы, мощенные камнем дорожки, невысокие деревца с золотистыми шишечками или желудями на ветках… Повсюду вокруг царило пышное цветение, но оно казалось чужим, незнакомым…

«Не так, как на Земле, — подумал Дэйн. — Точнее, наверное, и не скажешь».

На низком красноватом небе роились причудливые массы серых закатных облаков, и огромный красный спутник, который Дэйн видел из космоса, тревожным, точно зловещим светом заливал мрачноватое великолепие безбрежного сада — деревьев, кустов, цветов, среди которых бурлили струи рокочущих водопадов.

По тропинкам гуляли какие-то люди. Трудно, конечно, было с уверенностью утверждать, что это именно люди, но за время своего пребывания на корабле мехаров Дэйн привык называть людьми всех, кто более или менее походил на него самого. Разгуливавшие по саду существа не выглядели этакими странноватыми человекоживотными, а просто являлись несколько другими людьми. Все незнакомцы носили одежды того же терракотового цвета, которым были окрашены и стены комнаты. Некоторые из этих «людей» в значительной степени походили на землян, другие, казалось, напоминали мехаров. Внимание Дэйна особенно привлекло одно обладавшее роскошной гривой, подобное гиббону существо; впрочем, в саду было слишком много разнообразных созданий, чтобы Марш успел хорошо рассмотреть их всех. Был ли это еще один рынок работорговли? Вряд ли. Мехары оценили четырех последних своих пленников как «слишком храбрых и мужественных для доли рабов», что-то же это означало? Тем не менее и кирпично-красная униформа гулявших по саду гуманоидов, и то, что сам Марш и его товарищи находились в помещении, расположенном в этом чужом саду, говорило о том, что до свободы еще далеко.

Разнообразие обитателей сада неожиданно напомнило Дэйну, что с ними был еще и пятый спутник. Мехар лежал на такой же, как и предоставленные всем остальным, застеленной шелком кушетке, обхватив голову руками. Весь вид его говорил о том, что бывший охранник все еще не очнулся от сна, вызванного действием газа.

— Похоже, я был первым, кто пришел в себя, — проговорил Аратак, устроившийся на полу возле окна. — Космический бот, доставивший нас сюда, еще не успел приземлиться, когда я очнулся. Я не стал оказывать сопротивления, опасаясь, что буду в противном случае содержаться отдельно от вас. А разлучаться мне с вами не хочется. Вы, похоже, проснулись, а вот мехар еще нет. Надеюсь, он не умер. Видимо, подобные ему существа хуже переносят воздействие газа. Может, посмотрим, как он?

— Да мне глубоко наплевать, жив он или нет! — заявила Райэнна. Наверное, ему просто не повезло. Мехары, надо думать, знают возможности своих соплеменников.

— Он дышит, — сказала Даллит. Дэйн шагнул к спящему котообразному. Тот не просто спал, он к тому же еще и мурлыкал во сне. В иной ситуации Дэйн, возможно, счел бы вполне уместным рассмеяться. Могучий злобный мехар мурлычет во сне, как котеночек на коленях у ребенка!

— Ну тогда пока этот тип не проснулся, давайте-ка кое-что обсудим, проговорил Дэйн. — Кстати, надеюсь, ему не придет в голову мстить нам за то, что по нашей вине он оказался здесь?! Я бы присматривал за ним… Итак, мы здесь, но что это означает, хотел бы я спросить тебя, Райэнна. Мне показалось, ты что-то знаешь об этих охотниках, не так ли?

Спрыгнув с ложа, женщина поднялась и подошла к окну. В красном свете Луны ее рыжие волосы засияли особенно ярко.

— Многие полагают, что охотники — всего лишь герои легенд, — начала Райэнна. — Однако некоторые полученные мною сведения убедили меня в том, что дело обстоит совсем не так. Они не называют себя и себе подобных иначе как охотниками и, видимо, таковыми и являются. Они отказались вступить в Содружество, которое, разумеется, потребовало бы, чтобы они изменили свои взгляды на некоторые вещи. Охотники предпочли остаться такими, какие есть.

Даллит несмело взглянула на Райэнну и спросила:

— Если они называют себя охотниками, то на кого же они охотятся?

Ответ рыжеволосой женщины был короток и неутешителен:

— На нас.

Аратак поднялся в полный рост:

— Я уже начал догадываться об этом. Получается, что нас им продали в качестве дичи?

Райэнна кивнула:

— Насколько мне известно из прочитанного в библиотеках Содружества, — а там можно найти не так уж много, — охотники не разрешают приземляться у себя чужим кораблям; для здешнего народа охота — это единственное развлечение, единственное удовольствие, даже религия. Они никогда не устают подыскивать достойные объекты для охоты. Подозреваю, что многие годы, даже столетия, они контактируют с представителями иных племен только затем, чтобы покупать у них дичь, годную для устройства их сафари.

15
{"b":"4956","o":1}