ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Важно не это, — сказала Даллит примирительно, — главное то, что уцелевший получил свободу.

Она отобрала несколько маленьких круглых камешков для своей пращи и положила их в мешочек на поясе. Все пятеро с особой тщательностью осмотрели свое оружие, понимая, что час решительного боя близок. Райэнна наточила кинжал, а Дэйн снял со стены длинное копье и протянул его подруге со словами:

— Возьми-ка вот это. Неизвестно, придется ли тебе им воспользоваться, но нам может понадобиться оружие для ведения боя на расстоянии.

Райэнна взвесила копье на руке и сказала:

— Для меня тяжеловато и длинновато.

Женщина выбрала себе другое копье, полегче и покороче, а Дэйн, наблюдая за ее действиями, почти совсем успокоился на ее счет. Из Райэнны, судя по всему, вышел куда более серьезный боец, чем Марш мог предположить.

Теперь Дэйн изложил своим товарищам диспозицию, согласно которой Райэнна со своим копьем становилась в центр, чтобы иметь возможность отразить фронтальную атаку. Ножи и когти Клифф-Клаймера пойдут в ход, когда дело дойдет до ближнего боя. Фланговые: Дэйн с самурайским мечом и Аратак с дубиной и секирой (последнюю философ лихо засунул себе за пояс). Арьергард доставался Даллит, она со своей пращей должна была отразить нападение тех, кто попытался бы зайти в тыл маленькому подразделению.

Мехар нахмурился, и Дэйн в очередной раз подумал о том, что Клифф-Клаймер не слишком-то склонен сражаться в строю, для него охота поединок один на один.

— Разве ты не понимаешь, Клифф? — проговорила Даллит с легким укором. Охотники только и ждут того, чтобы перебить нас всех поодиночке. Вместе у нас больше шансов выжить.

Мехар еще сильнее нахмурился и поморщился так, словно запахло чем-то очень неприятным. Марш подумал, что лучше бы с Клифф-Клаймером говорила не Даллит, которую «лев» попросту не замечал, не воспринимая всерьез, а Райэнна, вызвавшая у мехара уважение как достойный противник. Клифф-Клаймер посмотрел на Райэнну, словно ожидая поддержки с ее стороны, но она твердо сказала:

— Даллит права.

Мехар пожал плечами и произнес:

— Я дал вам слово, и вы не подали мне повода нарушить его, поэтому я согласен действовать с вами сообща. Но предупреждаю, если на карту окажется поставлена моя честь — на компромисс я не пойду.

Большего от него ожидать не приходилось.

Дэйн, положив себе на колени меч самурая, задумался о давно умершем землянине. Марш не знал, как погиб японец, но не сомневался в том, что сражался он храбро и умело. Самурай, вероятно, принял бы сторону Клифф-Клаймера, а не Дэйна, потому что первый готов был умереть в бою с честью, Марш же намеревался продать свою жизнь подороже, а если возможно, то и выйти из схватки живым и невредимым!

Солнце клонилось к закату, а день к вечеру, когда Райэнна, схватив за руку Дэйна, произнесла с тревожным напряжением в голосе:

— Смотри!

В двери, расположенные в дальнем конце Оружейной палаты, вливалась небольшая, довольно странная процессия, сплошь состоявшая из Служителей и сопровождавшая единственное живое существо в терракотовых одеждах священной дичи, обвешанное гирляндами из зеленых листьев и цветов. Роботы несли оружие победителя — длинное копье и круглый щит, — положив их на подносы из драгоценных металлов. Немногим позже, на глазах пристально наблюдавших за шествием пленников, Служители повесили все оружие на видном месте на стене зала.

— Не иначе как это уцелевший после охоты, — негромко произнес мехар.

— Один-единственный? — мрачно проговорил Аратак, и наджаберья его засветились голубым светом.

— Человек-паук, — сказал Дэйн удивленно.

Точно такое же существо Марш видел и на звездолете мехаров, там это мрачноватое создание шипело, сидя в углу, и таращилось своими будто бы напрочь лишенными мысли глазами. Вот уж кого Дэйн меньше всего ожидал увидеть победителем охоты! И все-таки один из этого племени добился победы, за что и получал теперь заслуженные почести…

Обращаясь скорее к себе, чем к остальным, землянин проговорил:

— Он схватился с охотниками и уцелел, я хочу поговорить с ним.

Однако когда оружие храбреца заняло подобающее место на стене Оружейной палаты, человек-паук был вынесен из зала, окруженный толпой заботливых и внимательных Служителей.

«Так, так, так, — подумал Марш. — Если этой твари удалось продержаться против охотников одиннадцать дней и уцелеть — то у нас тоже есть шанс!»

— Все может быть иначе, — произнесла Даллит на ухо Дэйну, и тот понял, что девушка вновь читает его мысли. — А если ему просто повезло? Или он все эти одиннадцать дней хорошо прятался?

Дэйн кивнул:

— Может быть.

Однако все это означало, что сражаться придется не на голой арене, а значит, в крайнем случае и правда можно найти какое-нибудь укрытие.

Кроме того, несомненно следовало поговорить с победителем, по крайней мере попытаться это сделать!

Солнце склонилось над горизонтом, когда за пленниками пришел Служитель и проводил их к бассейну. Робот также принес с собой новую одежду для всех. Это снова были терракотовые рубахи, но те из них, которые предназначались женщинам, оказались гораздо более короткими, чем прежде. Райэнне, Даллит и Дэйну выдали по паре сандалий на толстой подошве, а Клифф-Клаймер и Аратак в обуви не нуждались.

— Облачитесь для празднества, где будет чествоваться смелость и доблесть, где храбрый получит заслуженную награду, — проговорил Служитель. — Перепояшьтесь оружием, выбранным вами, ибо вам предстоит сразу после торжества отбыть к месту охоты.

— У вас хлопот по горло, Служитель, — сказал Дэйн, произнося вслух то, что уже не раз приходило ему на ум, но до сих пор оставалось лишь слабым подозрением. — Однако не ответите ли вы мне на один вопросик, а?

— На целую дюжину, если в том есть необходимость, — произнес робот ровным, лишенным индивидуальных особенностей голосом. — Мы для того и существуем, чтобы помогать вам и отвечать на ваши вопросы.

— Так вы, роботы, и есть охотники?

Это бы объяснило все: тот факт, что один из Служителей вел переговоры с командиром корабля мехаров, то, что роботы заботились о дичи, а также то, что именно они чествовали победителя.

Однако мысль о том, что в битве им предстоит встретиться лицом к лицу с роботами, которым известно о них все, не могла не устрашать… Марш ждал ответа. Конечно, невозможно представить себе растерявшийся сервомеханизм, а уж тем более проявивший это внешне, но Дэйну показалось, что нечто такое произошло! Он все-таки нашел вопрос, для ответа на который робот не был запрограммирован!

Тем не менее служитель наконец собрался с мыслями и проговорил все тем же ровным голосом:

— Как мы уже успели сказать вам, мы — Служители. С охотниками вы встретитесь, когда придет время. Можно ли попросить вас пройти со мной для купания?

Пришлось проследовать туда, куда приглашал их робот.

«А он ведь не ответил на мой вопрос», — мрачно подумал Дэйн. — Он сказал: «Мы — Служители», но не сказал: «Мы — не охотники».

Клифф-Клаймер и Аратак ушли немного вперед, и Дэйн, оставшись в обществе женщин, быстро прошептал им:

— Прикройте меня, если эти металлические болванки вздумают сесть мне на хвост. Я думаю, что надо бы выяснить, где они держат победителя. Если мне удастся поговорить с ним хотя бы десять минут, я клянусь вам, шансы наши возрастут как минимум вдвое, а может быть, и значительно больше.

Райэнна кивнула:

— Если они начнут искать тебя здесь, я скажу, что ты принимаешь грязевую ванну вместе с Аратаком, а он пусть говорит, что ты где-то там и плаваешь.

Дэйн, не говоря больше ни слова, поспешил туда, куда, как ему показалось, понесли увитого гирляндами победителя.

«Надеюсь, у него окажется диск-переводчик, а то Райэнна говорила, что у некоторых его нет», — подумал Марш, пробираясь среди деревьев и цветущих кустов. Солнце стремительно проваливалось за горизонт, светившийся кроваво-красным светом. Это означало, что начинается восход Красной Луны.

30
{"b":"4956","o":1}