ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

11

Наличие большого количества роботов убеждало Дэйна в том, что на планете охотников техника развита, поэтому он не удивился, когда их подвели к небольшому кораблю. В конце-то концов, даже и на Луну, вращающуюся вокруг его родной Земли, давным-давно уже летают космические корабли. Как бы там ни было, Красная Луна, по всей видимости, не являлась безжизненной каменной глыбой, начисто лишенной атмосферы, а, наоборот, была небесным телом, вполне пригодным для выживания дичи.

Марш не знал, конечно, кто управляет кораблем, но предполагал, что это скорее всего один из Служителей. Землянин сидел между двумя инопланетянками и держал их обеих за руки. Все молчали, говорить было либо уже слишком поздно, либо еще слишком рано, однако Дэйн, только ради блага Даллит, старался не думать ни о чем дурном. Девушка немедленно почувствовала и восприняла бы его мысли. С другой стороны, не было смысла притворяться, что он невозмутим как скала, фальшь Даллит, естественно, тоже почувствует.

Аратак высказал мысли Марша в своей неподражаемой манере:

— Человек, который боится, не имея на то оснований, — глуп, но дважды глуп тот, кто не опасается, имея на то основания.

— Может, это и верно, — пробормотал Клифф-Клаймер, — но если чего-то боишься слишком часто, оно может материализоваться.

— Уж наши-то опасения точно обретут формы, дайте только срок, — с кривой усмешкой бросила Райэнна.

Дэйн вопросительно взглянул на Даллит, желая узнать, не чувствует ли та присутствия на корабле охотников. Девушка покачала головой:

— Точно сказать не могу. Но… тут столько чужих, и далеко не все дружелюбно к нам настроены…

Марш оглядел полутемное помещение, думая о том, все ли присутствующие в нем существа такие же пленники, как и он, или среди них есть и охотники? Эта мысль очень ему не нравилась.

Прошло довольно много времени, — хотя Дэйн был уверен, что на самом деле полет не длился больше часа, — прежде чем на мониторе появилось быстро приближавшееся изображение Красной Луны, которая словно бы мчалась прямо на них. В тот же миг в динамике, расположенном на стене каюты, раздались характерные щелчки. Даллит до боли сжала пальцы Дэйна.

— Благородная священная дичь! — Можно было бы решить, что это говорил Служитель, но… Маршу вдруг подумалось, что, возможно, он слышит звуки голоса одного из создателей сервомеханизмов. Дэйн поежился, чувствуя, как по спине и рукам его побежали мурашки. Клифф-Клаймер насторожился и оскалился, вздымая свои длинные кошачьи усы. Хохолок на голове у мехара, тщательно расчесанный и закрученный перед чествованием победителя, встал дыбом.

— Благородная священная дичь, мы приветствуем вас на девятьсот шестьдесят пятой охоте со времени начала летоисчисления, — произнес странный голос. — Очень скоро вы ступите на почву охотничьих угодий, которые с начала летоисчисления полностью посвящены охоте. У вас будет время, чтобы разойтись и занять наиболее удобные позиции; мы даем вам слово, которое остается нерушимым уже семьсот тринадцать циклов охоты, что на вас не нападут раньше, чем солнце полностью поднимется над горизонтом.

— А что же там было семьсот тринадцать циклов назад? — прошептал Дэйн.

— Тихо ты! — прикрикнула на него Райэнна.

— Охота будет приостанавливаться каждый вечер с наступлением сумерек, чтобы охотники и те, на кого идет охота, могли привести себя в порядок, спокойно поесть и восстановить силы. Места, обозначенные желтыми фонарями и патрулируемые Служителями, — нейтральная территория, и с наступлением сумерек вплоть до полуночи ни один из охотников не может подходить к ним ближе чем на четыре тысячи ярдов. — Дэйну оставалось только надеяться, что его диск-переводчик не наврал и дал ему точный эквивалент расстояния. Существуют и места, отведенные охотникам, и никто из дичи не может войти туда под страхом немедленного и позорного умерщвления.

Это уже было что-то! Дэйн сделал вывод: раз охота столь торжественным образом обставленный ритуал, то не следует опасаться, что охотники просто станут ждать, когда их дичь покинет нейтральную зону, и нападать из засады. Хотя… Разве можно им верить?

Говоривший сделал паузу и продолжил:

— Через несколько секунд полет закончится. Мы прощаемся с вами до того момента, когда встретимся лицом к лицу в смертельном поединке. Тот, кто уцелеет, убедится в нашей щедрости. Награда ждет смелых! А пока мы желаем вам выжить или умереть с честью.

Голос стих, и наступила тишина. Затем корабль тряхнуло и раздалось шипение раздраиваемых дверей, которые медленно открылись.

Сжав пальцами рукоять меча, Дэйн проследовал к выходу вслед за Аратаком. Даллит шла рядом, а Райэнна и Клифф-Клаймер позади. Внимание Марша привлекло существо, похожее на медведя, которое спешило, как и все, к дверям. Даллит, вцепившись в руку Дэйна, пробормотала:

— Мне страшно, мне страшно… Я… я хочу скорее спрятаться…

— Ну, успокойся. — Дэйн обнял девушку. — Это все не твое. Тебе нечего бояться, ты просто улавливаешь чужой страх!

— Но я… я… Мне кажется, я не смогу избавиться от этого… Что, если так и получится?

Они прошли узким коридором и поднялись наверх по лестнице. Дэйн остановился было, чтобы обозреть с высоты корабельного люка поверхность Красной Луны, но кто-то сзади с нетерпением подтолкнул его в спину. Однако на несколько секунд он все-таки задержался.

Марш стоял на высоте нескольких футов над темной, словно бы покрытой руинами неведомых строений, скалами, пригорками и скудной растительностью местностью. Вдалеке высились громады гор, над головой среди редких облачков в темном, казавшемся низким небе висела огромным, налитым кровью оком планета охотников, казавшаяся куда более громадной, чем сама Красная Луна, на которую опустился корабль с пленниками. Темные, неясные тени скользили в кроваво-красном свете. Сходя вниз по ступенькам, Даллит оступилась, но Дэйн успел поймать ее одной рукой, другой же он вцепился в мохнатое предплечье мехара и с нажимом произнес:

— Не беги! Смысла в этом нет! Не спеша и спокойно оценивай ситуацию. Помни о том, что мы решили.

Аратак светился слабым голубым светом. Дэйн повел свой маленький отряд медленным, размеренным шагом. Примерно с четверть мили они шли молча.

— Думаю, мы отошли достаточно далеко от корабля, эта штуковина вот-вот может взлететь, — произнес Дэйн деловито. — Я не знаю, какое топливо они используют, но уверен, что дышать выхлопными газами вредно для здоровья. Давайте-ка присядем тут и решим, что нам делать. Нам дали время до утра, чтобы выработать стратегию. Остальные, как я заметил, разбежались кто куда. Я же полагаю, что мы поступили правильно, сохранив единство нашей группы; нас пятеро, а не один, чего охотники ожидать не могут. Даллит…

Голос девушки дрожал, но отвечала она достаточно твердо:

— Я слушаю, Дэйн. Что я могу сделать?

— На корабле мехаров мы слишком поздно выяснили, что нам расставили ловушку. Я не слушал тебя, когда ты говорила, что они хотят, чтобы мы напали на них. Думаю, теперь нашим главным оружием может стать твоя сверхчувствительность. Как ты считаешь, сумеешь ты дать нам знать заранее, если кто-то станет приближаться, собираясь напасть?

Она ответила:

— Я постараюсь.

— Скажи мне, тебе не приходилось ощущать что-то вроде эмоций, каких-нибудь чувств, присущих живым существам, идущих со стороны Служителей?

Если бы роботы были охотниками, Даллит могла обнаружить это. Дэйн сожалел, что не сообразил спросить ее раньше, еще на планете охотников.

Девушка покачала головой:

— Роботы всегда роботы. Мысль о том, чтобы войти в телепатический или эмопатический контакт с машиной… — Даллит пожала плечами. — Я просто и представить себе не могу ничего подобного… Так что прости, но я даже не пробовала.

Каждому было ясно, что теперь они уже в любом случае опоздали, поэтому Дэйн решил покончить с этой темой, сказав:

— Даллит, ты — наш локатор. Если почувствуешь, что кто-то собирается напасть, не жди, сразу же пускай в ход свою пращу. Не важно, если тебе не удастся убить нападающего, достаточно вывести его из строя или хотя бы сорвать атаку.

32
{"b":"4956","o":1}