ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследница Вещего Олега
Приоритетная миссия
Второй шанс. Счастливчик
Мировой кризис как заговор
Коллаборация. Как перейти от соперничества к сотрудничеству
Больше жизни, сильнее смерти
Огонь в твоём сердце
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Четвертая обезьяна
A
A

Дэйн промолчал.

«В конце концов, — подумал он, — это мог быть и охотник, Даллит ведь тоже способна совершать ошибки. Устал я быть дичью, — сказал вдруг сам себе Марш. — Может, поменяться местами с охотниками? — Мысль казалась по-детски глупой, они ведь даже не знают, можно ли убить охотника. Тварь, бегавшую с разорванным горлом, вряд ли следует причислять к котообразным. — В следующий раз, мать вашу, я вам головы посрезаю и посмотрю, как вы бегать будете!»

— Может быть, двинемся? — предложил Аратак. — Даже если этот бедняга дичь, за ним ведь может прийти и охотник.

Медленно, осторожно, стараясь беречь силы, пленники начали спускаться вниз, в постоянном напряжении ожидая возможной засады.

Дэйн думал о встреченном ими мехаре.

— Даже если мы обознались, — сказал наконец Марш, — мы не виноваты! Оба охотника, которых мы встречали, оказались мехарами. И бедняга Клифф ошибся, приняв одного из них за представителя своего собственного клана. У нас есть основания держаться подальше от любого существа, которое имеет хотя бы отдаленное внешнее сходство с нашим погибшим другом.

— А я все-таки не совсем в этом уверен, — упорствовал Аратак. Помните, я рассказывал о встрече с ящероподобным в Оружейной палате? Он ведь исчезал подобно тем двум охотникам, которых мы повстречали. Думаю, они все-таки представители разных народов.

Солнце спускалось. Какие-то существа нет-нет да и наблюдали издалека за маленьким отрядом, и один раз Даллит сказала, что чувствует слежку, но никто к ним так и не приблизился.

— Тот факт, что мы передвигаемся группой, — сказал Аратак, — вероятно, заставляет всю прочую дичь считать нас охотниками.

— А последние, в свою очередь, — добавил Дэйн, — выбирают для начала добычу, с которой проще справиться. Тех, кто слабее, или тех, кого можно легко обмануть, как беднягу Клиффа.

Аратак мрачно произнес:

— Если я прав и охотники — представители разных народов, то на твоем месте, Дэйн, я опасался бы приближаться к любому, кто хоть отдаленно похож на человека.

— Черт возьми все это! — внезапно сказала Райэнна. — У меня такое чувство, что я почти знаю, в чем дело. Как будто просто не могу найти нужную кнопку, чтобы, нажав ее, получить ответ. Просто мозги дыбом встают.

— Не стоит перенапрягаться, — мягко предложил Дэйн. — Через час солнце зайдет, мы отдохнем, и ты найдешь разгадку.

Какое-то время отряд двигался в молчании. Вдруг, когда они уже выходили из длинной тени скалы, Даллит остановилась как вкопанная и негромко попросила своих товарищей подождать.

Они замерли, точно олени, учуявшие запах хищника.

— Один… Один из них уже рядом… — сказала она. — Он крадется… я чувствую то же самое… но он ищет не нас… я слышу…

И точно, в следующую секунду, где-то совсем близко, раздался звон скрестившихся клинков.

— Они дерутся… вон там, за тем проходом…

Даллит указала в сторону двух каменных столбов, образовывавших некое подобие узких ворот у входа в расщелину.

Дэйн, повинуясь непонятному импульсу, с неистовой быстротой выхватил меч.

— К чертям собачьим! — закричал он. — Они собираются перерезать этих бедолаг одного за другим, прежде чем обрушатся на нас! Мы должны взаимодействовать. Спутаем им карты — поможем несчастному!

— Ты — псих, — проговорила Райэнна, но Аратак, возложив на плечо свою громадную дубину, двинулся к расщелине.

— Во взаимодействии есть мудрость, — заявил он. — Если мы успеем туда вовремя, поможем… и сумеем отличить охотника от дичи.

С этими словами Аратак побежал, а Дэйн устремился за ним. Даллит, подумав с секунду, бросилась следом, а Райэнне ничего не оставалось делать, как последовать за товарищами.

Однако по мере того как они бежали через расщелину, ярость Дэйна начала ослабевать. Не псих ли он и в самом деле? У него, конечно, болела душа, когда кого-то, кто так или иначе мог считаться его товарищем по несчастью, убивали едва ли не на его глазах. Он, Дэйн, просто обязан прийти бедняге на помощь; но имел ли он право рисковать жизнью Аратака и обеих женщин, бросаясь спасать неизвестно кого и собираясь сразиться с существом, которое, вероятно, вообще неуязвимо?

«Охота еще продолжается, мы должны беречь силы», — подумал он.

Он выбежал из расщелины и остановился, глядя вниз, где находилось некое подобие естественного амфитеатра. За спиной Марша Райэнна издала тихий возглас отчаяния.

В стороне лежал, по всей видимости убитый, один из котообразных, второй, размахивая европейским двуручным мечом, сражался с человеком-пауком — точно таким же, каким был победитель предыдущей охоты. Посмотрев на действия «паука», Дэйн понял, сколь велики были шансы этого существа уцелеть на протяжении всех одиннадцати дней.

«Паук» с чрезвычайной ловкостью двигался на четырех из своих сегментарных конечностей, избегая разящих размашистых ударов «льва». Одна из «рук» паукообразного существа держала круглый металлический щит, которым боец отражал удары меча мехара или псевдомехара. Тремя другими конечностями он вращал копье с длинным, фута в четыре, острым лезвием. Ко всему прочему, «паук» с огромной скоростью и ловкостью в нужный момент перехватывал щит в другую «руку». Существо словно бы играло своим оружием!

Насколько эффективной была тактика «паука», четверо пленников получили возможность убедиться буквально в следующую секунду. Тыльная сторона копья ударила мехара, или псевдомехара, сзади под коленку, заставив его споткнуться, «Лев» устоял, но лезвие смертоносного орудия «паука» уже устремилось на бойца, нацеленное ему в голову. Он принял рубящий удар на свой тяжелый меч и, обретя равновесие, сделал выпад, целясь в туловище противника. «Паук» металлическим щитом отразил удар двуручного меча. В то же мгновение вновь просвистело лезвие копья, и голова «льва», отделившись от туловища, покатилась по земле. Кровь брызнула из разрубленной шеи. Тело качнулось и, постояв несколько секунд, рухнуло на каменистую почву, забившись в агонии. В следующую секунду оно замерло.

Даллит вскрикнула от страха за спиной у Дэйна, который не смог сдержать прилива восторга: «Угробил! Угробил обоих дьяволов! Сколько же за такого паучка запрашивают мехары?»

Вслух Марш произнес:

— Если бы он присоединился к нам, мы стали бы практически непобедимыми.

Он посмотрел вниз на «паука», вытиравшего свое оружие.

— Пошли спустимся.

— Эти существа очень осторожны, — сказал Аратак. — Давайте я сначала спущусь туда один и поприветствую его от имени Вселенского универсального разума. Может быть, одного меня он не испугается?

Аратак положил дубину и побежал вниз, выставляя перед собой пустые ладони. Дэйн вбросил меч в ножны и двинулся за ним. Райэнна поспешила следом, поддерживая Даллит, которая, казалось, впала в шоковое состояние. Это было неудивительно: она же ощутила смерть охотника! Дэйн обернулся к ней и, озабоченно посмотрев на девушку, взял ее за холодную и безжизненную руку. В какой-то момент Маршу показалось, что Даллит сейчас упадет в обморок.

Дэйн, как он ни волновался за девушку, все же, услышав голос Аратака, повернулся, чтобы посмотреть, все ли в порядке. «Паук» отступил и поднял щит, угрожающе вращая своим копьем.

— Не бойся меня, я не охотник, а дичь, как и ты, — проговорил Аратак. Даллит встрепенулась, услышав голос «ящера», и тревожно подняла голову, прислушиваясь к его словам.

— Я приветствую тебя от имени Вселенского универсального разума, проговорил Аратак. — Присоединяйся к нам! Вместе сражаясь против общего врага, мы достигнем гораздо большего. Понимаешь, что я говорю? Можешь ответить мне?

Даллит задрожала.

— Что происходит там, внизу? — проговорила девушка заплетающимся языком. Вдруг глаза ее широко распахнулись, и она оттолкнула Дэйна и Райэнну, хватаясь за пращу. — Берегись, Аратак! — закричала Даллит. — Это охотник!

Сердце Марша похолодело, когда он увидел, как паукообразное существо устремилось вперед, нацеливая острие своего копья в незащищенную грудь «ящера».

39
{"b":"4956","o":1}