ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женщина умолкла, а Дэйн огляделся вокруг. Кроме клетки, где находился он, существовали и другие такие же помещения, тоже зарешеченные и запертые, заполненные, насколько можно было судить, другими пленниками. Марш произнес:

— Наверное, не слишком-то разумно спускаться на планету ради одного человека?

Райэнна пожала плечами.

— Они этого и не делают обычно. Рабы — отличный товар, так что мехары стараются захватывать их как можно больше. И чтобы рабы, то есть мы, оставались превосходным товаром, мехары идут, так сказать, на затраты. Они не поскупились даже на то, чтобы вживить нам переговорные устройства, невзирая на то, что таким образом сами дают нам возможность устраивать заговоры. Они считают, что отсутствие общения со своими товарищами по несчастью вредно скажется на нашем моральном состоянии.

В это время в коридоре, куда выходили решетчатые двери камер, послышались чьи-то шаги, раздался клацающий звук. С мрачной гримасой Райэнна произнесла:

— Пора кормить зверюшек.

Появившиеся в коридоре два львообразных существа катили перед собой большую тележку. Каждый раз, когда разносчики пищи останавливались возле одной из дверей, один из них наводил на заключенных тонкую черную трубку очевидно, какое-то оружие, — в то время как второй доставал с тележки запечатанные пластиковые подносы разного цвета и подавал их в камеры-клетки. Дэйн наблюдал за ними, не делая ни одного движения. Когда разносчики покончили со своим занятием, снова раздался клацающий звук и Райэнна сказала:

— Теперь мы можем взять нашу еду. Если бы кто-нибудь попробовал сделать это раньше, он получил бы заряд нервно-паралитического газа. В большинстве случаев — не смертельно, но ощущение такое, точно тебя окунули в кипящее масло.

Женщину передернуло, и она закончила:

— Мне пришлось испытать действие этого оружия на себе в тот момент, когда они захватывали меня и моих коллег. Прошло три дня, прежде чем я смогла пошевелить хоть пальцем и не закричать.

Марш задумался о том, что видел, и о словах Райэнны. Почему никто из заключенных не делал попыток напасть на разносчиков? Дэйн произнес:

— И что, разве никто не пробовал освободиться?

— А если бы и попробовал? — произнесла рыжеволосая инопланетянка невеселым тоном. — Куда бы он направился, если бы ему удалось освободиться? На корабле не меньше, а может быть, и больше восьмидесяти мехаров, вооруженных нервно-паралитическим и парализующим оружием. Сказав это, она направилась к подносам и выбрала среди них два с голубыми и зелеными полосками — цветовым кодом. Райэнна пояснила:

— Это принятая на планетах Содружества маркировка. В крайнем случае можешь съесть пищу, которая находится в подносе с только голубыми или только зелеными полосками. А вот красная и оранжевая маркировка означает, что такую пищу тебе не следует и пробовать. Там неподходящая группа витаминов. Что касается желтого кода, то это вообще яд, так как та пища предназначена для насекомоядных.

Рыжеволосый здоровяк, внешне похожий на Райэнну, подошел к Дэйну и его собеседнице, держа в руках поднос. Все уселись на пол и принялись есть. Соплеменник Райэнны произнес, обращаясь к Дэйну:

— Добро пожаловать в братство проклятых. — Разрывая упаковку, он добавил: — Меня зовут Роксон. Вижу, ты понравился Райэнне.

— Дэйн Марш, — представился Дэйн, вскрывая свой поднос. Владелец «Морского бродяги» попробовал пищу, вкус которой несказанно удивил и обрадовал его. Еда, подогретая какими-то встроенными в поднос приспособлениями, была в меру горячей, слабо подсоленной и слегка горьковатой, но вместе с тем достаточно вкусной. — Как бы там ни было, эти мехары, или как их там называют, не стремятся заморить нас голодом.

— Ну это-то им к чему? — Сидевшее на корточках похожее на уменьшенную копию древнего ящера «кожаное» существо — с близкого расстояния Дэйн мог с точностью сказать, что это именно кожа, а не одежда, — подошло к ним и вступило в беседу. — Привет тебе, мыслящий, во имя Вселенского универсального разума.

Поднос нового собеседника был помечен желтыми и красными полосками. Обоняние Дэйна уловило запах содержимого упаковки. Так пахнет сероводород, выделяющийся при гниении и разложении, но «кожаный» принялся за свою пищу с явным аппетитом, а в том, как он это делал, угадывалась даже своеобразная утонченность манер. Существо брало небольшие кусочки кончиками хватательных конечностей, немедленно отправляло их в рот и тщательно пережевывало острыми крепкими зубами.

— Зачем им с нами плохо обращаться? Мы же — их товар, — продолжал рассуждать «кожаный». — Мир, из которого происхожу я, — беден, мне не часто удавалось там так славно поесть, но что говорит Божественное Яйцо? Да продлится его мудрость в веках, покуда не иссякнет огонь солнц! Вот что оно говорит: «Лучше в добром мире питаться мошкарой, витающей над болотами, чем пировать во дворце войны, смерти и страданий».

Дэйн не смог удержаться от смешка. Это уж точно слишком рептилия-философ. Гигант повернулся к Маршу, обнажая зубы.

— Чужестранец, чем тебя так насмешила мудрость Божественного Яйца? «Философ» задал свой вопрос вежливым тоном, голос рептилии звучал мягко, однако вид его страшных зубов говорил сам за себя.

— Я вовсе и не думал смеяться, — запротестовал Дэйн, немного отодвинувшись. — Просто там, откуда я… э-э-э… родом, существует Великая книга Мудростей, а в ней, среди прочих, есть и такое изречение: «Лучше угощение из зелени с любовью, чем из жирного тельца — с ненавистью!»

— М-м-м-м… — протянул человек-ящерица. — Чего ж удивляться? Истинная мудрость — мудрость везде, мой обезьяноподобный друг. Даже оказавшись в унизительном положении раба, можно позволить себе предаться философским размышлениям и найти для этого основания. Так что все в порядке, приятель.

Тщательно подбирая слова, Дэйн произнес:

— Там, где я живу… то есть где я жил, считается несколько двусмысленным, когда некая персона, известная своей агрессивностью, заявляет о мире. А по моим… э-э-э… понятиям, ты выглядишь достаточно опасным. Учти, я вовсе не желаю тебя обидеть.

— А я и не обижаюсь, — возразил человек-ящерица, — хотя и не могу не согласиться с тем, что сильному и страшному на вид существу приходится вечно уверять окружающих в своих добрых намерениях, тогда как маленькому и слабому это не требуется, хотя ведь неизвестно, что у него на уме на самом деле.

— Ну, у нас это не всегда так, — проговорил Дэйн и подумал, что отродясь и в мыслях не держал, представить себе не мог, что доведется ему сидеть, что называется, за одним столом с гигантской рептилией и беседовать с ней на философские темы. Да нет, скорее это странное существо могло считаться не рептилией, а (да-да!) в каком-то смысле, конечно, человеком. И все-таки от этого просто мозги дыбом вставали. В общем, происходила чайная вечеринка в психушке для безнадежно больных.

— Меня зовут Аратак, — произнес «кожаный», или человек-ящерица. Дэйн назвался, и «философ» задумчиво повторил имя Марша. — Не имею ни малейшего понятия, что такое Дэйн, но вот Марш[1] — совсем другое дело, так называется мой дом, так что мы с тобой в каком-то смысле братья, старина Марш. Давай же и правда станем с тобой братьями по несчастью, так как все болота в конечном итоге — одно болото, все озера одно озеро, все моря — одно море в бескрайнем Едином космосе.

Дэйн почесал в затылке. Рассуждения рептилии-философа показались Маршу настолько фантастически сумасшедшими, что даже понравились ему.

— Годится, — ответил Дэйн.

— На досуге мы займемся более детальным изучением твоей и моей философии, — предложил Аратак. — Я же еще раз убедился в том, что уже знал и так — Универсальный вселенский разум не только величайшая философская идея, но он и истина по своей сути, ибо за несколько недель рабства я на своем опыте убедился в том, что существует братство между людьми и гуманоидами. Раньше я мог только праздно рассуждать об этом, по правде говоря, мне никогда не казалось, что среди обезьяноподобных встречаются достаточно разумные существа, так как у них слишком много времени уходит на заботу о своем физическом благополучии, да еще на, так сказать, удовлетворение потребностей в воспроизведении себе подобных. На моей планете они годятся разве что на роль домашних животных. Не помню, чтобы кто-нибудь из них занимал важные места в руководстве Содружества. Поэтому, ребята, — он указал своей когтистой конечностью на потупившихся Дэйна, Райэнну и Роксона, — примите уверения в моей бесконечной благодарности за то, что вы предоставили мне шанс подняться вверх еще на одну, если можно так выразиться, ступеньку в великом деле совершенствования духа.

вернуться

1

Marsh (англ.) — болото

4
{"b":"4956","o":1}