ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ничего, что могло б заинтересовать тебя, — он посмотрел на нее сверху вниз.

Тонкие черты лица и миниатюрная фигурка делали ее похожей на безобидную овечку, но впечатление было обманчиво. "Вкрадчиво говорить и всегда иметь при себе магнитофон — вот что необходимо в этой профессии", — размышлял Картер.

— Мне все сгодится! Ну, давай же, рассказывай, Джейсон! — настаивала Трань Хо. — В статье я выставлю тебя в самом лучшем свете! Я уверена, когда картина пойдет в прокат, все увидят, сколь ты в ней великолепен! Ты проявишь себя в ней с лучшей стороны, нет сомнений!

"У меня нет лучшей стороны, — подумал он, — впрочем, как и худшей". Об этом толковали в кинематографических кругах, а он всеми фибрами души желал, чтобы режиссеры перестали эксплуатировать его наработанный имидж.

— Дай мне передышку, Трань. Я же ведь не сделал тебе ничего плохого, не так ли? А здесь я ради карьеры серьезного актера! — пошутил он.

— Серьезного актера? — она прыснула. — Я знаю все твои достижения наизусть, Картер! "Ядовитое чудовище", "Отчаянные рубаки Манхэттена"…а как назывался тот фильм, в котором ты снимался в прошлом году в Италии и еще завоевал потом награду Академии? Ах, да! "Геркулес встречает Джесси Джеймс"!

Она назвала три. Картер же про себя насчитал пять фильмов.

— У англичан совсем другие проблемы, — сказал он. — Актер может играть в течение одной недели в "Короле Лире", а потом спокойно сняться в непритязательном фильме. Главное — это работа.

— Послушай, Картер, я помогу тебе, ты помоги мне! Мне нужен хоть какой-нибудь материал! Мне платят за каждую колонку.

Она бросила быстрый взгляд на трейлер, приютивший главную героиню фильма:

— Хорошо, давай договоримся, я напишу, что эта картина стала значительным этапом в росте твоего актерского мастерства, а сейчас, — ее голос упал до заговорщического шепота, — расскажи мне, наконец, что-нибудь занимательное!

— Скабрезное? — уточнил Картер, Трань уже исходила слюной. — Джейсон Картер нянчит двухголового ребенка Аманды Петерс или что другое в таком роде?

— Это бы подошло, — она даже не моргнула глазом, — но я не видела детей на съемочной площадке, ни двухголовых, ни обычных. С меня бы хватило, если б ты хотя бы сказал, с кем Аманда Петерс спит, — магнитофон по-прежнему маячил перед его лицом. — Не с Нафудом, это точно, она терпеть его не может. Быть может, с тобой? Должно быть, она непрочь прыгнуть к тебе в постель, Джейсон, как, впрочем, любая из вашей киногруппы, а?

— Я приехал сюда, чтобы работать, а не валяться в постели, — отрезал Картер.

В глазах Трань Хо мелькнуло озарение:

— Тогда, значит, с Флитом? Или с тем малым, что играет главного насильника?

— Понятия не имею, с кем она спит, — устало ответил Картер, — меня это не интересует.

Магнитофон сжалился и отодвинулся от лица.

— Если б ты и знал, то все равно оставался бы нем, как рыба, разве я не права?

Картер взглянул на Трань Хо как на диковинный фрукт.

— Для того ли твои родители сели в лодку и бежали от несправедливостей режима Северного Вьетнама, чтобы в Америке ты приставала к людям?

— Они хотели жить в свободной стране. Здесь они сумели поставить на ноги троих детей. Их дочь окончила с отличием Ирвинский университет и получила степень по журналистике, но в связи с тем, — продолжала она, — что кресло главного редактора "Нью-Йорк Таймз" было уже занято, а «Экономисту» не требовались зарубежные корреспонденты, приставать к людям оказалось лучшим занятием из того, что могла найти их дочь. Я зарабатываю меньше, чем главный редактор "Нью-Йорк Таймз", но больше, чем зарубежные репортеры «Экономиста», и мне нравится общаться с интересными людьми.

Картер заметил, что в нем шевельнулось сочувствие.

— Неужели я кажусь тебе интересным?

— Ну, не особенно, но ты самый большой красавчик из тех, кого мне когда-либо доводилось видеть.

— Господи, как же мне это надоело! Почему люди не желают видеть во мне актера?

Трань Хо сделал шаг назад и оглядела его с ног до головы:

— Ну, я полагаю, когда-нибудь они его в тебе рассмотрят, и то, что ты высок, светловолос и выглядишь великолепно, не должно для этого стать непреодолимым препятствием. Каждому приходится нести свой крест. Мой крест — срок сдачи материала, твой — привлекательная внешность. Я вижу по твоим голубым глазам, ты все понимаешь. Ты догадываешься, что в этом мире найдется тысяча неудовлетворенных собой людей, которые охотно поменялись бы с тобой местами?

— Знаю, знаю. Веришь ты мне или нет, но я ненавижу свою внешность, — был искренен Картер.

— Даже зарабатывая на ней сто пятьдесят тысяч долларов за одну картину? Бросай все это и отправляйся играть в пьесах Ибсена!

— Я так и сделаю, — ответил он.

— Конечно! Сделай! И двадцать человек, возможно, придут в театр, чтобы взглянуть на тебя, Джейсон Картер. Ты не такой уж скверный малый, хотя и не очень-то разговорчив! Я не стану о тебе писать. Меня больше интересуют постельные битвы мисс Петерс. Однако, у нас с тобой много общего!

— У меня ничего нет общего с тобой! — Картера коробил разговор.

— Неужели? Ты получаешь роли в дешевых картинах, а я пишу о звездах, которые играют в этих дешевых картинах, и мы оба пытаемся пробиться наверх. На побережье снимают фильм об угоне «Шатла», в главных ролях Шайдер и Костнер. Вот было б здорово получить задание редакции и съездить к ним! Но какое там! Разве может мне подвалить такое счастье? — она отвернулась от Картера.

— Если бы ты не руководствовалась в своих поступках моралью кобры и была б немного талантливее огородной репки, то нравилась бы мне больше, Хо.

— Не стоит об этом! Наш разговор становится опасным для тебя. Ты слишком чувствителен. Но если бы ты передумал и согласился бы стать моим источником информации, я могла б сотворить чудеса для твоей карьеры!

— Спасибо, свою карьеру я сделаю как-нибудь сам! — возмутился Картер.

— Конечно, конечно! Какую следующую картину подобрал тебе твой агент? — она театрально сдвинула брови. — Что-то о том, как ты и трое других ребят оказываются в Бразилии, теряют деньги, одежду и сдерживающие начала и плывут на моторной лодке по одному из притоков Амазонки, впереди неизвестность?..

Он отвернулся:

— Я не давал согласия на участие в этом фильме.

— Твой агент давно проболтался мне! Картер резко повернулся:

— Как ты умудряешься откопать подобные вещи?

— Это же моя работа! — она засунула магнитофон в карман. — Подумай, Джейсон! Ты даешь мне информацию, и я оставляю тебя в покое. А если нет, — сказала она уходя, и змеиная улыбка заиграла на ее губах, — я уж постараюсь сделать тебе пакость.

Картер проводил ее взглядом. Миниатюрные азиатские формы были не лишены привлекательности, но он заставил себя вспомнить все, что знал о ядовитых тварях и о существовании правила, гласившего: чем меньше создание, тем оно ядовитее.

Съемочной группе становилось все труднее не обращать внимание на крики, доносившиеся из трейлера мисс Петере. Беседа Нафуда с исполнительницей главной роли проходила, очевидно, далеко не гладко.

Неожиданно Картер осознал, что его разглядывают и указывают на него пальцами. Хорошо одетые туристы явно были обеспеченными людьми. Он автоматически улыбнулся, чем спровоцировал бурную реакцию ответных, счастливых улыбок и энергичных приветственных жестов. Все это давно стало для него привычным. Он успел устать от постоянного внимания к себе.

Допивая свои чаи, он позволил туристам пощелкать фотоаппаратами, что они исправно делали, пока их гид, кто-то из занятых в съемках пуэрториканцов, не увел их.

Картер направился к трейлеру, который не был столь велик, как трейлер Мисс Петерс. Это был его трейлер. В контрактах оговаривалось, помимо всего прочего, сколько молекул кислорода должен потреблять за сутки каждый исполнитель. Впрочем, подобные вещи Картера мало трогали. Он с большим удовольствием ночевал бы и в простой палатке где-нибудь в лесах штата Джорджия.

4
{"b":"49568","o":1}