ЛитМир - Электронная Библиотека

– Капитулировав же, мы лишим их этого триумфа. И вместо восторженной радости их будет ожидать горькое разочарование.

– Но они же выиграют войну, – сказал Красное-Небо-Мыслящий. – Это что им, не триумф?

– Но ведь они ее не выиграют. Просто она неожиданно окончится. Чтобы понять разницу, необходимо сначала понять, как функционирует эта практически непроницаемая штуковина – человеческое сознание. Не они побьют нас – а мы сами сдадимся. Тут для людей колоссальная разница. Очень болезненное различие, сами увидите. Они очень недолго будут испытывать к нам благодарность за капитуляцию.

– Но если у них в крови такое разочарование, которое вы подметили, – поинтересовался Зеленый-На-Песке, – то не получится ли, что они первым делом выместят его на нас, все равно напав на наши планеты?

– Небольшой риск такого поворота имеется, – признал Крупицы-Говорящий, – но я не думаю. Рамки, в которых они дееспособны, заметно очерчены с помощью союзников по Узору; которые, по традиции, отвечают за материальное обеспечение. Без действенной поддержки со стороны других видов они едва ли смогут что бы то ни было предпринять. Если Узор примет нашу капитуляцию, все участники боев должны отойти в свои миры. Люди могут начать протестовать, но транспортом-то они не управляют. По крайней мере, он у них не в тех количествах, чтобы нанести нам серьезный урон. А их собственное командование настолько прочно переплетено с массудским и прочими, что действовать в одиночку им крайне опасно.

– Это ваше неприглядное предложение может сохранить нам родину, – согласился Красное-Небо-Мыслящий, – но я отказываюсь понять, каким образом это поможет нам возродить Назначение.

– Люди отреагируют в точности так же, как и представители любых видов, размножающихся половым путем, когда сталкиваются с невозможностью осуществить предвкушаемое единение, за исключением того, что возникающая у людей неудовлетворенность, фрустрация выплескивается в виде невероятной, высочайшей агрессивности. Те, кто с детства готовился к битвам, очень скоро примутся искать новые выходы переполняющим их эмоциям.

– Но, когда война кончится, выходов не останется, – сказал Красное-Небо-Мыслящий. – Вы сами признали, что остальной Узор за этим проследит.

– Но есть исключение, за которым Узор не сможет и не захочет следить.

У Человечества остается первоначальный выход для накопленной фрустрации и агрессии.

– Не хотите ли вы сказать, что они станут искать, с кем можно повоевать помимо нас и наших союзников? – вступил в обмен мнениями Объемлющий-Телом-Дерево. – Что они нападут, скажем, на Гивистам или даже на Массуд?

– Нет. Боюсь, что, хотя формального членства в Узоре Человечеству предложено так и не было, но оно настолько долго было частью сообщества Узора, что это маловероятно. Когда я заявляю, что люди, скорее всего, вернутся к первоначальному выходу для скопившейся агрессии, я имею в виду абсолютное значение этой формулировки. Не имея для ведения войны иных противников, они поднимут оружие друг на друга. Зал заседаний заполнился возбужденными мыслями.

– Совершенно определенно, долгое сотрудничество с цивилизованными расами Узора дорастило их до уровня, когда это исключено, – заявил Долго-Не-Думающий.

– Не думаю. Первым людям, с которыми Узор вступил в контакт, такое бы и в голову не пришло. Вспомните мой первый постулат: Человека может победить только Человек. Устранив себя в качестве угрозы для них, мы заставим тем самым перефокусироваться их гормоны. Я глубоко убежден, что за столь короткий исторический срок, который прошел с начала их участия в войне, они далеко не полностью успели цивилизоваться. И когда им не с кем станет сражаться, они снова примутся сами за себя. Их история показывает, что когда какой-либо группировке людей перестает угрожать внешний враг, тут же начинается внутренняя борьба за власть.

– А разве, предвидя такое, другие члены Узора не будут стремиться этому помешать? – поинтересовался Неуловимо-Далекий.

– Вмешаться в схватку между людьми? Сомневаюсь. Из всех них только Массуд имеет какое-то влияние на людей, но я не думаю, чтобы Массуд пошел на такое по своей воле. Они вернутся на свои планеты и возобновят мирный образ жизни. Не забывайте: люди воюют ради удовольствия; массуды же – по необходимости. Узор прикрыл бы такой конфликт только в том случае, если бы он вдруг затронул один из его миров. А так, люди со временем ослабят себя настолько, что не будут представлять больше реальной опасности нашим целям и планам. Это может занять немало времени, но мы всегда отличались терпением. Мы ждали тысячелетия. Назначение не исчезнет, оно просто отдохнет.

– Капитулируем же мы честно, – продолжил он. – Мы откажемся от вооружений. Мы удалимся на священные миры-близнецы. И будем тут выжидать, когда пробьет наш час. Мы не будем навязывать Назначение Мазвеку, Копави, Корату или Вандиру, как мы делали в прошлом. Но это не значит, что мы не сможем бывать среди них, поддерживать традиционную дружбу. Всегда можно будет воспользоваться предлогом, что мы боимся Человечества. Члены Узора поймут нас.

Мы просто признаем свое поражение в этой войне. Что касается будущих войн, то про них нас никто ничего говорить не заставляет. В палате Совета установилась задумчивая тишина. Предложение было более чем радикальным, не говоря уже о том, что вело к огромному риску. Самое простое: а что, если Крупицы-Говорящий не прав? Что, если, несмотря на запрет Узора, разъяренные, обманутые люди захватят достаточное количество судов и нанесут мощный удар? Даже в небольшом количестве они могут нанести серьезный урон планетам-близнецам. Но, однако же, если предположения, высказанные Крупицы-Говорящим окажутся верны, и люди возобновят войны между собой, то в этом случае будущее, сколь бы оно не оказалось отдаленным, давало надежду на просветление. Члены Совета знали, что если представится возможность сразиться с Узором, на стороне которого уже не будет людей, то Назначение не сможет не победить.

Опасно, конечно, – думали они. Опасно в высшей степени. Однако и возможные в данном случае альтернативы мало чего обещают.

71
{"b":"49571","o":1}