ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

***

Барин почувствовал сразу многое, чтобы разобраться, что же все-таки это было. Ноги стучали обо что-то, плечи свело судорогой из-за стянутых за спиной рук, в голове пульсировала еще более ужасная боль, после очередного приступа которой перед глазами замелькали шипы. Болело что-то еще... ребра, левое бедро, запястья... Но где он?

Барин попытался спросить, но мешал кляп. Какой-то мягкий материал... может ткань, выплюнуть его он не мог, хотя пытался. Та часть мозга, которая еще была способна думать, напомнила об осторожности... надо подождать и посмотреть, что произойдет. Но между захлебыванием и тьмой его тело инстинктивно выбрало действие. Он попытался втянуть носом побольше воздуха и изогнулся насколько мог. Кто-то засмеялся, и на него обрушились удары со всех сторон. Он пытался свернуться, защищаясь, но кто-то дернул его ноги вниз, и удары не прекратились, пока он снова ни потерял сознание.

***

- Ты Серрано, - произнес голос.

Барин сконцентрировался на дыхании. Нос был одной сплошной болью и, казалось, распух размером с подушку, так что стало невозможно дышать. Кляп вынули, и он смог глотнуть воздух ртом. Было ясно, что это привилегия, которой можно лишиться в любой момент. Он с трудом мог что-то видеть через слипшиеся ресницы. При попытке моргнуть веки причинили боль, а зрение не прояснилось.

- Мы не любим Серрано, - продолжил голос. - Но как заложник ты представляешь для нас ценность... пока.

Барин хотел сказать что-нибудь едкое в ответ, но шум в голове не позволил придумать что. Он хотел знать, где находится, кто его захватил, и что происходит.

- Ты может еще пригодишься после того, как мы захватим это судно, продолжал голос. - Возможно, даже доживешь до Миров Этара... Серрано на арене будет прибыльным аттракционом.

Остатки сознания подсказывали, что это солдаты Кровавой Орды... диверсанты, которых все ищут... Что-то прозвучало о битвах на арене в Мирах Этара? Медленно, нехотя, память продиралась через пелену боли и смятения, чтобы найти нужную категорию и номер... и краткое изложение того, что было известно разведке Флота об арене.

Барина вывернуло.

- Что ж, хоть какая-то реакция, - проговорил хорд, проведя холодным металлом вверх и вниз по позвоночнику. Барин не мог сказать, было ли то огнестрельное оружие или рукоятка ножа.

- Я всегда жду неделю сражений. Но сам никогда не был на песке.

- Должно быть это из-за удара по голове, - предположил другой.

- Нет. Он Серрано. И у меня есть авторитетный источник, что они так же тверды как гранит, все до единого.

Плохой знак, что его захватчики так много говорят. Барин перебрал несколько предположений, что бы это могло значить, и пришел к заключению, что хорды чувствуют себя в безопасности. Должно быть они там, где их не ожидают найти... или услышать, а значит, они сделали что-то с сенсорами корабля. Новый позыв тошноты заставил его снова вывернуться наизнанку. Казалось, хордов это не беспокоило, они продолжали болтать теперь уже на своем языке, который он не понимал.

Ему не стали снова затыкать рот, наверное, не хотели, чтобы пленник захлебнулся собственной рвотой. Барин заморгал, и внезапно один глаз очистился, и он увидел форму, которая выглядела точно так, как его, только чище. На руке рядом с ним виднелась нашивка Духа с полосками ефрейтора, именной таблички нельзя было рассмотреть. Другой... он снова сморгнул, и второй глаз тоже открылся.

Теперь Барин заметил внимательный взгляд холодных серых глаз одного из хордов. Табличка гласила Сантини, а полоски указывали на старшего специалиста, но вот выражение лица ясно говорило: убийца и горд этим.

Барин хотел бы вести себя с достоинством, которого всегда ждали от Серрано, не взирая на обстоятельства. Побег, определенно. Захват плохих парней, идеально. Все, что нужно, это мозги, которых у него хватало, мужество и физическая форма... два последних предполагалось иметь. Его бабушка смогла бы сделать это во сне. Любой из великих Серрано смог бы.

Но он чувствовал себя не великим Серрано, а неопытным мальчишкой, чей разбитый нос был размером по крайней мере с мяч для парпона, у которого болело все тело, и который был окружен большими опасными головорезами, намеревавшимися убить его. Он ненавидел чувство беззащитности, но даже негодования и обиды было не достаточно, что пробудить волну непокорной ярости, которая придала бы ему сил.

Сделай это в любом случае, сказал себе Барин. Если не чувствуешь храбрость, можно использовать мозги. Он снова полузакрыл глаза. Этот человек не был старшим специалистом Сантини, но какое-то имя у него было... и возможно его товарищи назовут его. Это можно понять, даже не зная чужого языка. По крайней мере ему надо выяснить командную систему этой группы, только смотреть и слушать.

Человек, за которым он наблюдал, сказал что-то, и Барин почувствовал острую боль, когда кто-то рванул его за волосы. Он сдержал стон и снова открыл глаза.

- Тебе не нужно спать, мальчик, - сказал хорд.

Его акцент был не сильнее, того, что Барин слышал на территории Семей, но в голосе слышалось такое неприкрытое презрение, какого не выказывал даже его первый инструктор в Академии, которому было все равно, прошел он или провалился. А этому человеку было все равно, жив он или мертв.

- Тебе надо усвоить свое новое положение.

Затем хорд произнес несколько слов на своем языке... Барин даже не знал, как называется язык Кровавой Орды. Кто-то сзади ткнул чем-то холодным и твердым ему в шею.

Снова послышалось бормотание на странном наречии. Хорд напротив усмехнулся. Боль взорвалась в шее, помчалась по руке. Барин чувствовал, что его разрывает изнутри, пальцы взорвались, он увидел, как они отлетели на несколько метров, но почему-то продолжали причинять боль. Прежде чем он смог закричать, мерзкий кляп снова оказался у него во рту. Слезы заструились у него из глаз, тело забилось в конвульсиях. А потом все закончилось.

- Вот твое место, - выплюнул хорд. - Ты развлечение. Запомни.

Он сказал еще что-то, и все поднялись. Барина рванули вверх и, поставив на подгибающиеся ноги, потащили по коридору, в который он никогда не заходил. Здесь не было видно ни одной камеры.

***

- Плохие новости, - сообщила майор Питак, вернувшись с брифинга.

Исмэй подняла глаза.

- Служба безопасности нашла труп на санитарно-техническом складе на палубе 8 в Т-2, на нем не было розового удостоверения, хотя он его получил. Шея сломана профессионально. И у них может быть заложник. Младший лейтенант Серрано.

- Барин! - воскликнула Исмэй, забыв об осторожности, но сейчас было не время для глупого смущения.

- Его послали за чем-то в материально-технический... там ни одна из автоматических систем не работает. Он не вернулся. Когда его хватились и отправились искать, нашли ремни безопасности, пристегнутые к полке, и следы крови... как будто кто-то небрежно вытер лужу.

- Его должно быть ранили, - предположила Исмэй.

- Возможно. Командор Джарлес и командор Ворхес чуть ни сцепились в ярости прямо на брифинге. Почему его послали одного, почему никто не поднял тревогу раньше и так далее. Адмирал не был ими доволен, мягко говоря. А капитан... даже говорить не хочу. Ходили слухи, что лет двадцать назад он столкнулся с Серрано. Если этого парня убьют на борту его корабля, на него ополчится вся семья.

- Но жизнь Бар... младшего лейтенанта Серрано ведь важнее, чем какая-то давняя вражда.

Но умом Исмэй понимала, что это не так. Семья это семья, они не станут рисковать своим положением ради одного человека. Ее семья не стала бы.

Питак пожала плечами:

- Он всего лишь один младший лейтенант на корабле с персоналом более 25000. Капитан не может позволить, чтобы беспокойство по поводу реакции Серрано повлияло на главную задачу - безопасность корабля, - ее взгляд стал жестче. - Вы ведь общались с ним в последнее время, не так ли?

- Да, сэр.

68
{"b":"49572","o":1}