ЛитМир - Электронная Библиотека

Наступил решающий момент.

«Пора! Каролин! Каролин! Хастур! Хастур!»

Боевой клич потряс округу, и король бросил вперед конницу. Следом бегом, в каре в атаку пошла пехота — нельзя было терять ни секунды. Лерони почти обессилели.

Атакующие половодьем охватили подкову холма и отчаянно рванули вверх. В течение нескольких минут по всему северному и западному участкам обороны закипела кровавая битва. Тут Ромили бросилось в глаза, что Алдерик и Ранальд во главе своего небольшого отряда прорвали вражеский строй и устремились вперед, прямо к центру лагеря, где под охраной самых верных Ракхелу солдат располагался фургон с клингфайром. Их осыпали кучей стрел, но Алдерик и Орейн прорвали хлипкую оборону и вместе с Ранальдом, на мгновение придержав коней, пустили впереди себя раскаленный, размером с лошадь шар — так и гнали его мыслью. Этот сгусток энергии вонзился в фургон. Время остановилось — Ромили едва успела отогнать подальше сторожевую птицу, — и со страшным, переливчатым, сухим треском в небо взметнулся столб огня. Тут же треск сменился протяжным нестерпимым ревом. Все бросились врассыпную, и тотчас из-под облаков посыпался частый огненный дождь. Капли падали на траву, на повозки, на людей, прожигали доспехи насквозь. Запылало дерево — в лагере начался кромешный ад. Живые факелы метались по вершине холма, вопли, вскрики, рев животных слились в единый вой. Тут как раз подоспела одолевшая первую линию обороны конница короля, и началась такая резня, что кровь полилась ручьями.

Ромили на миг оторвалась от созерцания поля битвы — то-то изумилась она, когда часть ее сознания оказалась намертво сцепленной с разумом Солнечного. Каролин не жалея гнал его вперед. Ромили почуяла запах горелой травы, паленого мяса, в морду ее коня пахнуло смердящим жаром огня; вокруг мелким дождиком падали полыхающие капли, пятнавшие землю круглыми обугливающимися проплешинами… Однако жеребец, управляемый сильной рукой, бесстрашно мчался вперед. Вот он перемахнул через траншею… Или это сама Ромили несла на себе короля? Они оказались в самом сердце вражеского лагеря.

Собственно говоря, и вражеской армии как таковой уже не существовало. Разве что испытавшая смертельный ужас толпа отчаявшихся людей, которую топтали конями, рубили мечами, кололи копьями.

— Эй! — послышался зычный голос Орейна. Только он и мог перекричать шум битвы. — Ищите Ракхела. За ним, ребята!.. Взять подлеца живьем!..

Теперь Ромили совсем рассталась со сторожевой птицей — та свободно, в стороне, парила над землей. Вся, мыслями и чувствами, девушка была с вороным жеребцом. В чужом лагере сгорело все, что могло сгореть, — хорошо поработали лерони короля. Кое-где враги еще оказывали организованное сопротивление — туда и направил свой бег Солнечный. Его не надо было понукать — Каролин правил им при помощи мысленных приказов.

Вдруг вороной споткнулся. Ромили сразу не поняла, ей почудилось, что сбился с ноги ее конь, нет, это всадник притормозил бег и вздернул его на дыбы. Солнечный уже опускался на внезапно оказавшегося перед ним человека, взмахнувшего мечом… Конь ударил его огромным копытом, ударил сокрушительно, как бьют молотом. Ромили невольно ощутила, как смялась голова солдата, скорее лопнула, как созревший плод. Это сделали ее копыта? Или то был вороной?.. Она ощутила, как Каролин поерзал в седле, сохраняя равновесие. В этот миг еще один солдат возник перед ним, взмахнул мечом — Каролин откинулся назад и грохнулся оземь; следом Ромили ощутила, как режущее лезвие коснулось незащищенной шеи, острая боль пронзила ее, голова отделилась от плеч, хлынула кровь, и вместе с ней из нее умчалась жизнь…

Как она упала на землю, Ромили уже не почувствовала.

Дождь. Крупный холодный дождь… Барабанит и барабанит по земле. Почва уже пропиталась влагой, вода выступила, а капли все падают, падают… Даже запаха клингфайра не слышно, а это такая вонь, что за версту почуешь. Но нет, не слышно… Все смыл дождь. И небо черным-черно, полночь, что ли? Ромили села — голова отчаянно кружилась, она ничего не могла понять, потом на мгновение вспомнила свист опускаемого меча, острейшую боль в шее и вновь, потеряв сознание, повалилась на мокрую траву.

Теперь забвение длилось недолго, и не такое оно было полное, мерцало на грани сознания.

Солнечный! Она вновь села — ее неожиданно обильно вырвало. Сразу полегчало, девушка решительно принялась отыскивать в беспробудной темноте вороного.

Напрасно!..

Вокруг стояла глухая вязкая тишина, разве что шелест дождя, редкий свист ветра и еще какие-то неясные звуки сливались в мучительное, едва слышимое неясное ворчание. Ромили глянула в одну сторону, в другую — неожиданно остро заныла шея, однако прочная мгла поглотила местность и только в нескольких шагах от нее смутно угадывалось тело лошади. Уже привыкнув, девушка обнаружила, что голова коня почти напрочь отрублена и неестественно закинута назад. Здесь же под трупом валялись человеческие останки — по-видимому, тот самый солдат, кого затоптал Солнечный… Дождь смыл остатки крови, потому, может, особенно отвратительно и зловеще выглядела чудовищная рана. Какой же силы удар обрушился на коня! Солнечный, Солнечный — мертв, мертв, мертв! Она едва не потеряла сознание — голова закружилась, опять подступила тошнота. Солнечный, чьей жизнью она так долго жила…

Которого она так откровенно предала, привела к гибели. Два властителя не поделили трон… Никто из них не достоин и копыта этого скакуна… «Ах, Солнечный… вместе с тобой умерла и моя душа…»

Ромили ощутила пустоту и безысходность — да жива ли она?! Или ей весь этот кошмар только мерещится. Она слышала легенды, в которых рассказывалось, что некоторые люди, распростившиеся с жизнью, еще пытались подать знаки живым, вступить с ними в контакт. «Ах, какой бред! Что я несу! Какие тут могут быть легенды!..» Что ей осталось, кроме ярости и чувства вины…

Она выпрямилась. Начинало светать…

Вокруг лежали трупы солдат — по форме она определила, что здесь были солдаты и Ракхела, и Каролина. Самого короля видно не было, хотя он должен был лежать неподалеку. Ее охватила смутная тревога — неужели Ракхел одержал победу? Нет, что-то здесь не то — она ясно слышала, как Орейн призывал своих людей схватить узурпатора. Выходит, дело сделано? Тогда почему кругом такая тишь, почему безмолвие?.. Что же случилось на самом деле?

«Какая разница, кто из мошенников займет трон!..»

Наконец к ней вернулось ощущение собственного тела и огромной давящей усталости и бессилия. Над полем в сумрачной мгле черными тенями кружили кворебни. Один из стервятников тяжко опустился на труп Солнечного — Ромили замахала на него руками, — к сожалению, горло еще не подчинялось ей, тем не менее стервятник с ленцой взмахнул крыльями и взмыл в мерцающее, зыбкое, едва различимое небо. На этот раз он улетел, но скоро вернется. Кто сможет помешать?

«Солнечный мертв. Я обучала его, своими руками каждую шерстинку приглаживала. И в конце концов передала его человеку, который повел его на верную гибель… Какой ты был скакун! Никогда не спотыкался, не уставал, ты принес Каролина к тому месту, где тебя поджидала смерть. Лучше бы я убила тебя собственными руками — еще тогда, на постоялом дворе. Лучше бы я не подходила к тебе, когда ты зверем смотрел на этих двуногих, загнавших тебя в тесную коробку. Лучше б я миновала тот постоялый двор, и ты никогда бы не узнал, что такое жалящий огонь, что такое лезвие меча, коснувшееся твоей шеи…»

Вдали в ночи мелькнул и пропал тусклый свет. Еще раз… Кто-то обходил с фонарем поле битвы. Грабители, обыскивающие трупы? Похоронная команда? Неожиданно она догадалась — это сестры из Ордена, разыскивающие своих товарищей, тех, кому заказано быть похороненным вместе с солдатами…

Словно теперь это имеет значение…

Огонек зигзагами, то замирая, то вновь пускаясь в путь, двигался по полю. Ее тоже считают погибшей… Скоро они доберутся сюда — когда она полетела с коня, сраженная насмерть гибелью Солнечного, все решили, что она тоже убита. Теперь они ищут ее тело. Когда найдут — обрадуются…

110
{"b":"4958","o":1}