ЛитМир - Электронная Библиотека

Как только они двинулись по улице, Кэрил, пересевший к Ромили, попросил ее подъехать поближе к Орейну.

— Лорд Орейн, вы же сами говорили… И ваи дом клялся, что, как только мы доберемся до Каер-Донна, вы отправите меня к отцу в знак перемирия. Он же дал слово… Папа… — Голос мальчика дрогнул. — Папа, наверное, места себе не находит, волнуется за меня…

— Вот и на здоровье! — грубо вклинился в разговор Аларик. — Пусть он тоже помучается, как я мучился, когда погибли моя жена и сын. Кстати, от рук твоего батюшки…

Кэрил удивленно уставился на него. Лицо Аларика почти полностью скрывала борода, из-под шапки выбивались волосы. Наконец мальчик выговорил:

— Теперь я узнал вас, мастер Аларик. То-то мне все чудилось что-то знакомое. Вы не правы, сэр; мой папа не имеет никакого отношения к смерти вашего сына. Он умер от знойной лихорадки. Мой собственный брат умер тем же летом, и королевские знахари лечили их обоих. Они старались изо всех сил… Печально, что ваш сын покинул вас, но, клянусь честью, мастер Аларик, мой отец не имеет к этому никакого отношения.

— А как насчет моей жены, которая выбросилась из окна, когда услышала, что ее сын погиб ужасной смертью?

— Впервые слышу об этом. — Голос его задрожал, на глаза навернулись слезы. — Моя мамочка была вне себя от горя, когда умер мой брат. Я сам не отходил от нее ни на шаг, боялся, чтобы она с собой что-нибудь не сотворила. Я очень сожалею… Действительно, мне очень жаль, мастер Аларик. — Кэрил обнял Аларика. — Если бы папа узнал об этом пораньше, он бы никогда не допустил этой ссоры. Никогда бы не обвинил вас…

Аларик судорожно сглотнул, попытался было освободиться. Не получилось — и он замер… Лошади и червины ступали бок о бок, все затаили дыхание.

— Боже! — глухо произнес Аларик. — Что ж ты не защитил моего сына? Парень, я не смею обвинять тебя за то, что ты любишь родного отца. — Голос его дрогнул. Он помолчал, потом выговорил: — Обещаю помочь лорду Орейну доставить тебя домой в целости и сохранности.

Орейн шумно, с облегчением вздохнул.

— Аларик, с кем мы пошлем его на равнину? С тобой? В пасть дьяволу? Я имею в виду, что там со дня на день начнется такая резня… К тому же ты нужен армии. Кэрил, ты пойми, время смутное, а мы должны решать более серьезные проблемы. Кэрил, я, право, в затруднении. Нужна предварительная договоренность, да и отправить тебя к отцу можно лишь с надежным эскортом. Где гарантия, что на обратном пути наши люди не будут схвачены? Ты же разумный мальчик, сам должен понимать, что мы не имеем права рисковать тобой в такую пору. Здесь есть постоялый двор, принадлежащий Ордену Меча. Моя кузина одна из меченосиц. Вот их-то мы и наймем для сопровождения. Они отправятся на юг, в Тендару, ты с ними будешь в безопасности. Я поговорю об этом с домом Карло, Кэрил, и, возможно, тебя отправят в дорогу дня через два. Твоему отцу в Хали пошлют птицу-вестника. Ты сам черкнешь пару строк. Но обо всем следует договориться заранее. Мы не можем допустить, чтобы хотя бы один волосок упал с твоей головы. Поэтому мы должны сделать все, чтобы исключить даже намек на провокацию.

— Понимаю, — простодушно согласился мальчик, — и восхищаюсь вашей добротой и предусмотрительностью. Мне, честно говоря, пришлось по душе это путешествие. Если бы не мама и папа… Ведь им известно только то, что я покинул Неварсин.

— Я и так без конца думаю, как быть, — помрачнел Орейн. — Ладно, давайте доберемся до гостиницы. Не торчать же посреди улицы!

Они быстро добрались до длинного одноэтажного дома. За строением угадывался двор, окруженный забором, еще какие-то постройки, по-видимому, конюшня. Над входом висело грубо намалеванное изображение ястреба.

— Здесь, «Под ястребом», нам готов и стол и дом, — указал на здание Орейн. — Я думаю, и от ванны вы не откажетесь. В городе бьют горячие ключи, и баня расположена совсем близко.

Все радостно загалдели, даже Ромили, хотя в голове у нее и мелькнула тревожная мысль — не хватало еще попасть в мужское отделение! Тем не менее ей так хотелось окунуться в горячую воду, полежать, понежиться, помыться. Нет, сурово осадила она себя, это не для нее! Ее удел присматривать за птицами, проследить, чтобы лошади и червины были сыты. Она лишь обмоет лицо, руки, полакомится вкуснятиной, которой угостит Орейн.

Прежде всего гигант заказал для них комнаты, причем сразу заявил, что лучшую предоставит Кэрилу, потому что среди них он всех выше по рождению.

— А ты бы не хотел разделить со мной жилье, Румал? — спросил Орейн.

— Вы очень добры, сэр, — сухо ответила Ромили, — но я предпочитаю конюшню, там у меня хлопот полон рот. Надо за птицами присмотреть, на новом месте они обычно ведут себя беспокойно.

Орейн пожал плечами.

— Как хочешь. Но после обеда я должен буду попросить тебя об одном одолжении.

— Как вам будет угодно, сэр.

Скоро вся компания собралась в столовой на обед. Подали свежеиспеченный хлеб, нарезанный ломтями, жареные ароматные корешки, печеные тушки птиц манили золотистыми хрустящими боками, гарниром к ним служили тушеные овощи. Все это изобилие завораживающе подействовало на изголодавшихся людей — они на мгновение замерли, оцепенение прошло только после первого тоста. Пиво и вино лилось рекой. Орейн запретил Ромили пить, но девушка так любила пиво, что, не обращая внимания на предостерегающий взгляд гиганта, взялась за вторую кружку.

— Румал, — он постучал пальцем по столу, — забыл, что у тебя головка слаба на выпивку?.. Эй, служанка! — позвал он. — Принеси ребятам сидра.

— О! — тут же передразнил его Аларик. — Матушке Орейн еще следует уложить этих птенчиков в кроватки и спеть им колыбельную. Ну, а мы, ребята, отправляемся в баню. Я правильно сказал, правильно? — обратился он к товарищам.

— Нет, — заявил Орейн, — я тоже иду с вами в баню.

— А потом в веселый дом, к девочкам! — воскликнул один из спутников, поедавший столовой ложкой тушеные овощи. — Гулять так гулять! Я уж, Зандру знает, черт-те сколько не видал женщин.

— Ай! — подхватил его сосед. — Я бы хотел что-нибудь поболе, чем только смотреть на них!

Орейн осадил его:

— Постыдился бы при детях!..

— Я тоже хочу в баню! — решительно заявил Кэрил.

— Нет, парень, бани в этом городе совсем не то что монастырские купальни, там полным-полно шлюх и всякой дряни. О себе-то я не беспокоюсь, а вот маленькому мальчику из приличной семьи там делать нечего. Я прикажу принести тебе в комнату огромную лохань, там ты помоешься, а потом — спать. Тебе надо отдохнуть. Тебе, кстати, тоже. — Он посмотрел на Ромили. — Ты еще слишком молод для подобных развлечений. Проследи, чтобы Кэрил отмыл ноги, затем можешь заказать лохань и для себя. Из дома не выходи — уж больно ты хорошенький, совсем как молоденькая, свеженькая девушка.

— Что ты так заботишься о парне? — спросил Аларик. — Шагу не даешь ступить ему самому. Должен же он когда-то отведать настоящей жизни! Вспомни, каким ты сам был в его годы, лорд Орейн.

Гигант нахмурился.

— Что за напасть! Что бы я ни сделал, все не так! И парень под моей опекой, и сын Лиондри оказался здесь, а ему нельзя оставаться без присмотра. Поэтому ты, Румал, останешься здесь и приглядишь за мальчиком. Уложишь его спать, если я задержусь в бане.

— Что ж ты терпишь, парень, тебя же не нанимали ухаживать за мальчишкой! — воскликнул один из мужчин, выпивший больше других. — Ты что, записался в слуги к Хастурам?!

Ромили примиряюще сказала:

— Конечно, я останусь с Кэрилом. Я же христофоро, мой долг помогать слабым.

— Ах-ах, — засмеялся Аларик, — смотри, скоро обзаведешься нимбом и вознесешься. — Вот что я скажу тебе, парень, — не дело для молодца заниматься подобными штуками. Ну да черт с тобой. Эй, здесь есть мужики? Ну-ка, кто со мной? Двинули, ребята!

Один за другим мужчины повставали из-за стола и потянулись к выходу. Ромили с Кэрилом отправились наверх, там уже была приготовлена большая бочка с горячей водой. Девушке следовало искупать мальчика — сердце сжалось при взгляде на его худенькое детское тельце, сразу вспомнился Раэль. Она повздыхала, предложила помыть его, однако Кэрил отказался от помощи.

62
{"b":"4958","o":1}