ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
Невеста
Любовь без правил
Зови меня Шинигами
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Эрхегорд. Сумеречный город
Больше жизни, сильнее смерти
Все наши ложные «сегодня»
Девушка в тумане

Она дала распоряжение трем сестрам тщательно перебрать медикаменты, перегрузить их так, чтобы все необходимое было под рукой. Потом объявила Ромили, что она свободна и может заняться конями — они уже заждались ее… С тем девушка и вернулась в палатку, но не прошло и минуты, как полог вновь откинулся и Яни прямо из проема крикнула:

— Спасибо, чиа![25] Это было трудное и опасное дело, не каждому оно по плечу. Не следовало так поступать с послушницей, однако ты справилась отлично. Я просто не ожидала! Это только на первый взгляд — или теперь — задание кажется простым, на самом деле даже опытному послу оно могло оказаться не под силу. Слушай, Роми, не хотела бы ты заняться чем-нибудь другим? Я могу подобрать тебе кое-что получше, чем возиться с животными…

Ромили хмыкнула — зачем ей это? С животными она ладила, набралась опыта в обращении с ними — могла и за конюха, и за тренера сойти, а дипломатические поручения — штука тонкая!.. Она вспомнила недавний испуг, охвативший ее, когда Лиондри Хастур решил оставить ее в заложниках. Зачем ей это? Она так и сказала Яни. Та минуту-другую поиграла бровями, что-то прикинула, потом засмеялась:

— Что ж, не стану отговаривать. Хочешь возиться с навозом — возись, если тебе так нравится, дорогая. Все равно, огромное спасибо.

Ромили что-то проворчала и направилась на выгон, где пасся табун. Там же бродил и ее конь, еще под седлом. Он встретил хозяйку радостным ржанием — сними, мол, поскорее эту сбрую, пора и мне отдохнуть, пощипать травку… В этот момент ее окликнула Мхари, выбежавшая из шатра.

— Роми, — издали торопливо заговорила она, — седлай коня и приготовь пару вьючных червинов. Немедленно!.. Седлай и скакуна Яни… Она к вечеру покидает лагерь и предупредила, что ты будешь сопровождать ее.

— К какому вечеру? — опешила Ромили. — Уже спустились сумерки. Значит, сейчас?

Девушка недоуменно глянула на сестру, при этом машинально продолжая поглаживать коня. Тот сразу почуял неладное… То-то и хозяйка до сих пор не ослабила подпруги…

— Что случилось? Почему на ночь глядя?

— Спроси у Яни, — заявила Мхари с некоторым раздражением. — Я предложила отправиться с ней, но она даже слушать не стала, говорит: ступай предупреди Роми. Я ей: сестра, поди, устала, ведь не легко вырваться из пасти Лиондри Хастура… Яни разве поймешь — поди, говорит, приготовь смену белья и запас продуктов на четыре дня. Вот неуемная…

Ромили поджала губы — вот те на! Ни отдохнуть не дадут, ни коня выпасти. Конечно, она поклялась в верности Ордену, но должно существовать хоть какое-то милосердие. Даже среди женщин! Тем не менее, зная Яни и доверяя ей, Ромили поняла, что это неспроста. Собственно, спорить тут не о чем — приказ есть приказ. Она подтянула подпруги и, опустив голову, повела коня к коновязи. Потом занялась конем Яни, оседлала его, подготовила к дороге, осмотрела копыта… В этот момент Яндрия вышла из палатки. Ромили сразу заметила: что-то неладно — глаза сестры покраснели, словно она наплакалась вволю, однако ни о чем спросить не посмела. Поинтересовалась только:

— Куда мы отправляемся, Яни? И так внезапно…

Та мгновение колебалась, потом облокотилась о седло и, повернувшись к девушке, объяснила:

— То, что Лиондри просил тебя передать, можно понять как предупреждение, что, мол, выбора у него нет. Он знает, что я здесь. И тот, другой, знает, что я здесь. Не сомневаюсь, за тобой высланы соглядатаи. Одним словом, оставаясь здесь, в лагере, я подвергаю опасности не только наших спутниц, но, по существу, весь Орден. Ведь мы не принимаем участия в войне, соблюдаем строгий нейтралитет. Однако Лиондри — и еще кое-кому — известно, что я родственница Орейна, значит, существует возможность через меня выйти на его след и на след короля Каролина.

— Так я же сказала, что видела Орейна в Каер-Донне.

— Ты не понимаешь, — досадливо поморщилась Яни, — они все это знают. Им необходимо обвинить Орден в сношениях с Каролином, то есть в тайном пособничестве противоположной стороне, а это нам ни к чему. Кроме того, люди Ракхела могут решить, что я знаю о планах Каролина. Через Орейна, разумеется… На самом деле я ничего не знаю, но попробуй им это объяснить! Я должна немедленно покинуть лагерь, чтобы, если люди Ракхела нагрянут сюда, сестры могли честно сказать: нас здесь нет. Даже на допросе в присутствии лерони — те смогут прочитать их мысли и подтвердят, что сестры не знают, куда мы отправились, каковы планы короля и Орейна. В этом случае Орден будет чист и у нас не будут связаны руки. Тебя я беру с собой потому, то ты единственная, кто что-то знает. Даже слишком много, и Лиондри попытается захватить тебя как можно быстрее. Слово, данное сыну, он исполнил. К тому же, если Кэрил по простоте душевной расскажет, что случилось в Неварсине и о походе в Каер-Донн, считай, твоя песенка спета. Тебя неминуемо ждет допрос с пристрастием. Так что и тебя следует увезти отсюда. Мне, конечно, не надо было посылать тебя в Хали, но, поверь, выбора не было. Кроме того… — Яни жалко улыбнулась, на смех, по-видимому, сил не хватило, — существует традиция: члены нашего Ордена не должны уходить в путешествие в одиночку. Их должна сопровождать одна из сестер. Лучше всего, если она верный товарищ.

Ромили даже не слышала об этом неписаном правиле. Еще больше ее взволновало напоминание о том, что Яни — двоюродная сестра Орейна и, естественно, Лиондри Хастур жаждет использовать ее в качестве заложницы. Он не казнит ее, Яни зря боится — по тому впечатлению, которое лорд Хастур произвел на нее, Ромили была уверена, что они имеют дело с человеком холодным, расчетливым, умным. Невероятно, чтобы его до сих пор волновали любовные приключения тридцатилетней давности. А вот взять в заложники — это да! Это перспективно!.. Ромили вскинула глаза на начальницу и сказала:

— К вашим услугам, местра!

— Проверь все, что приготовила Мхари. Собери еду — мы перекусим на ходу. И с Богом. Только поторопись, сестра.

«Какой смысл в подобной спешке, — недоумевала Ромили, — или у Яндрии есть на то причины? Хватит задаваться глупыми вопросами! Приказ отдан — исполняй!»

Девушка торопливо нарезала бутербродов с сыром. На всякий случай сунула в переметную суму каравай и едва начатую головку сыра. Запас душу греет. Надо было бы самой что-либо перекусить перед дорогой, однако разговор с Яни напрочь отбил аппетит. С ее доводами трудно было не согласиться. Война — дело жестокое, тем более гражданская война. Ромили даже передернуло от мысли, что Лиондри действительно сможет взять их заложниками, тогда пиши пропало. Даже Кэрил не спасет ее…

Сестра протянула ей приготовленные яблоки — Ромили сунула их в багажную сумку.

Как только они сели на коней, Ромили спросила:

— Куда мы направляемся, Яни?

— Думаю, будет лучше, если ты не будешь этого знать, — ответила та, и Ромили почувствовала, что Яни действительно боится.

— Ну что, меньшая сестра, тронулись?

Они поскакали, как сообразила девушка, в северном направлении, однако вскоре принялись кружить, пока сестра не наткнулась на заросшую травой, редко используемую проселочную дорогу, изрытую копытами червинов — так и в горах они прокладывали тропы. Проселок вилял между холмами, потом почти совсем исчез. Ромили потеряла всякое представление о маршруте, однако Яндрия уверенно двигалась вперед, словно прекрасно знала цель путешествия.

Скакали они довольно быстро, пока не добрались до покрытых лесом увалов, здесь предводительница чуть придержала коня. Наконец Яни предложила перекусить, и женщины с аппетитом на ходу полакомились бутербродами с сыром. Потом неожиданно спешились и, к удивлению Ромили, устроили привал. Зачем тогда надо было жевать на ходу? Или, может, они кого-то ждут — девушка огляделась вокруг. Вряд ли — уж очень неприметное место. Яндрия вела себя спокойно — страх, давеча не дававший ей покоя, теперь почти совсем исчез. Ромили, не решаясь проникнуть в сознание спутницы, терялась в догадках — неужели здесь назначено место встречи? В это она никак ни могла поверить. Ни единой бросающейся в глаза приметы. Вероятно, они просто отдыхают. Загадки, загадки… Ни с того ни с сего Яндрия приказала сесть на коней и, уже тронувшись, подтянула за веревку вьючного червина и заявила:

вернуться

25

Нежное обращение к девушке.

76
{"b":"4958","o":1}