1
2
3
...
84
85
86
...
119

— Что я могу поделать с собой! — пожаловалась Ромили. — Мне с ними возиться одно удовольствие. И для них тоже… Иной раз вроде труднейшее задание надо освоить, а они разыграются, как дети… Просто душа радуется… Я к ним с лаской, и они в ответ с лаской. Как я могу отмерить, кому сколько? Если конь тебе по сердцу, то и привязываешься к нему…

Яндрия виновато глянула на нее.

— Очень жаль, что нам приходится использовать твой ларан для подобной цели. И тебя тоже… Что их ждет в бою? Кони грудью идут на врага. — Она погладила Ромили по волосам. — Помнится, Орейн сказал мне, что ты умеешь обращаться со сторожевыми птицами… в тот раз, когда он привел тебя к нам на подворье…

Ромили кивнула.

— В таком случае я вынуждена взять тебя в лагерь Каролина. Тебе придется дать несколько уроков тем, кому поручено работать с ними. Пойди и переоденься — нехорошо в таком тряпье появляться в лагере.

— Опять переодеваться! — возмутилась Ромили. — У меня времени на это нет. Ни капельки!.. Я вполне нормально одета…

— Для конюшни! А тебе надо выехать в город, — настаивала Яндрия, и в следующее мгновение Ромили увидела себя ее глазами: волосы спутаны, в них застряли стебельки соломы; рубашка расстегнута — в тот день стояла сильная жара и пот лил ручьями, подол вылез из брюк. Девушка глянула в расстегнутую щель ворота — Боже, грудь наружу! А брюки? Такое тряпье даже в конюшне носить стыдно, если же появиться во всем этом в военном лагере, да еще попасться на глаза Орейну!.. Девушка вспыхнула от смущения и неожиданно хихикнула.

— Ой, действительно! — всполошилась она. — Я быстренько. Минуточку!..

Она тут же умылась у рукомойника, потом бросилась в дом. Комнату она делила с Клеа и Бетой… Там причесалась… Затем достала все чистое — переодела нижнее белье, натянула малиновую рубашку, новые бриджи, подпоясалась — на пояс подвесила кинжал. Теперь другое дело… Теперь она выглядела не как батрачка, не как крестьянский паренек, но как полноправная меченосица, профессиональный солдат, достойный служить в армии Каролина. В новом одеянии она сама себе понравилась — явно повзрослела, можно сказать, похорошела, почувствовала себя уверенней… Вот что значит одежда, почему-то решила Ромили, словно забыв, что ее годки упорно бегут и с каждым днем прибавляют ей женственности.

Когда она вышла во двор, Яндрия одобрительно рассмеялась. Все такая же хохотушка… Одета она была тоже в походную форму члена Ордена Меча — малиновая блуза, меч на поясе, на шее в ножнах висел кинжал; в мочке левого уха поблескивала серьга.

Сев на коней, они бок о бок поскакали к левым воротам подворья Ордена. Миновав их, добрались узкой улочкой до крепостной стены…

4

Подъехав к лагерю поближе, Ромили могла более тщательно рассмотреть вооруженных людей, знамя — серебряная сосна на голубом поле, — развевающееся над самым высоким шатром, где — Ромили так хотелось верить в это — находились апартаменты короля или, по крайней мере, его штаб. Скоро они приблизились к внешнему обводу войсковой стоянки, проехали мимо многочисленных коновязей — кое-где уже были устроены летние конюшни, — мимо походных кухонь, с той стороны пахло чем-то очень вкусным; далее они добрались до огороженного канатами плаца, на котором только что набранных рекрутов гоняли строем, других же обучали приемам рукопашного боя. Ромили подобные занятия уже стали привычны. Тут она заметила, что руководила занятиями одна из сестер и вчерашние крестьянские парни бросали на нее хмурые взгляды. Каково им было чувствовать себя под началом женщины! В дальнем углу шел урок фехтования. Разбитые носы и огромные синяки украшали почти всех новобранцев.

Вход в центральную часть лагеря охранял часовой. Он остановил всадниц. Яндрия отдала ему честь и заявила:

— Меченосица Яндрия и послушница Ромили. Я ищу лорда Орейна, мы прибыли по его вызову.

Ромили на мгновение напряглась — у часового было такое лицо, что он вот сейчас непременно ляпнет какую-нибудь грубость, обматерит их с ног до головы, однако тот, не изменив выражения лица, так же равнодушно отдал честь и послал рассыльного — мальчишку лет пятнадцати — разыскать лорда Орейна.

Девушка считала, что могучую, высокую фигуру ее бывшего спутника она сразу заметит, но Орейн неожиданно вынырнул откуда-то сбоку. Сердце у нее замерло…

На этот раз он был одет в изысканный наряд цветов Хастуров — голубое с серебряным, на груди — украшенный драгоценными камнями большой кулон, сбоку — меч, рукоять которого посверкивала в солнечном свете. Ромили пришло на ум, что стоило встретить его в таком наряде в тот первый день, у нее бы сразу язык отнялся. Она бы в присутствии такого важного вельможи и слова выговорить не смогла. Лорд вежливо поклонился женщинам, сказал что-то — в речи его и следа не было от тех просторечных оборотов, которые он позволял себе в переходе через Хеллеры. Ни малейшего намека на акцент… Именно так должен был выражаться придворный.

— Местр'ин, с вашей стороны было очень любезно так быстро откликнуться на мою просьбу и прибыть в лагерь, — сказал он.

И Яндрия ответила в том же духе — что для них, мол, огромное удовольствие явиться по первому зову. Служба королю — высокая честь… И тому подобное…

Обменявшись любезностями, Орейн продолжил по-человечески, без этих куртуазных выкрутасов:

— Помню, что Ромили умеет обращаться не только с ястребами, но и со сторожевыми птицами. Недавно к нам прибыл ларанцу из Трамонтаны, но у него нет опыта в обращении с этими тварями. Тем более что они вам, дамисела, хорошо знакомы — это все те же Благоразумие, Умеренность и Усердие. Не будете ли вы так добры обучить нашего мага обращению с птицами?

— Рада помочь вам, лорд Орейн, — ответила Ромили и добавила: — Но только в том случае, если вы перестанете называть меня дамисела, да еще в таком тоне.

Лицо у Орейна вытянулось, он как-то робко отвел глаза в сторону — создавалось впечатление, что взгляд Ромили его пугал.»

— Прости — конечно, Ромили. Ты это имела в виду? — Уловив одобрение в глазах девушки, он пригласил их: — Сюда, пожалуйста.

Ромили последовала за Яндрией и Орейном, который взял сестру под руку.

Яндрия поинтересовалась:

— Как сам-то?

Орейн пожал плечами.

— Куда лучше, чем после получения посланных тобой новостей. Ты встречалась с Лиондри лицом к лицу?

Ромили заметила, как дернулось веко у Яндрии.

— Я слишком боязлива для этого. Я тогда послала вместо себя Ромили. Если мне доведется встретиться с ним… — Она не договорила, и некоторое время они шли молча. — Не знаю, видел ли он эти деревни, что были расположены вдоль северной дороги. Там до сих пор еще гибнет все живое. — Теперь Яндрия повела плечами, словно ей стало холодно. — Слава богам, что я всего-навсего простая меченосица, а не лерони. Если бы я хотя бы раз увидела, что они сотворили в таком благодатном краю, я не знаю… Я бы не могла поднять глаза. Дневной свет мне был бы не мил.

Ромили неожиданно почудилось — вот она, разгадка такой ненависти отца к ларану. Вот почему он слышать это слово не мог, а также все, связанное с ним. Вот почему он возносил хулу на Башни, в одну из которых сбежал Руйвен. Поэтому, может, он и выставил из дома приехавшую к ним в «Соколиную лужайку» лерони и не дал ей возможности проверить телепатические способности Ромили и Мэйлины.

Потому что ларан является оружием, и то, что она видала, — это малая толика силы, погубившей деревню, где рос Орейн. Оказывается, там были и другие поселения, по которым безжалостная рука прошлась зеленым туманом.

Если так, то ларан — это что-то чудовищное!.. Если же ему можно обучить при наличии даже маленьких способностей, то страхи отца вполне можно понять и разделить.

Орейн горько заметил:

— Каролин сказал, что он никогда не применит для ведения войны ларан, пока подобное оружие не будет использовано против него. Если Ракхел, обезумев, вновь созовет лерони, чтобы атаковать короля, Каролину придется поступить так же. Выбора у него не будет. Ты же сама знаешь это, Яни. Не хуже меня… Ты бы собралась с духом и лично рассказала ему о том, что узнала в Хали, пусть даже известия печальные. Что касается Ромили… — Гигант повернулся в ее сторону и немного подумал. — Люди, занимающиеся со сторожевыми птицами, расположились вон там. — Он указал девушке направление. — И хозяин их, и его помощник… У них там шатер. Думаю, они оба сейчас на месте. Отправляйся к ним, Ромили, а нам, — он обратился к сестре, — сюда.

85
{"b":"4958","o":1}