ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не советую подходить к ней слишком близко, да и на расстоянии она тоже опасна. Королевская кобра может плюнуть ядом с нескольких ярдов, — беззлобно продолжал Эллис.

Щеки Фионы дрогнули, она кинула на Эллиса испепеляющий взгляд и не глядя поставила бокал на первую попавшуюся поверхность. Быстрыми, злыми шажками Фиона подошла к Джулиану. В этот момент она показалась Труф злой, ощетинившейся кошкой с поднятым дыбом хвостом.

— Дорогой Джулиан, — сквозь зубы процедила Фиона, кокетливо оперевшись на его руку. — До каких пор нам придется терпеть все это? — В туфлях с длинными и тонкими, как лезвия кинжалов, каблуками, она была почти такого же роста, как и Джулиан.

Труф почувствовала, как на нее накатывает ревность. Она отвернулась и внезапно поймала взгляд Гарета, устремленный на Фиону. Собственная ревность померкла, в глазах юноши Труф увидела неприкрытую, явную страсть в ее высшем проявлении.

"Гарднер абсолютно прав, Гарет безумно влюблен в Фиону. И могу поклясться, что эта сука знает о его чувствах", — отметила про себя Труф. Ситуация, в которой она оказалась, начала ее сильно раздражать.

— Хватит, Эллис, — раздался резкий голос Джулиана.

Эллис вздрогнул. Было видно, что он хотел проигнорировать командирские нотки в голосе Джулиана, но в конце концов неохотно подчинился.

— Ну ладно, — произнес он. — Познакомимся с нашим зоопарком бегло, без комментариев. — Чтобы сохранить равновесие, он ухватился за руку Труф.

Труф удивилась — всего секунду назад Эллис стоял абсолютно не шатаясь, сейчас же он, похоже, с трудом держался на ногах.

— Доннер Мэррей, — представил он.

Светловолосый мужчина примерно того же возраста, что и Труф, в сером вельветовом пиджаке без галстука, поклонился ей. Он улыбнулся Труф застенчивой, отсутствующей улыбкой и приподнял бокал в приветствии.

— Карадок Бакленд, — продолжал Эллис.

— Рад видеть вас.

Это был молодой мужчина с модной короткой прической и тонким золотым кольцом в ухе. На его правой руке блестел массивный золотой браслет. Одет он был поэлегантней, чем Доннер, на нем был светлый, прекрасно сшитый костюм и рубашка с отложным воротником.

— Хиауорд Фаррар.

У Труф уже голова шла кругом от этих странных людей с еще более странными именами. Она была уверена, что половину их ей запомнить не удастся, с последним же именем у нее, похоже, затруднений не произойдет. Его владелец, молодой мужчина со светло-серыми, почти серебряными глазами и рыжими, но темнее, чем у Фионы, длинными волосами, понравился ей сразу. На его губах играла слабая волчья улыбка независимого хищника. Такие люди всегда стоят особняком, и их верность бывает заслужить очень непросто. Он почуял, что произвел на Труф благоприятное впечатление, улыбнулся и произнес:

— Вы еще не собираетесь с визгом убежать отсюда?

— Пока нет, — ответила она.

— Приглашаю вас выпить шерри, Труф. — Стараясь держать ситуацию под контролем, Джулиан отошел от Фионы, и увел Труф. Он подал ей изящный бокал. Фиона занервничала и отправилась развлекать разговорами Доннера.

— У Эллиса довольно тяжелый юмор, — произнес Джулиан, увлекая Труф за собой. Труф показалось, что он смотрит на нее совсем иначе, чем на Фиону. Так ли это или это просто разыгравшееся воображение?

Прежде чем ответить себе, Труф отхлебнула шерри. Напиток был великолепен, если здесь привыкли разгонять кровь перед обедом, то ничего лучшего придумать невозможно.

— Ну, я тоже не сахар, — ответила Труф. — К тому же его колкие замечания меня лично не касались.

— Я не хотел бы, чтобы ты думала о нас плохо. — Джулиан произнес эту фразу очень искренне. Он собирался сказать еще что-то, но в этот момент к ним подошла Айрин, лицо у нее было очень взволнованное.

— Джулиан, — прошептала она. Труф вдруг вспомнила, что Айрин исчезла после того, как Эллис начал представлять гостей. — Джулиан, ты не знаешь, где Лайт?

— Разве она не в своей комнате? — ответил вопросом Джулиан.

— Я только что была там, комната пуста. Джулиан, я боюсь, не отправилась ли она снова бродить…

На лице Айрин Труф видела искреннюю заботу и тревогу. Днем Айрин говорила, что Лайт играет важную роль в деле, начатом Блэкберном, теперь же Труф чувствовала, что Айрин относится к Лайт как к несмышленому, непутевому дитяти.

— Я пошлю кого-нибудь осмотреть все вокруг, — ответил Джулиан. — Она могла выйти с территории поместья незамеченной. Гарет, — обратился он к юноше.

— Не стоит беспокоиться, она здесь, — раздался глубокий бархатный голос.

В дверях показались мужчина и тоненькая, хрупкая девушка.

"Это, должно быть, и есть Лайт", — мелькнуло в голове Труф.

На Лайт была накидка и широкие брюки из прозрачного шелка. Глаз ее Труф не видела, но зато обратила внимание на длинные серебристые волосы. Казалось, они отражают падающий на них свет ламп и излучают поистине неземное сияние.

"Совершенно точно, неземное. Она похожа на экстрасенсов, какими их изображают в голливудских фильмах".

У Труф был весьма небольшой опыт работы с медиумами. Как шутили в институте, забота о них и их воспитание лежали целиком на Дилане и на профессоре Макларене. Труф знала не больше, чем остальные. В ее понятии медиумы были очевидно психически неуравновешенными людьми, чувствительными к излучению, испускаемому, по словам старых людей, "миром духов". В состоянии транса медиум играет роль проводника между иным и нашим миром. "Или делает вид, что играет", — прибавила Труф со свойственным ей профессиональным скептицизмом.

— Джулиан! — Глядя по-детски открыто и доверчиво, Лайт подбежала к нему и крепко прижалась. — Извини, что я ушла, но я снова видела их. Я видела красного оленя и белую лошадь. И…

— А теперь ты поприветствуешь нашу гостью, — произнес Джулиан ласково, но твердо. Он положил руку на голову Лайт и посмотрел на Труф. — Лайт — наш медиум, но она очень часто отвлекается. Не так ли, малышка? — настойчиво спросил он ее.

Лайт энергично замотала головой. Голос ее и жесты были совсем как у ребенка, и Труф внезапно почувствовала потребность защитить эту девушку. Очевидно, она была не в себе, такие люди плохо адаптируются в нашем мире, они к нему просто не подготовлены.

— Я не отвлекаюсь, — возразила Лайт, не замечая Труф. — Я шла за красным оленем и белой лошадью, за ними бежал серый волк и черная собака. Красный, серый, черный и белый, это четыре сторожа у Врат, — возбужденно повторяла она своим тонким певучим голосом.

— Но тебе не нужно ходить за ними в лес, дитя мое. Находиться в лесу опасно, — глубоким голосом произнес вошедший с Лайт мужчина. Он говорил по-английски с едва заметным акцентом, происхождение которого Труф никак не могла определить. Она посмотрела ему в глаза.

"И пала тьма, и не стало света и слова, но огонь вечный…"

Труф с трудом оторвала взгляд. Но отчего?

— Здравствуйте, я Труф Джордмэйн, — произнесла она с вызовом и протянула руку. Труф сама поразилась своей официальности.

Мужчина пожал ее так же официально. Труф едва сдержалась, чтобы не отдернуть руку. Какая-то страшная сила исходила от этого человека, ее ладонь трясло, а перед глазами закрутился калейдоскоп сюрреалистических картинок. "Зачем он здесь? Что он здесь делает в этой одежде? Это не его одежда, и он не должен быть здесь!"

— Это последний из нас, Труф, — сказал Джулиан. — Позволь представить тебе. Это Майкл…

— Архангел. — Высокий мужчина еще раз посмотрел в глаза Труф и отпустил ее руку. Видения исчезли, и она увидела, что у Майкла Архангела черные глаза, в которых почти не было заметно зрачков, и бледно-оливковая кожа, как на картинах времен Возрождения.

— Мое имя лучше звучит на моем родном языке, греческом, — сказал он. — Но его давно переделали на английский манер, поэтому пусть уж оно таким и остается. Не стоит труда переделывать его вновь.

Труф попеременно смотрела на него и на свои пальцы. Они выглядели как обычно, только кончики их жег какой-то слабый огонь. Этот человек — аскет, подвижник. Но откуда появилась в ней эта странная уверенность? Ведь до сих пор она ни разу не видела его.

20
{"b":"4959","o":1}