ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы поступите мудро, если примете приглашение Джулиана, — сказал Майкл, глядя на Труф. — Тем более что ваш багаж уже принесли, не так ли?

— Да, — ответила Труф. Ей показалось странным, что Майкл знает о ее багаже, в гостиной он появился последним. Может быть, он обшаривал ее комнату?

"Ну и домик. Еще немного, и я поверю в НЛО и в заговоры с целью убийства".

— Тогда решено, — твердо произнес Джулиан. — Я не могу отпустить вас сегодня, это просто опасно. Айрин, дорогая, кофе готов, только немного остыл. Подогрей его в термочайнике.

— Как в старые добрые времена, — восторженно проговорила Айрин и довольно улыбнулась. В блеске свечей она отправилась на кухню.

— Я помогу ей. — Прежде, чем Джулиан смог остановить ее, Труф быстро поднялась.

Айрин взяла только одну свечу. Длинные, извивающиеся тени и пляшущее пламя свечи делали комнату зловещей. Не успела Труф войти на кухню, как буря усилилась. Выл ветер, дождь стучал в окна с такой силой, что рамы дрожали. Звуки бури охладили желание Труф уехать. Джулиан был прав, в такую ночь искать место, в котором ты никогда не была, — дело безнадежное. К тому же Труф устала, этот день оказался слишком длинным.

— Дикая ночь, — радовалась Айрин. — В такие ночи, когда идет дикая охота, Торну многое удавалось, — говорила она, легко передвигаясь по кухне. Труф смотрела на нее и чувствовала, что отсутствие света для нее не в диковинку. Айрин перелила кофе в термочайник. — Ты не представляешь, как я скучаю по нему. В такую ночь на дороге нечего делать, и ты никуда не поедешь. — Ее мысли легко перескакивали с магии на другие, более земные предметы.

— Айрин, — спросила Труф. — Эта девушка, Лайт, откуда она?

— О, — простонала Айрин, — ее нашел Джулиан. Когда мы снова обосновались во Вратах Тени. Постой, когда же это было? Кажется, в прошлом году… Разве? — Она на секунду задумалась. — Точно, Джулиан послал за мной ровно год назад. Так вот, она появилась как раз в то время, когда он только начинал работу.

"Вот чертова старуха, она во всем видит проявления своего оккультизма", — с негодованием подумала Труф.

— Вот как? Но откуда она появилась?

— Мне кажется, что она была в больнице, — неохотно отозвалась Айрин, расставляя на подносе чашки с блюдцами. — Насколько мне известно, семьи у нее нет. Бедненькая, у нее не всегда все получается. Иногда самые одаренные не могут взаимодействовать со сферой проявления — малкутом.

"И с реальным миром тоже, — констатировала Труф. Но все это в высшей степени странно. Если у Лайт нет семьи, то как Джулиану удалось взять ее из больницы? — Если она действительно там находилась".

— Теперь, когда ты остаешься, мы о многом сможем поговорить, — сказала Айрин британской скороговоркой. — Будь умницей, возьми этот поднос и отнеси в зал, — попросила она Труф.

— Все черным-черно вплоть до реки. Телефон тоже не работает, — удовлетворенно произнес Гарет, входя в зал. — Я выходил на улицу, — прибавил он, оглядывая свою намокшую рубашку. — Прекрасная, дикая ночь для разных работ, — закончил он твердым голосом.

Труф осторожно поставила поднос на стол. Майкл поднялся и начал расставлять чашки. Труф показалось, что он изучает ее, пытается найти в ней ответ на самый главный свой вопрос. Вошла Айрин и поставила на стол чайники.

— На кухне есть еще немного кофе, правда, он совсем остыл.

— Ничего, — сказал Хиауорд, — нам и холодный тоже понадобится. Ночь предстоит долгой, правда, Джулиан?

Джулиан улыбнулся, предвкушая то, что должно было произойти этой ночью.

— Можете присоединиться к нам, Труф, — произнес он. — Хотите — в качестве наблюдателя, хотите — участницы…

Труф почувствовала отвращение, она догадалась о значении всех намеков и недомолвок. Джулиан хочет заняться магией. Читая "Страдающую Венеру", она поняла, что Блэкберн предпочитал для своих ритуалов как раз такую погоду.

"В такую страшную ночь он и убил мою мать".

— Ну как? — Джулиан дотронулся до ее руки, и Труф почувствовала, как по всему ее телу пробежала дрожь. Она жадно глотала воздух, руки ее тряслись, сердце учащенно билось. Чашка с кофе дрожала в ее руке. Горячие капли упали на руку, и она как будто очнулась. — Труф, — резким, требовательным голосом произнес Джулиан, — вам плохо?

Она поставила чашку на блюдце и потерла руку. К счастью, кофе был не слишком горячим, и рука почти не покраснела. Труф посмотрела на скатерть, на ней расплывалось большое коричневое пятно.

— Извините, Джулиан, мне вдруг стало душно.

— Ничего страшного, — успокоил ее Джулиан. — Этот дом воздействует на людей, особенно во время бури.

Труф не очень хорошо понимала, о чем он говорит.

Никто, казалось, ничего не заметил. Труф отхлебнула кофе и поставила чашку на стол. Она налила в чашку побольше сливок, надеясь, что сахар и кофеин не дадут ей свалиться. Весь этот день, и переезд, и пребывание здесь утомили Труф. Добавляли усталости и свечи, пламя их начало тускнеть.

— Можно быть просто наблюдателем. Перед тем как открывается путь, происходит подготовка, прокладывание пути, — продолжал настаивать Джулиан. — Ночь — самое лучшее для этого время, на экстрасенсорные восприятия уменьшается воздействие солнечного света и просыпающегося разума.

Труф почувствовала, что неохотно, но согласно кивает. Большинство профессиональных экстрасенсов, с кем ей доводилось иметь дело, тоже верили, что их психические способности лучше всего проявляются ночью.

Так, значит, Джулиан хочет, чтобы она участвовала в ритуалах, выдуманных Блэкберном?

Джулиан напряженно вглядывался в лицо Труф, ожидая ее ответа.

"Нет!" — закричала одна часть ее сознания.

— Не знаю, я так устала. Может быть, в другой раз, — залепетала Труф.

— Я буду ждать этого раза, — многозначительно прошептал Джулиан.

— Я пойду проверю, готова ли комната Труф, а затем спущусь в храм, — сказала Айрин.

Она поднялась, подошла к Труф и поцеловала ее в щеку. Труф погладила лежащую на ее плече морщинистую руку.

— Доброй ночи, тетушка Айрин, — громко сказала она, едва сдерживая подступающие к горлу слезы.

Айрин Авалон выходила из зала, неся перед собой длинную свечу словно огненный меч.

— Дорогая, как ты чувствуешь, ты сможешь работать сегодня? — Джулиан обратился к Лайт.

— Конечно, — радостно откликнулась девушка. Глаза ее горели, на губах играла счастливая улыбка.

— Ты снова не пойдешь с нами, Майкл? Почему ты с нами не ходишь? — Она обиженно надула губы.

— И никогда не пойду, — мягко ответил Майкл. — Всяк кулик в своем болоте велик, — ответил он с нежной улыбкой.

— Всяк сверчок знай свой шесток. — Джулиан брезгливо поморщился. — Пусть Майкл ищет свою истину там, где хочет. Надеюсь, мне удастся уговорить Труф присоединиться к нам.

На лице Майкла появилась легкая усмешка, он поклонился и вышел из зала, не взяв свечи.

"Он, наверное, находится здесь очень долго и хорошо знает дом". Труф допила свой кофе и поднялась с кресла. Она почти физически чувствовала царившее за столом предвкушение, желание побыстрее заняться своим «делом», точнее, «делом» Торна Блэкберна.

— Спокойной ночи, — произнесла Труф. — Я очень рада была познакомиться с вами.

"Да уж куда там".

— Я посвечу вам, — поднимаясь, сказал Эллис.

Он взял подсвечник со свечой, зажег ее от канделябра и пошел к выходу. Труф направилась за ним, с тревогой думая, что магическими упражнениями здесь занимаются не ради показухи, а вполне по-настоящему, свято веря в них. Уже выходя, Труф заметила, как все пятеро оставшихся сели ближе друг к другу, образовав тесный круг.

Покачиваясь, Эллис вел Труф наверх.

"Прямо как дети. Секреты, пароль, тайные знаки". — Труф презрительно фыркнула. Однако червячок зависти все-таки точил ее, не очень приятно ощущать себя исключенным из какого-либо дела, даже если ты не хочешь им заниматься.

23
{"b":"4959","o":1}