ЛитМир - Электронная Библиотека

Труф узнала их. Это были Колин Макларен и Клэр Моффат. Ее так и подмывало вытащить фотографию и взять ее с собой, но рассудок ученого говорил, что делать этого ни в коем случае нельзя.

"Значит, можно считать доказанным, что профессор Макларен лично знал Торна Блэкберна. Ну и что, разве знакомство с Блэкберном уже считается уголовным преступлением? Интересно, позволит ли Джулиан переснять некоторые фотографии? И нужно бы поговорить с этим Маклареном. Несколько лет назад он ушел на пенсию. Да, но где он сейчас? Дилан должен знать".

Подумав о Дилане, Труф внезапно почувствовала стыд, она до сих пор не могла отделаться от ощущения, что совершила по отношению к нему предательство. Труф покопалась в своем сознании и пришла к выводу, что стыдиться ей нечего, расстались они как друзья. И все-таки при мысли о Дилане Труф чувствовала некоторый дискомфорт.

"Психологи называют это смещением. Тебя волнует одно, а ты стараешься думать, что это совсем другое. Все очень просто".

Труф прикусила губу, ей показалось, что позвонить Дилану все-таки надо.

"А что я ему скажу?"

Труф вздохнула и снова принялась за фотографии. Под большинством из них были надписи. Среди прочих Труф наткнулась на фотографию пустого школьного автобуса с плакатом: "Таинственный школьный автобус". Около него стояла группа людей, среди которых Труф увидела Айрин и Катрин. Катрин была в расклешенных джинсах и рубашке, завязанной узлом под самой грудью. Глядя в объектив, Катрин чему-то радостно улыбалась. Фотографом был, наверное, сам Торн Блэкберн. Он любил фотографировать и крайне редко фотографировался сам, пряча свои секреты от фотопленки.

В поисках фотографий Блэкберна Труф быстро перелистала страницы альбома. Почти в самом конце она остановилась, обратив внимание на студийный снимок молодого мужчины в полном ковбойском облачении. Если бы не алхимические символы, вышитые на его рубашке, и не изображения солнца и луны на стетсоновской шляпе, мужчину можно было бы принять за рекламного героя с Дикого Запада. Под снимком имелась подпись: "Тех Аркана". "Кто это?" — подумала Труф, но прошлое умело хранить свои тайны.

Она взяла следующий альбом и тут же наткнулась на фотографию Блэкберна. Наконец-то! На снимке была изображена беременная Катрин, а рядом с ней стоял Торн Блэкберн. Фотографировались они в комнате, скорее всего, в гостиной. Вид у Блэкберна был застенчивый, даже робкий. Он стоял, опустив и отвернув в сторону голову, явно не желая фотографироваться. Молодой, очень молодой, таким он и остался навсегда. Бессмертный, как один из тех, кто вкусил яблок Авалона. Вот она, вечная молодость.

Труф ждала, когда на нее нахлынет волна возмущения, вид Блэкберна всегда вызывал его, но, к своему удивлению, почувствовала только усталость и боль. Все эти люди на фотографиях тогда были совсем невинны, как и их поступки. Они еще не знали, что все кончится так плачевно — разбитые жизни, ложь и невыполненные обещания. А знал ли об этом Блэкберн?

Труф перевернула страницу.

Она улыбнулась, увидев перед собой фотографию последователей Торна в вычурных, крикливых одеяниях, смеси монастырских одежд с карнавальными костюмами персонажей шоу "Гора ужасов". Они явно хотели впечатать и напугать, но на Труф их опереточные наряды подействовали иначе, они вызвали в ней жалость. "Интересно, кем они считали себя в этих балахонах?" — подумала Труф.

Она отложила альбом в сторону и принялась так же бегло смотреть три остальных, пока не наткнулась на любопытный снимок, сделанный в Мексике. В альбоме было несколько пустых страниц, где на месте фотографий Труф увидела темные квадраты. Это ей показалось странным и подозрительным.

Некоторые фотографии потемнели от времени, другие были без надписей, но часть снимков спустя десятилетия рассказывали Труф свои истории.

Она снова увидела "таинственный школьный автобус", побитый и грязный. Похоже, он служил поклонникам Блэкберна домом.

Сельские районы Мексики, такие фотографии любят делать туристы.

А вот снова Катрин, а рядом с ней тетушка Кэролайн. Близнецы, они очень похожи, только сейчас у Кэролайн волосы коротко острижены. В центре фотографии — малышка в подгузнике, ей не больше года. Она делает свои первые шаги, Кэролайн и Катрин держат ее за руки.

Эта малышка — она, Труф.

Труф попыталась уловить и оценить свои ощущения от увиденного, но их не было. Она совершенно спокойно, даже хладнокровно рассматривала себя. То, что она видит часть своей жизни, не вызывало в ней никаких эмоций, работало только сознание, бесстрастно регистрируя факты. Всего одно чувство охватывало Труф и начинало доводить до бешенства — желание разгадать загадку своей жизни, тогда она сможет объяснить ее и придать смысл. Но разгадка пока лежит очень далеко, вне пределов ее досягаемости.

Труф покачала головой. Прошлое не давало ответов. Об этом часто говорила и тетушка Кэролайн.

Внезапно Труф поняла, что у тетушки Кэролайн есть свои причины говорить так.

В жизни ребенка наступает такой неприятный момент, когда он вдруг начинает понимать, что те, кто взрастил его, стареют и в конце концов умирают. В первый раз в своей жизни Труф подумала по-настоящему, что когда-то тетушке Кэролайн было столько же лет, сколько сейчас Труф. Какой она была тогда?

Она была другом Торна Блэкберна, это доказывают фотографии, а возможно, и входила в его круг. В ту ночь, когда ее сестра умерла, а Торн Блэкберн исчез, она была здесь, во Вратах Тени.

Исчез. Так тогда говорилось в газетах. После смерти Катрин полиция искала его в течение нескольких недель, но безрезультатно. Блэкберн как в воду канул.

Но что значит исчез?

Воображение — плохой советчик, оно похоже на необъезженную лошадь, которая может на скаку выкинуть что угодно.

"Остальные. Ты должна найти остальных", — вспоминала Труф слова тети.

Каких остальных? Кого?

Труф предположила, что тетушка Кэролайн имела в виду тех, кто когда-то входил в "круг истины" или их семьи. Газеты называли обитателей Врат Тени "коммуной хиппи", намекали на каких-то детей, но всем детям, родившимся во Вратах Тени в шестьдесят девятом году, сейчас примерно столько же лет, сколько и самой Труф, может быть, чуть больше. И зачем их искать?

Но даже если предположить, что тетя имела в виду именно то, что говорила, то этим как раз по своей инициативе занимается Джулиан.

"Для тебя важно знать, что ты не одна… Я подвела остальных…" — так, кажется, говорила тетя.

Она больна, умирает, постоянно пьет болеутоляющее, а в ее случае это наркотики.

Труф смотрела на фотографию размером чуть меньше страницы альбома. Она отличалась от остальных тем, что была приклеена, но от времени края ее отстали. Фон показался Труф знакомым, она вспомнила лужайку перед Вратами Тени… Да, снимок сделан здесь. И сделан он профессионалом, хотя бы потому, что на ней среди прочих изображен Торн Блэкберн.

Труф насчитала на снимке двадцать человек. Выглядели они как выпускники школы колдунов, все в длинных черных мантиях. Вероятно, это и есть тот самый "круг истины", который возглавлял Блэкберн. Труф нашла и его, и Айрин. Рядом с ней, одной рукой по-детски взяв ее за палец, а другой прижимая к себе большую пушистую обезьянку, стояла она, Труф. Возле одетой в белую накидку Катрин Труф увидела Кэролайн с ребенком на руках.

Это не ее ребенок, у Кэролайн не было детей. Тогда чей?

Скорее всего, это ребенок Блэкберна. Тогда все ясно. Когда тетушка Кэролайн говорила об «остальных», она имела в виду детей Блэкберна. Значит, Труф Джордмэйн не единственный его ребенок.

Есть еще кто-то.

Правая сторона фотографии была оторвана совсем недавно — след был белый, свежий.

"Кто это сделал и почему?"

Труф просмотрела фотографии, но нигде не увидела никаких других детей, кроме себя и этого малыша на руках у Кэролайн. Но тетя ясно сказала ей: «дети». И она явно имела в виду не детей последователей Блэкберна, о которых в свое время говорилось в газетах, а о его детях, сводных братьях и сестрах Труф.

27
{"b":"4959","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Игра мудрецов
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Ведьме в космосе не место
Она
Свободная касса!
День Нордейла
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Забытое время