ЛитМир - Электронная Библиотека

Нужно бежать, бежать отсюда. Здесь оставаться нельзя, все обитатели дома давят на нее. Все то, что выглядело таким разумным в залитой солнечным светом библиотеке, казалось почти невозможным и невыполнимым сейчас, в этой комнате. Труф не могла думать ни о чем, кроме побега.

Еще один глубокий вздох. Труф честно призналась себе, что находится на грани истерики. Но та же честность подсказывала ей, что, хотя вопросов больше, чем ответов, объективных причин для паники и страха в общем-то нет.

Слышала ли она голос ночью или это был сон? А может быть, это всего-навсего эхо? Но ведь что бы это ни было, прямой угрозы для Труф нет.

Идя на завтрак, она заплутала в коридорах? Это уже интересней, реальней, но разве не выяснила она из разговоров с Джулианом, что все «видения» являются в основном отражением эмоций конкретного человека? Нужно сохранять спокойствие, и видение не сделает тебе никакого вреда.

Что касается Фионы, то, конечно, разговор с ней оставил неприятный осадок, ну и что?

Майкл. Паника охватила ее оттого, что ей придется встретиться с ним?

Ну, разумеется, нет. Или да? Труф понимала одно — ей следует убираться отсюда, из этого жуткого дома, и немедленно, пока не случилось что-нибудь ужасное.

Нужно уезжать в Убей Тень, а оттуда позвонить тете. Необходимо спрятать "Страдающую Венеру" в надежном месте. Прижимая к груди сумочку, словно это был ребенок, Труф приоткрыла дверь и осторожно выглянула в коридор.

7. Песнь истины

Прав был поэт, когда сказал,

Что каждый из своих желаний,

Дел несвершенных и мечтаний

Себе возводит пьедестал.

Альфред Теннисон

Стоило Труф завести машину, как все ее мистические страхи тут же отступили. Теперь они казались ей видениями из другого мира. Полуденное солнце играло на мокрой листве, а Врата Тени казались безобидным сельским домом, очень похожим на жилище спящей красавицы в калифорнийском парке.

Никем не замеченная, Труф вышла из дому. Никого не было и у витых металлических ворот. Они оказались открытыми, так что Труф не пришлось даже выходить из машины.

Но только отъехав от поместья и выехав на дорогу к городу, она окончательно успокоилась, вспоминая свои страхи как страшный сон.

Труф сомневалась, стоило ли ей скрывать от обитателей Врат Тени истинную цель своей работы, но в том, что она должна ею заниматься, Труф была уверена вполне. Возможно, Блэкберн и не преступник, да Труф и не хотела заострять свою работу именно на этом. Для нее важным оставалось другое — моральный аспект. Пусть даже Блэкберн прав и все, что он проповедовал, истинно. Это не важно. Вопрос в другом — зачем давать простым смертным ключи от небесных врат? Зачем вселять в людей надежду, что они могут войти туда?

Внезапно перед ее глазами всплыл Гарет, причем так ясно, что Труф даже остановила машину. Труф было трудно представить его в ритуальной мантии, он казался слишком нормальным.

"В этом-то все и дело. Как раз нормальных людей этот магический водоворот подхватывает значительно быстрее. Но почему?"

Ответа не было. Вскоре Труф уже въезжала в Убей Тень. Маленький городок, затерявшийся в долине Гудзона, был весел и ярок в кристально чистом воздухе. Его вид успокоил Труф, мысли ее начали приходить в порядок, и первым делом она решила поехать в гостиницу.

— Здравствуйте, здравствуйте, вы из страховой компании? — спросила Труф вышедшая на ее стук женщина. Одета она была в запачканный свитер и такие же грязные брюки. Выглядела очень взволнованной.

— Да нет, — призналась Труф, с интересом разглядывая женщину. — Меня зовут Труф Джордмэйн, я заказывала у вас комнату. Ведь вы миссис Линдхольм?

— О Господи! — Миссис Линдхольм с сомнением посмотрела на Труф, покусывая губы. — Ну, проходите. — Она без особого энтузиазма раскрыла дверь.

Труф вошла и тут же поняла, почему миссис Линдхольм так неохотно впустила ее в дом.

— Что тут произошло? — спросила Труф.

— Такого у нас никогда не было, — чуть не плача отозвалась хозяйка. — Снесло половину крыши, потом взорвался нагреватель… Почти сразу же лопнули трубы, и вода хлынула водопадом. Вам повезло, что вас не оказалось тут ночью, вы бы неминуемо утонули.

Труф с ужасом осмотрелась. Стены были мокрые, обои сморщились и отстали, штукатурка с потолка отлетела, да и сам потолок, казалось, прогнулся.

— Так что даже если вы еще не раздумали у меня поселиться… — Миссис Линдхольм беспомощно развела руками.

— Да нет, — успокоила ее Труф. — Честно говоря, я заехала извиниться перед вами за то, что не смогла добраться сюда вчера. У меня здесь нашлись друзья, и я буду жить у них. — Труф с большим удивлением слушала себя. Ведь она приехала сюда, к Мэри Линдхольм, совсем не для того, чтобы уверенным голосом излагать полуправду. Она разглядывала зал, и ей казалось странным, что она выбрала именно этот пансион, тогда как совсем рядом находится множество подобных.

Миссис Линдхольм слабо улыбнулась.

— Я, по правде говоря, страшно рада, что вы вчера не приехали. Пожалуйста, если по дороге вам попадется какое-нибудь страховое агентство, скажите им, чтобы они подъехали ко мне.

Уже в машине Труф вспомнились события пережитой ночи и услышанные слова: "Приди, принц стихии. Восстань, дитя вод…"

"Ничего удивительного, — подумала Труф. — За окном шел дождь, вот мне и приснилась вода". Какую-либо связь между ее сном и состоянием пансиона Мэри Линдхольм, находящегося в городе Убей Тень, Труф отвергла сразу. "Это простое совпадение", — твердо решила она.

Наука охотно верит в совпадения.

Труф припарковала машину почти в самом центре городка и пошла пешком. Не по сезону жаркое октябрьское солнце пекло плечи, ярко украшенные магазины радовали глаз. Труф смотрела по сторонам, и ей казалось, что все ее проблемы, на вид такие запутанные и жгучие, легко разрешимы.

Урчание в желудке напомнило Труф, что чашка кофе с булочкой ей сейчас нисколько не помешают. Она остановилась у первого же уличного кафе и заказала салат и чашку кофе. Сидя за столиком, она огляделась и увидела бело-зеленую вывеску. Труф довольно улыбнулась. Совершенно верно, туда она сейчас и направится.

Публичная библиотека города Убей Тень располагалась в помпезном здании начала века, богато украшенном характерной для того времени лепкой. Убей Тень был городом далеко не бедным, и его библиотека соответствовала его положению. Просторная, светлая, без толп мешающих друг другу читателей, она состояла из двух частей — старой и новой, построенной недавно. Труф обратила внимание, что прекрасный интерьер старой ее части бережно сохраняется.

— Простите, здесь есть телефон? — спросила Труф сотрудницу справочной.

— Да, вон там, — ответила она, и Труф направилась к маленьким нишам. Несколько минут ушло на досмотр кошелька и сумки в поисках монеты или телефонной карточки. Последняя наконец нашлась, и Труф набрала номер.

Ответивший голос был Труф незнаком.

— Здрасьте, Жанин слушает.

— Извините, я, наверное, ошиблась номером, — пробормотала Труф.

— Вы хотите поговорить с Кэролайн Джордмэйн? — спросил голос.

— Да, — ответила Труф, и сердце ее екнуло.

— Она сейчас спит, — ответила Жанин, и Труф облегченно вздохнула. — Позвоните после четырех, тогда она проснется. Меня зовут Жанин Вогэн, я присматриваю за мисс Кэролайн.

— А я Труф Джордмэйн. Скажите, пожалуйста… — хотела спросить Труф, но сиделка перебила ее.

— О, вы ее племянница? — воскликнула она неожиданно радостным голосом.

Труф показалось, что такой восторг проявляют, только услышав голос любимых родственников, от которых ожидают богатого наследства. А может, быть ей просто показалось, этот профессиональный тон выработан специально, как дополнительное утешение для безнадежных больных.

— Да. Как она чувствует себя? — спросила Труф.

29
{"b":"4959","o":1}