ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мы были лжецами
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Блокчейн для бизнеса
Королевский отбор
Она
Девочка, которая спасла Рождество
Училка
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Нежность

На столике у кровати, наполняя комнату тусклым янтарным светом, горел ночник. Лайт спала; похоже, с тех пор, как Труф и Джулиан оставили ее, она не просыпалась.

Труф вошла, закрыла за собой дверь и сразу почувствовала, как по ее телу разливается спокойствие. Ощущение было такое, будто она попала в филиал рая. Труф взяла кресло и поставила его у изголовья кровати, намереваясь немного посидеть здесь, а затем отправиться к себе, завалиться в постель и, что бы ни случилось, забыться во сне. А сон, возможно, принесет ей отпущение грехов.

Труф села и посмотрела на часы. Было ровно десять. Что ни говори, вечер был насыщенный.

— Не понимаю, почему тебя так заботят эти украшения.

Мужчина говорил хорошо поставленным голосом, театрально растягивая слова. Труф сжалась, как от удара, и дикими глазами обвела комнату. Дверь была закрыта, кроме нее и Лайт, никого не было.

— Если они и принадлежат кому-нибудь, так уж, наверное, только мне. Каро не имела права ни брать их, ни тем более отдавать, даже тебе.

По телу Труф змеями поползли мурашки, ее охватил ужас.

— Кто ты? — Труф заставила себя говорить тихо и спокойно.

— Не имеет чести пророк в своем отечестве.

С беспристрастием врача Труф поставила себе диагноз — нервный срыв. Она посмотрела на Лайт. Глаза девушки были закрыты, но по лицу ее блуждала язвительная улыбка.

— Ты не апостол Петр, Труф. Сколько раз ты еще собираешься отрекаться от меня?

Даже если бы Лайт обладала выдающимися способностями к чревовещанию, ей все равно не удалось бы сымитировать с такой точностью мужской голос, да еще при совершенной неподвижности.

— Традиционно приемлемым считается три раза, — неожиданно ровным голосом ответила Труф.

— Ну что ж, тогда этот раз и есть третий. Отныне ты должна признать меня. А если ты действительно хочешь получить драгоценности обратно, то загляни в верхний ящик. Но предупреждаю — они мои. Если ты возьмешь их, то вместе с ними получишь хлопот и неприятностей значительно больше, чем предполагаешь.

"Ты хочешь меня уверить, что ты — Торн Блэкберн?" — чуть не вырвалось у Труф, но она прикусила губу. Ей не хотелось услышать ответ. Вместо этого она подошла к комоду, он стоял всего в двух шагах от нее, и рывком открыла один из верхних ящиков. Поверх аккуратно сложенного белья лежали драгоценности.

— Ты бы очень удивился, узнав, что я ожидаю получить, — произнесла Труф, но ответом ей было молчание.

Ответа не последовало.

Труф обернулась. Не шевелясь, Лайт мирно спала.

— Блэкберн! — выкрикнула Труф, и звук ее голоса разорвал тишину словно удар хлыста. Лайт пошевелилась и что-то пробормотала во сне.

Труф пригладила волосы.

"Я дошла до ручки. Я знаю, что начинаю сходить с ума".

Она повернулась к ящику и взяла ожерелье. Подержав его в руке, она надела его, спрятав под свитер. Янтарные бусины быстро нагрелись, но золотой медальон неприятно холодил живот. Она взяла перстень и быстро сунула его в карман кофточки.

"Послушай, это своего рода истерика. Магия — бред, ее не существует, ты все время доказываешь это. Паранормальные явления, да, они имеют место. Относись к тому, что с тобой происходит, точно так же. Если б только знать…"

— Истинную причину происходящего, — пробормотала Труф. Она еще раз потрогала амулет, чтобы лишний раз удостовериться, что он снова у нее. Всему случившемуся было вполне реальное объяснение: Лайт вошла в ее комнату, нашла драгоценности и взяла их. Если принять в расчет экстрасенсорные способности девушки и психометрию, то и остальное также объяснимо. Хорошо еще, что она не нашла "Страдающую Венеру". Значит, Труф поступила правильно, перепрятав книгу. Правда, багажник ее машины тоже не самое надежное место.

— Труф, это ты?

На этот раз голос был знакомый. Это говорила Лайт. Труф вернулась к креслу, села в него и взяла ладонь Лайт.

— Ты видела его? — спросила Лайт.

— Видела кого, дорогая? — ласковые слова давались Труф неожиданно легко. Она крепче сжала прохладные пальцы девушки.

— Торна. Он иногда приходит ко мне, садится, и мы разговариваем, — произнесла она само собой разумеющимся тоном и непритворно зевнула. — Так спать хочется.

— Ты не хочешь рассказать мне, что с тобой случилось вечером? — Труф не хотелось лишний раз мучить девушку, но, возможно, это ее единственный шанс расспросить Лайт до того, как за нее возьмется Джулиан.

"Почему я начинаю думать о нем так плохо? С первого дня моего пребывания здесь он был воплощением любезности. И к Лайт он относится прекрасно".

Лайт посмотрела на Труф доверчивым полусонным взглядом, и ожесточившееся сердце Труф растаяло. "Ребенок, наивный и невинный ребенок". Лайт была ее частью, ее кровь была частью крови Труф. Она нуждается в защите, и Труф защитит ее.

— Мы с Торном пошли в библиотеку, — сказала Лайт, не догадываясь, какой эффект произведут ее слова. — Там он попросил меня найти ему какие-то бумаги.

— А почему он сам этого не сделал? — спросила Труф, старательно сдерживая голос.

Лайт звонко рассмеялась, будто Труф сказала что-то очень смешное.

— Потому что он инкорпореальный, вот почему. Он не может дотронуться до предметов, потому что тогда он будет растрачивать, — она опять сладко зевнула, — свой заряд, особенно если в комнате есть железо. Вот он и попросил меня.

— А что произошло дальше? — допытывалась Труф.

— Они сгорели, — равнодушно ответила Лайт.

Труф поняла, что дальнейшие расспросы ни к чему не приведут, они просто становятся неинтересными. Она также вспомнила о предупреждении Джулиана и решила на этом беседу с Лайт прекратить.

— Сгорели? Ну и пусть сгорели, — сказала она. — А теперь поспи, ладно?

Вместо ответа Лайт повернулась на бок, поудобнее закуталась в одеяло, и через минуту дыхание ее снова стало ровным и спокойным. Она уснула.

Труф подождала немного, затем осторожно поднялась и на цыпочках прошла к двери. Выйдя из комнаты, она тихо закрыла за собой дверь. Торн Блэкберн мертв, и сомневаться в этом так же глупо, как и верить в существование призрака Марли. Никакого разговора между ним и Лайт не было и быть не могло. Труф поверит в это только в одном случае — если ее убедят, что по Вратам Тени бродит дух, более разговорчивый и сохранившийся, чем те, что уже занесены и зарегистрированы в анналах парапсихологии.

Допустим. Но тогда получается, что и сама Труф не разговаривала с Торном Блэкберном? Естественно. Как не разговаривала с ним и Лайт. И он не говорит через нее, у девушки просто слабая психика, она легко переходит в состояние полубреда или полубезумия, а свои галлюцинации считает реальностью.

Для таких людей даже имитация магии деструктивна, она расшатывает их и без того ослабленную и хрупкую психику. Труф необходимо заставить Джулиана не трогать Лайт, не использовать ее в своих ритуалах.

Но как? Труф не знала, сколько девушке лет, но, если она дочь Блэкберна, то ей, должно быть, сейчас не меньше двадцати семи, то есть тот возраст, когда согласие подростка не требуется, она уже давно перешагнула. Если Джулиан не имеет права держать ее здесь без согласия, то и Труф не имеет права увозить ее отсюда по своей воле.

Ни на один вопрос легких ответов не предвиделось. Труф, конечно, попытается уговорить Лайт уехать с ней. Но что ей делать, если девушка не отвергнет это предложение? Втягивать ее в распри с Джулианом? Ни в коем случае! Как только Труф обратится к властям, вокруг имени Блэкберна снова поднимется невообразимая шумиха. Да и что с Лайт станет потом? Опять психиатрическая больница? Нет, пусть лучше она постепенно сходит с ума здесь, во Вратах Тени, чем подвергается избиениям. Красноречивые следы лечения Труф видела на теле Лайт.

Свою комнату Труф нашла без приключений. Она осторожно открыла дверь и посмотрела внутрь. Никого нет, да и кто там должен быть? Труф внимательно осмотрела комнату — в самом деле никого. Обрадовавшись, она вошла и заперла за собой дверь. Двигаясь осторожно, как крадущаяся кошка, Труф заскользила по комнате, хватая разбросанные по полу вещи. Быстрыми и отточенными движениями она принялась раскладывать и развешивать их по своим местам. Через несколько минут о беспорядке, вызванном поисками драгоценностей, напоминала только горка сложенных на кровати книг и блокнотов.

45
{"b":"4959","o":1}