ЛитМир - Электронная Библиотека

Она снова потеряла ориентацию во времени, раздумья ее продолжались, по-видимому, слишком долго. Когда Труф вышла в коридор, освещения почти не было, лишь небольшие лампы в холлах отбрасывали тусклый свет. Труф посмотрела на часы, стрелки приближались к полуночи. И где же обосновалась Айрин? Труф вспомнила, что в первый день ее пребывания во Вратах Тени Айрин говорила, что ее комната находится недалеко, за углом. Джулиан, кстати, показывал ее, она и вправду где-то рядом. Точно, комната Айрин расположена прямо под комнатой Лайт. Теперь нужно оглядеться и сориентироваться в полутемном коридоре…

Найти комнату Айрин не составило никаких трудностей. К счастью. Нет, скорее, к сожалению.

Труф прошла вперед, повернула за угол и увидела комнату Айрин. Внезапно дверь ее открылась, и в коридор вышел мужчина. Страх охватил Труф, она остановилась и, не отводя глаз, сдерживая дыхание, уставилась на него.

Его длинные светлые волосы, длиннее, чем у Фионы, падали на плечи и спину. Одет он был в мешковатые джинсы с вставками из разноцветной плотной ткани, футболку и яркую, явно домашней вязки шерстяную кофту. На запястье левой руки, там, где обычно носят часы, Труф увидела широкую серую полосу. Труф не разглядела, что это, свет в коридоре был слишком тусклый.

Она видела сотни фотографий этого человека.

Оглядываясь и мягко ступая, в точности как молодой любовник, возвращающийся из постели своей милой, он очень осторожно, но плотно прикрыл за собой дверь и направился вниз, в сторону, противоположную от того места, где находилась Труф. Он шел легким, пружинистым шагом, видимо хорошо зная свою цель.

Это был Торн Блэкберн.

Призрак из прошлого. Мужчина с упругим, худощавым телом, очень модным и популярным в недавнем прошлом, когда еще не знали ни мегавитаминов, ни утренних пробежек, ни домашних тренажеров. Если Труф и не была уверена, кто шел по коридору, живой человек или дух, она знала одно — этого человека во Вратах Тени она ни разу не видела.

"Странно, он не такой высокий, как я думала". — Рассматривая уходящую фигуру, Труф старательно сдерживала подступающий смех. Теперь идти к Айрин уже не стоило, она, очевидно, спала.

Даже если никто никого здесь не обманывал, все в доме было удивительно перепутано. Реакцию Джулиана на ее сообщение о том, что она видела Торна Блэкберна, мирно прогуливающегося по Вратам Тени, угадать было несложно. Он отнесется к сообщению так же, как отнеслась бы к такому заявлению Труф неделю назад. Джулиан просто посмотрит на нее как на чокнутую.

"Ну и дела", — прошептала Труф и, повернувшись, направилась к себе.

Как только она вошла в комнату, руки у нее снова опустились — здесь опять кто-то был. Библиотечные книги, которые она перед уходом оставила разбросанными на кровати, аккуратной стопкой лежали на столе. Поверх книг лежал раскрытый блокнот. Вторжение незваных гостей в комнату перестало раздражать Труф, она была рада, что в комнате по крайней мере сохранился порядок.

Труф заперла дверь — хотя какой смысл сейчас делать это? — и подошла к столу. Блокнот был открыт на странице с записями биографических данных о Торне Блэкберне. Только теперь поверх ее записей шла строка: "Ложь, все ложь. И правда тоже ложь".

Труф уже знала, кому принадлежит этот почерк, она много раз видела сделанные им надписи на фотографиях.

Это был почерк Блэкберна, и Труф в какой-то момент даже поверила, что писал именно он, но в ней вовремя взыграл дух исследователя. Если это писал сам Блэкберн, то нужно узнать, как это он может писать. Если же кто-то решил подшутить над ней, то необходимо выяснить, кому понадобилось это делать.

Только надевая пижаму, Труф почувствовала, как она взволнована. Все ее тело дрожало от напряжения, но спать она не собиралась, страшась сновидений. Она взяла дневник и с беспристрастностью врача принялась записывать в него все, что с ней происходило: видения, водоворот событий и чувств, пережитых в библиотеке, «контактирование» Лайт с Торном и собственную встречу с ним. Труф была ученым, поэтому сначала записывала события, не пытаясь теоретизировать.

Она скрупулезно описывала ощущения: степень страха, неправильное понимание событий и просто ошибки. Не анализировала она только последнее — видение Блэкберна, поскольку и себя тоже считала недостаточно надежным свидетелем.

Видение, или, выражаясь более привычным для Труф языком, паранормальное явление, — это некое событие, происходящее в реальном мире. Чаще всего его точно так же не принимают всерьез, как Труф не воспринимала магию. Но поскольку Труф до сих пор руководствовалась не «верой», а проделанной работой, она не только не сомневалась в существовании видений, но и знала, что они несут в себе такие опасности, о которых «маги» в большинстве случаев не представляют, а если и представляют, то относятся к ним слишком легкомысленно.

Труф устало усмехнулась и покачала головой. Джулиан полагает, что способен контролировать происходящие в доме паранормальные явления с помощью заклинаний и колдовства. С таким же эффектом древние варвары бросали в жерло вулкана девственниц, надеясь, что после этого вулкан утихомирится.

Если, конечно, права Труф. Но других объяснений пока нет, иначе всю ее предыдущую жизнь и работу нужно считать одной большой ошибкой.

Труф отложила блокнот и взялась за принесенные из библиотеки книги. Всю ночь, пока не взошло солнце, она читала повествования об истории городка.

В ничего не прощающем утреннем свете Труф посмотрела на свое отражение в зеркале. Она увидела бледное, усталое лицо и темно-лиловые мешки, усиливающие блеск глаз. Ну что ж, такое тоже уже бывало. Труф не привыкать к бессонным ночам, она надеялась пережить и эту. Если не делать сегодня ничего серьезного, например, не садиться за руль автомашины, то ничего, жить можно.

Обнаружив, что душа в ванной комнате нет, Труф налила полную ванну прохладной воды. Холод привел ее в чувство, она уже не испытывала страшного желания немедленно лечь и уснуть. Она уснет вечером, что бы ни притащилось в ее комнату, гремя несмазанными цепями, иначе ей придется, выражаясь языком Диккенса, признать свое поражение перед куском вареной говядины и недожаренным картофелем.

Она быстро оделась в костюм цвета хаки и легкий свитер с отложным воротником. Вид, конечно, не вполне официальный, но, учитывая, что сегодня Труф собирается вести не светские разговоры с приятелями Джулиана, а ползать по пыльным архивам, то вполне для этого подходящий. Но не исключено, что Труф отправится и в Убей Тень, чтобы несколько оживить свой гардероб.

Мыслить о высоком не хотелось, поэтому Труф планировала сначала навестить Лайт, а затем отправиться в столовую, выпить чашку кофе, а заодно посмотреть, как там идут дела у остальных.

Когда она добралась до третьего этажа и заглянула в комнату Лайт, там никого не оказалось.

— Она ушла с Джулианом, — объяснила Айрин, показавшись в дверях с кипой выглаженного белья.

В нещадном утреннем свете Айрин выглядела обеспокоенной и разбитой, а ее вычурное платье казалось загадочным театральным костюмом. Труф видела на лице Айрин следы крайней усталости и горя. Она явно была нездорова, но у Труф не было времени на сострадание.

— Куда? — требовательным голосом спросила она. Ей хотелось сказать: "Куда он утащил мою сестру?"

— Они пошли в храм, — ответила Айрин. — Но…

Труф ее уже не слушала.

Труф торопливо спускалась все ниже и ниже, она начинала неплохо ориентироваться в переходах и коридорах Врат Тени, и вот она достигла первого этажа. Оставалось пройти только узкий переход, и она окажется в центре дома. Вот и дверь храма. Труф толкнула ее, она оказалась закрытой.

— Джулиан! — крикнула она. — Откройте!

Труф отчаянно барабанила по двери, не понимая, что, если она вмешается в процесс гипноза, который Джулиан, возможно, проводит с Лайт, последствия могут быть чудовищными. Но Джулиан сам говорил, что Лайт очень восприимчива, он знает, что девушка серьезно больна. Как он смеет подвергать ее очередному испытанию сейчас!

47
{"b":"4959","o":1}