ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Lagom. Секрет шведского благополучия
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Резервация
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Всегда кто-то платит
Педагогика для некроманта
Вокруг света за 100 дней и 100 рублей
Вердикт
Апельсинки. Честная история одного взросления

Словно почувствовав накаленную обстановку или услышав тревожный звон невидимого колокола, из библиотеки спустился Карадок, а с улицы в дом вошел Доннер.

Труф видела, что в воздухе пахнет большим скандалом, если не дракой. Это было уже нечестно. Дилан был ее знакомым, следовательно, и наказание для него выберет она.

— Джулиан, можно мне поговорить с гостем? — произнесла она.

По лицу Джулиана пробежала еле заметная улыбка. Он повел бровью, выражая согласие. Труф подошла к Дилану, взяла его за руку и повела в комнату.

— Свихнувшийся ученый и его ребятки, кажется, не на шутку перепугались, — сказал Дилан, когда Труф закрыла дверь.

— Что тебе здесь нужно? — отрезала Труф. Поднимавшийся гнев начинал захлестывать ее. Появилась новая жертва, и это был Дилан.

— Ты знаешь, я то же самое хотел спросить у тебя, — ответил он, и в голосе Дилана Труф услышала тревогу и заботу. — Как тебя понимать? Две недели назад ты просто встала и уехала, заявив, что желаешь написать биографию Торна Блэкберна. Десять дней назад ты попросила меня прислать оборудование, чтобы обследовать Врата Тени. Я с большим трудом выбиваю его, присылаю сюда — и что дальше? Полное молчание. Я звонил сюда, на твой спутниковый телефон — ничего.

— Значит, ты приехал проверить, чем я тут занимаюсь? — спросила Труф. Ее вопрос прозвучал как упрек Дилану.

— Я приехал посмотреть, все ли с тобой в порядке, — поправил Дилан. — Что тут у вас происходит? Кого это волокли на носилках?

— Эллиса Гарднера, одного из, как ты со свойственной тебе вежливостью заметил, «ребяток» Джулиана. Он упал с лестницы. — Труф чувствовала, что голос ее дрожит от негодования, и это раздражало ее еще больше. Как хотелось Труф выплеснуть свою злость на кого-нибудь.

Дилан ответил не сразу.

— Я беспокоюсь за тебя, Труф. Ты очень изменилась. — Он направился к ней, но Труф вытянула руку, останавливая его. — Да ты сама не своя, — сказал Дилан.

— А откуда ты знаешь, когда я своя, а когда нет? Или ты забыл, что я дочь Торна Блэкберна, Дилан? Плоть от плоти и кровь от крови его. — Она прошла к камину и, встав спиной к Дилану, продолжала говорить: — Я, разумеется, ценю твою заботу. Спасибо тебе за аппаратуру. Ты меня увидел, а теперь уезжай, Джулиан не любит, когда в доме находятся посторонние.

Молчание затянулось. Обернувшись, Труф посмотрела на Дилана и увидела его настороженный взгляд.

— Что это на тебя наехало? — спросил он удивленно.

— Работа Блэкберна, — резко ответила Труф. — Нет, не то, что ты думаешь. Я ей не занимаюсь, я работаю с коллекцией, собранной Джулианом. Он называет ее «блэкберниана», в ней содержится все о Торне.

— А как дела с паранормальными явлениями? Или об этом можно забыть? — недовольным голосом спросил Дилан.

Труф пожала плечами. Ей не хотелось ссориться с Диланом, но она чувствовала, что не может больше сдерживать себя.

— Можешь смеяться, но я ничего не записала и не сняла. Аппаратура не работает, какие-то неполадки с электропитанием. Аккумуляторы разряжаются почти мгновенно. — Труф засмеялась, но смех получился грубым и неестественным. — Но ты сам это увидишь. Джулиан сказал, что разрешит обследовать дом… на следующей неделе. — Слова ее прозвучали угрожающе.

— После того как он проведет последний ритуал. В ночь на хэллоуин, так? Почему ты так удивлена, Труф? Или полагала, что я не знаю праздников ведьм и колдунов? Плохой же я был бы тогда исследователь. Вальпургиева ночь, ясно. Джулиан, вероятно, хочет переплюнуть самого Торна. Значит, следует ожидать покойников. Кто на этот раз, не знаешь? — Дилан сжал кулаки. Он почти кричал, словно поддаваясь воздействию неведомого жуткого обитателя Врат Тени. Кажется, этот таинственный, невидимый обитатель, высмотрев себе очередную, свежую жертву, начинает и ее наполнять своим безумием и яростью.

Теряя самообладание, Труф заорала:

— Ты врешь!

Она тряслась всем телом. Единственно, что хотелось ей сейчас, — наброситься на своего врага. — Ты не знаешь Джулиана и ничего не понимаешь в его работе. Ты приперся сюда обвинять его, а он… — Кипя от ярости, Труф захлебывалась словами. Она замолчала, перевела дух и с новой силой набросилась на Дилана. — Джулиан — добрейший и нормальнейший человек из всех, кого я знаю, — визжала Труф, сжав кулаки. Ногти больно впивались в ее ладони, но она не замечала этого. — Я не желаю больше слушать тебя, убирайся! Джулиан помогает мне…

— Такого не стоит ни одна книга, — спокойно парировал Дилан. — Ты послушай себя, послушай, что ты мелешь! Неужели ты не видишь, что они с тобой вытворяют? Ты или ослепла, или никогда не была ученым.

— Проваливай! — крикнула Труф и внезапно почувствовала, что гнев ее стих. Он провалился куда-то вглубь, превратившись в холодно-жгучую, крепкую ледышку. — Айрин Авалон была самым близким другом моей матери. Здесь находится Лайт, моя сестра. — На этом слове Труф сделала ударение. — И ты считаешь, что они хотят мне зла? Нет, вокруг Джулиана демонов не водится, так что побереги свои страсти для полночного телевизионного шоу. — Труф почувствовала, что ее бьет озноб. Здесь, стоя у окна в лучах яркого солнца, она вдруг начала замерзать.

Дилан подошел к Труф и удрученно посмотрел на нее.

— Если бы я знал, что в этом доме происходит, я бы никогда не отпустил тебя сюда, — произнес он виновато. — От привидений мутнеет разум, Труф. Коварство любых паранормальных явлений состоит в том, что они действуют непосредственно на мозг человека, и его разум мутнеет. Совершенно необязательно видеть кровоточащие стены и обезглавленных монахинь, неизвестные силы мозга куда как страшнее, — печально сказал Дилан. — Пожалуйста, Труф, давай уедем отсюда.

Труф посмотрела на него холодным взглядом. Почему он никак не оставит ее в покое? Такие, как она, не нуждаются в сострадании.

Но тем же путем шел и Торн, и выбор убил его.

— Поверь мне, Труф, я знаю, что говорю. — Голос Дилана звучал искренне.

— Я еще не закончила работу, — сказала Труф. Теперь она сильна, она видела свои преимущества и собиралась использовать их против этого дома. Она пошла к двери, и Дилан был вынужден последовать за ней.

— Я, конечно, мог бы утащить тебя силой или пригрозить пойти в полицию, и это мгновенно бы сработало, но я предпочитаю действовать методом убеждения. Если ты здесь находишься по своей воле, тогда… — Дилан развел руками.

— Да, — отрезала Труф.

— Что ж, ты взрослая женщина и можешь делать свой выбор сама. Хотя я считаю, что ты ошибаешься. Только ради Бога, Труф, пойми, что здесь очень опасно, и берегись. Запомни, что нет на земле более страшного места для неподготовленного медиума, чем то, где происходят паранормальные явления.

— Я не медиум, — ответила Труф, уже совершенно спокойно. Гнев ее прошел. Она вспомнила, что неоднократное тестирование в институте не выявило у нее никаких аномалий. Теперь же, зная своего отца, она была бы только рада, если бы Дилан оказался прав.

Дилан вздохнул и пригладил волосы.

— Возможно, — тихо сказал он. — Но это можно проверить. Ведь твоя тетушка работала с Райном, была одной из лучших. Только поэтому Торн заинтересовался и ею, и ее сестрой-близнецом. Он, правда, болтает что-то о примеси крови сидхе, но это все бред сивой кобылы. Главное то, что экстрасенсорные способности передаются по наследству. Ты можешь возражать сколько угодно, но это давно и научно доказано.

— О Господи, — прошептала Труф.

Она уже не чувствовала ни гнева, ни недовольства. Только пустота внутри. Труф закрыла руками лицо и прислонилась к камину. Что ей делать? Она может не обращать внимания на слова Айрин, Майкла, может считать бредом призывы Торна. Но когда Дилан, никогда не теряющий рассудка, известный ученый, говорит ей то же самое, это уже серьезно.

— Но почему я ничего не знала?

— Неужели? — удивился Дилан — Вот так раз, а я думал, что это тебе хорошо известно. — Дилан подошел к ней.

77
{"b":"4959","o":1}