ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Ну ладно, господа хорошие, -- сказал, вставая, Ретиф, -- оставляю вас размышлять над списком возможных кандидатур. Могу я передать Послу, что вы прибудете на торжественный прием по случаю завершения выборов?

-- Мы прибудем, -- сказал Гордун. -- И сдается мне, я отыскал стопроцентного громиля, способного возглавить нашу партию и привлечь голоса избирателей...

9

В разноцветном свете лампочек, развешанных по ограде, окружавшей небольшое поле для гольфа, ныне призванное на дипломатическую службу и исполнявшее обязанности посольской лужайки, кучками стояли среди ловушек и лунок земляне-дипломаты с бокалами в руках, беседуя и нервно поглядывая на дверь, из которой с минуты на минуту должен был появиться Посол Гвоздуодер.

-- Бог ты мой, Ретиф, -- сказал, сверяясь с часами, Магнан, -- того и гляди поступят первые сведения. Меня всего прямо трясет.

-- Ну, нам, я полагаю, результатов бояться нечего, -заявил полковник Седел-Мозол. -- В последние решающие часы ученики гуру Гордуна проявляли особенную активность, ревностно украшая плакатами избирательные участки.

-- И украшая шишками головы избирателей, не пожелавших обратиться в новую веру, -- добавил представитель Политотдела. -- Меня другое интересует, -- что помешает Гордуну, после его инаугурации, практиковаться в использовании подобных же методов на иностранных дипломатах?

-- Традиция помешает, мой мальчик, -- успокоил его полковник. -- Нас можно расстреливать как шпионов или высылать как нежелательных иностранцев, но отдавать нас на растерзание мелкотравчатым политиканам -- никогда!

По лужайке пронесся шепоток, ибо объявился Посол Гвоздуодер в визитке цвета бордо и красновато-коричневых галифе, предусмотренных регламентом ДКЗ для ношения во время вечерних официальных приемов.

-- Ну что? По-прежнему ни слова? -- Посол требовательно воззрился на окружившую его мелкую дипломатическую сошку, принимая один из четырех бокалов, одновременно протянутых ему предусмотрительными посольскими писарями. -- Мои личные выкладуи показывают, что партия громилей с самого начала шла впереди, постепенно занимая господствующее положение, о чем в особенности свидетельствуют вести, доходящие из сельских районов.

-- Господствующее, это точно, -- прошептал из-под руки Магнан. -- Один из этих бандитов имел нахальство приказать мне, чтобы я подержал банку с клеем, пока он будет лепить свой плакат на парадную дверь Посольства.

-- Наглость какая, -- задохнулся от гнева представитель Политотдела. -- Надеюсь, вы этого делать не стали?

-- Да уж конечно не стал, -- надменно ответил Магнан. -Ему пришлось самому держать свою банку, а плакат приклеивал я.

Со стороны ворот донеслись радостные крики, показалась компания громилей, сияющих желтыми и розовыми шелками и размахивающих желтыми же сигарами в целый фут длиной каждая. За ними весело поспешала толпа оберонцев помельче.

-- Победа подавляющим большинством голосов! -- громко возвестил один из них, обращаясь ко всем дипломатам сразу. -Содвиньте пиршественные чаши!

-- Это официальные данные, Депью? -- спросил Посол у одного из своих Советников, как раз в эту минуту рысцой выбежавшего на лужайку, размахивая стопкой бумаг.

-- Боюсь, что так, -- то есть, я счастлив подтвердить сделанный народом выбор, -- задыхаясь, ответил тот. -- Просто поразительно, кандидат громилей набрал абсолютное большинство даже в участках, считавшихся прежде оплотами оппозиции. Такое впечатление, будто каждый зарегистрированный избиратель голосовал за список громилей.

-- Certes, земляк, -- весело подтвердил рокотала, хватая с проплывающего мимо подноса два бокала сразу. -- Уж компромиссного-то кандидата мы как-нибудь отличим с первого взгляда!

-- Это несомненный мандат, выданный нашему кандидату народом, -- провозгласил один из громилей. -- Гордун вот-вот явится сюда, чтобы помочь нам в распределении должностей. Что касается меня, то я не жадный, -- какой-нибудь незначительный пост в Кабинете Министров меня вполне устроит.

-- Постыдился бы! -- жизнерадостно ухнул атаман громилей, скорым шагом минуя ворота в окружении вооруженной ятаганами ухмыляющейся почетной стражи. -- Ведите себя достойно, ребятки, не пихайтесь рылами у кормушки! Там каждому хватит!

-- Примите мои поздравления, Ваше Неистовство! -вскричал Посол Гвоздуодер, с протянутой рукой устремляясь вперед. -- Я уверен, что в эту минуту вы испытываете одновременно и гордость, и смирение, с удовлетворением взирая на...

-- Смирение! -- взревел Гордун. -- Смирение пускай испытывает тот, кто продулся, земляк!

-- Да, разумеется, -- не стал спорить Гвоздуодер. -- А теперь, Ваше Неистовство, мне не хотелось бы задерживать торжества по случаю вашей победы, но почему бы нам прямо сейчас не подписать вот этот небольшой договорчик о вечном мире и дружбе -- сроком на пять лет с возможностью пролонгации...

-- Об этом тебе следует поговорить с новым Президентом Планеты, земляк, -- атаман отмахнулся от протянутого ему документа. -- А у меня есть дела поважнее, -- ребята вон уже надираются, а я все еще ни в одном глазу!

-- Но источники, обыкновенно отличавшиеся надежностью, -и Гвоздуодер обернулся, чтобы испепелить взглядом Советника, -проинформировали меня, что сердца всех избирателей завоевала партия громилей!

-- Истинная правда! А кстати, где он?

-- Где -- кто?

-- Наш новый Глава исполнительной власти, кто же е... -Гордун прервался на полуслове и с распростертыми объятиями кинулся мимо Посла к Ретифу, как раз подошедшему поближе.

-- Убирайтесь отсюда, Ретиф! -- рявкнул Гвоздуодер. -- Я провожу деликатнейшие переговоры, а вы...

-- Тебе же лучше будет, если ты примешь более уважительный тон, земляк, -- сурово оборвал его Гордун. -- Ты все-таки думай, с кем говоришь!

-- Кто... с кем я говорю? -- ошарашенно спросил Гвоздуодер. -- С кем это интересно таким я по-вашему говорю?

-- Прошу знакомиться, Дир Тиф, Президент Планеты, -- с гордостью объявил Гордун, поводя рукой в сторону Ретифа. -- Наш новый вождь, одержавший победу на выборах!

10

-- Господь Всемогущий, Ретиф, -- к Магнану к первому возвратился дар речи. -- Когда...? Каким образом...?

-- Что все это значит? -- прорвало, наконец, и Гвоздуодера. -- Из меня пытаются сделать посмешище?

-- Никак нет, господин Посол, -- сказал Ретиф. -- Похоже, они включили меня в список кандидатов в качестве темной лошадки и...

-- Вы еще не так потемнеете, прежде чем я вышвырну вас отсюда! -- завопил Гвоздуодер, и замер, поскольку сразу два ятагана, блеснув, уперлись ему лезвиями в шею.

-- Н-н-но как же землянин мог оказаться во главе партии громилей? -- тонким голосом спросил представитель Политотдела.

-- Президент Тиф никакой не землянин, дурила! -- поправил его Гордун. -- Он такой же громиль, как я!

-- Но... разве Президент не должен быть натуральным уроженцем планеты?

-- Ты что же, намекаешь, что наш президент уродился на свет ненатуральным путем? -- проскрежетал Гордун.

-- Нет, однако...

-- Ну, то-то же. Тогда ты бы лучше вручил ему вверительные грамоты, чтобы мы могли заняться делами.

Гвоздуодер все еще продолжал колебаться, однако новый тычок лезвием в горло помог ему быстро отыскать нужные слова.

-- Я, это,.. как его,.. господин Президент, -- промямлил он, -- я имею честь, et cetera, и может быть, Ваше Превосходительство окажет мне такую любезность и распорядится, чтобы громилы Вашего Превосходительства убрали подальше эти жуткие сабли? -- последние слова он произнес сорвавшимся на визг шепотком.

-- Всенепременно, -- заверли его Ретиф. -- Сразу же, как только мы внесем ясность в некоторые из пунктов предлагаемого договора. На мой взгляд, будет неплохо, если новое Планетарное Правительство получит от ДКЗ официальные гарантии невмешательства в последующие выборы...

-- Ретиф... вы не посмеете... -- Гвоздуодер ойкнул, получив еще один укол, -- то есть, разумеется, мой мальчик, как вам будет угодно.

9
{"b":"49592","o":1}