ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девочка, которая спасла Рождество
Бумажная роза (сборник)
Зыбучие пески
Жизнь замечательных веществ
Почему Беларусь не Прибалтика
Фрайди. Бездна (сборник)
Неделя на Манхэттене
Коловрат. Знамение
Зона Икс. Черный призрак

Но все-таки и теперь, когда он не спал, избавиться от него не удавалось. Не получалось свободно перевести дух.

Глава 9

Элис Сантойя выложила блинчики на тарелку, поставила тарелку на стол и в четвертый раз выкрикнула:

– Если ты сейчас же не спустишься, Киоки, то опоздаешь на автобус, а я тебя везти не подумаю!

Не дождавшись ответа, подошла к двери в комнату сына, громко постучалась и распахнула ее:

– Киоки, я тебе гово...

Слова замерли у нее на губах, когда она увидела пустую кровать и поняла, что сын дома не ночевал.

Но Киоки всегда ночует дома! Он у нее хороший мальчик, не то что этот Джош Малани, с которым он, бывает, якшается. Он вчера позвонил и обещал вернуться не поздно. Собирался в кино с Риком Пайпером, и Джошем, и...

Джош!

Наверняка этот Джош добыл где-то пива, уговорил Киоки пойти на пляж, они там напились пьяные, и ее мальчик боялся вернуться домой.

Ну, ничего, теперь пусть только вернется!

На кухне Элис взялась за телефон и позвонила Рику Пайперу.

– Мария? – трубку подняла мать Рика. – Это Элис. Киоки возвращался с Риком домой вчера ночью?

Когда же Рик, подойдя к телефону, сказал ей, что высадил Киоки у поворота, она испугалась. Если они напились...

– Вы, ребята, случаем, вчера не выпили? – подозрительно спросила она. – Если этот Малани примется спаивать моего сына...

– Да нет, никто никого не спаивал, – сказал Рик, и тут трубку перехватила Мария.

– Рик вернулся вчера незадолго до полуночи, – сказала она. – Поверь мне, это точно. Я его дождалась. Он сказал, они были в видеотеке и заигрались.

– Ха! Если с ними был этот Малани...

– Они не пили, Элис, – возразила Мария. – Рик вернулся домой в порядке.

Повесив трубку, Элис Сантойя принялась себя убеждать, что найдутся десятки причин, по которым Киоки мог не вернуться домой.

Но ни одной не смогла придумать.

Только и стояло перед глазами, что та ночь, когда ее муж возвращался домой с ночной смены на мельнице в Пуунене. Они жили всего в двух кварталах оттуда, уж куда, казалось бы, безопасней.

Но в ту ночь он переходил шоссе на Кихей, и откуда ни возьмись, выскочила машина, сбила ее Кеалийи, и он тут же скончался.

Пьяные подростки в зарослях тростника...

Эти тростниковые поля здесь повсюду...

Волнуясь все больше, Элис Сантойя выбежала из дому и села в машину. Наверно, она опоздает на работу в отель, но это неважно. Если Киоки валяется где-нибудь на обочине...

Нет!

Этого не может быть!

Наверно, случилось что-то еще, но он, по крайней мере, здоров!

Но ведя машину по узкой проселочной дороге, которая в полумиле от дома вливалась в шоссе, она никак не могла отделаться от сосущего ощущения под ребрами, от невыразимого предчувствия.

Ночью шел дождь, дорога, покрытая красной грязью, была скользкой. Элис все крепче сжимала руль.

И тут она его увидела.

Он был слева, шагах в пятидесяти.

Лежал ничком, с вытянутыми над головой руками, ноги в канаве.

Подавив крик, она ударила по тормозам, не выключая мотора, спотыкаясь, вылезла из машины и кинулась к сыну.

– Киоки, мальчик мой! Не бойся! Я здесь! Я помогу...

Он даже не шевельнулся.

Без сознания!

Потерял сознание и потому не слышит ее. Упав коленями в грязь, она прикоснулась к нему.

– Киоки! Это мама...

Запнулась, почувствовав, как холодна кожа.

– Киоки?

И долго, сгорбившись, стояла перед ним на коленях, умоляя сына проснуться, пошевелиться, простонать – подать какой-нибудь знак, что то, что она уже поняла – неправда.

Перед глазами вдруг встал муж, но у него было лицо не Кеалийи – это, сквозь маску смерти, смотрел на нее Киоки.

– Нет... – простонала она. – Нет, Киоки, нет, прошу тебя...

Подхватив сына под мышки, она вытащила его из канавы. Усевшись на землю, положила его голову себе на грудь, обняла за плечи. Заливаясь, захлебываясь слезами, гладила по волосам.

Через некоторое время остановилась проезжавшая мимо машина. Потом другая, третья.

Наконец, явилась полиция, за ней – «скорая помощь».

Но Элис Сантойя ничего этого не замечала.

С разбитым сердцем, утратив волю, она сидела в грязи и баюкала мертвого сына.

* * *

Кен Рихтер понял, что что-то неладно, едва отпер заднюю дверь магазина. Человек аккуратный и методичный – он окрестил себя «Кихей-Кеном», когда, рассчитывая на свою репутацию и на заем от Такео Йошихары, открыл этот магазинчик два года тому назад, – он считал, что всему имеется свое место и на этом месте оно и должно быть.

Этим утром, однако, все было не так.

На первый взгляд, это можно было и не заметить – когда Кен переступил порог, у него только и было, что неопределенное ощущение беспорядка. Но включив свет и оглядевшись, он нашел ему подтверждение.

Во-первых, посреди комнаты – лужа.

Кен Рихтер никогда не оставлял за собой луж посреди комнаты.

Отыскав полотенце, он принялся вытирать ее, репетируя про себя речь, которую произнесет перед Ником Грико, посмевшим запереть магазин, не убравшись.

Лет десять назад они с Ником приехали на Мауи, два приятеля-серфингиста, и хотя приятелями остались, Ник теперь работал на Кена, зарабатывая уборкой магазина и вывозом туристов на серфинг, причем ровно столько, чтобы хватало на жилье и бензин для ржавенького фольксвагена, который доставлял его и доску для серфинга туда, где бились лучшие волны, потому что идеальная для серфинга волна была высшей целью существования Ника. Прошлым вечером он явно не перетрудился. Мало лужи, еще и снаряжение для подводного плавания, заказанное на сегодняшнее утро, выглядит так, будто его не проверяли.

Это еще сильней расстроило Кена: перед тем, как вчера утром отправиться на Ланаи, он настойчиво просил Ника перепроверить все дважды. Что ему совсем ни к чему, так это испортить плавание, организованное офисом Такео Йошихары. Видно, мероприятие важное: одно то говорит об этом, что вчера от Йошихары доставили новехонькое снаряжение.

Покончив с лужей, Кен им и занялся, гадая, взглянул ли на него Ник вообще, не говоря уж о том, чтобы проверить. Он принялся осматривать ласты и маски, когда задняя дверь распахнулась и появился сам Ник в сопровождении Эла Каламы, который должен был помогать Нику в работе с туристами.

– Я что, очень тебя здесь перегружаю? – с раздражением спросил Кен. – Потому что если да, то могу нанять еще кого-нибудь. – Он сердито взглянул на Ника. – Только это будет взамен тебя, не впридачу.

Ник смущенно посмотрел на Эла Каламу.

– С чего ты взъелся?

Кен Рихтер обвел глазами склад.

– Разве тут все, как положено? Учитывая, что я уже вытер лужу, которую ты за собой оставил!

– Да о чем ты? Не было тут никакой лужи!

– Разве я не просил тебя проверить все перед тем, как уйдешь? – не отвечая, продолжал Кен. – Ты что думаешь, я шучу, что ли?

– Да проверял я! Ласты, маски, регуляторы, баллоны – все проверил!

Кен перевел взгляд на пять баллонов, которые сам вчера сложил на третью полку.

– Точно? – переспросил он таким тоном, что Ник посмотрел туда же, увидел, что, судя по манометрам, четыре баллона пусты, и вдруг засомневался.

Точно ли он их проверил?

Он попробовал восстановить последовательность событий.

Вчера был довольно-таки спокойный день. Он закрыл магазин примерно через полчаса после того, как вернули последний из взятых напрокат комплектов.

На обед выпил пару бутылок пива. Ну, Кену об этом лучше не знать. После обеда вернулся и отпер магазин, как положено.

Даже продал купальник и трубку с маской.

Потом, около семи, закрылся на ночь, но перед этим осмотрел снаряжение для утреннего погружения, в точности как сказал ему Кен.

Но верно ли он проверил каждый баллон или...

Его размышления прервал требовательный стук в переднюю дверь.

– Это парни от Йошихары. Иди открой им и займи там чем-нибудь. Солнечные очки продай, что ли, а мы с Элом тут все проверим.

19
{"b":"496","o":1}