ЛитМир - Электронная Библиотека

Что, если...

Но этих «что, если...» было так много! Джек Питерс знал: на все не ответишь. В самом деле, пока они не узнают, что на самом деле случилось с Киоки, разговора не выйдет.

– Сдается мне, никто из нас не расположен тренироваться сегодня, – сказал он. – Сужу по себе. Но я знаю, многие считают, что когда случается что-то подобное, лучше всего – не сидеть без дела, а заняться чем угодно, лишь бы не думать все время о том, что произошло. Но мне будет не хватать Киоки и... – он понизил голос, стараясь перебороть возникший в горле комок. – Наверно, я просто хочу его повспоминать. Поэтому тренировку сегодняшнюю отменяю. И если кто-то из вас хочет поговорить, я здесь. Если говорить не хотите, это тоже нормально. – Он снова обвел взглядом команду. – Пожалуй, больше сказать мне вам нечего.

Все молча постояли, не двигаясь, каждый словно ждал, что кто-то другой начнет действовать. Наконец Рик Пайпер, сутулясь, руки в карманах, направился к раздевалке. Киоки – Питерсу это было известно – был лучшим другом Рика. Потом за Риком последовали Джефф Кина и Майкл Сандквист. Будто следуя примеру тех, кто последним видел Киоки живым, потянулась остальная команда. Но и в раздевалке, переодеваясь, ребята оставались тихими и задумчивыми.

Минут через десять, по-прежнему вместе, Майкл, Джефф Кина и Рик Пайпер вышли из спортзала. Их уже ждал Джош Малани.

– Голодные? Хотите перекусить? – спросил Джош, и Майкл по неуверенности в голосе понял, что Джош боится, как бы кто-то из ребят не обвинил его в смерти Киоки.

– Я – не очень, – сказал. Джефф Кина.

– Послушайте, – прищурился Джош, – то, что случилось с Киоки, – не наша вина.

– Никто и не говорит, что наша, – ответил Джефф. – Мне просто позарез надо знать, что же произошло. Я хочу ска... – он смолк на полуслове, завидев, как сворачивает на школьную парковку полицейская машина. – Ну и ну...

Остальные трое обернулись поглядеть, что там.

– Думаешь, они вычислили, что это мы вломились в магазин Кихей-Кена? – спросил Рик Пипер.

– Никуда мы не вламывались, – быстро сказал Джош. Полицейский выбрался из машины и шел к ним. – Откуда нам знать, что они уже вычислили? Так что все как один талдычим ему, что играли в видеотеке в Кихей. Понятно? Играли, и все.

Тут Джош признал в приближающемся полицейском Кэла Олани, и Майкл заметил в глазах приятеля враждебный блеск.

Кэл Олани тоже его заметил.

– Спокойно, Джош, – сказал он. – Я тут не по твою душу. Просто хотел задать вам, ребята, вам и вашим приятелям, пару-тройку вопросов про прошлую ночь. – Он поглядел каждому в глаза, остановясь на Майкле. – Что-то я тебя не припомню, – и протянул руку. – Я – Кэл Олани.

– Майкл Сандквист, – ответил Майкл, машинально отвечая на рукопожатие.

– Значит, ты тоже вчера вечером был с Киоки Сантойя, верно?

Майкл кивнул.

– Можно задать тебе несколько вопросов?

Майкл пожал плечами.

– Чем вы, ребята, занимались, а?

Майкл почувствовал, как в животе сжимается страх. Он был уверен, что коп тут же поймет, когда он примется врать. Но прежде чем он открыл рот, вмешался Джош Малани.

– Ну, что ты молчишь, скажи ему, что мы были в видеотеке!

– Это так? – спросил Майкла Олани.

Майкл чувствовал, как Джош сверлит его взглядом. Наконец, решив про себя, что если он" не скажет ни слова, это считаться ложью не может, неопределенно пожал плечами и постарался изобразить на физиономии то угрюмое выражение, какое появилось у Джоша и Джеффа, едва они увидели копа.

Теперь Олани повернулся к Рику Пайперу.

– Это ты подвозил Киоки?

Рик кивнул.

– Я предложил довезти его до дому, но он не хотел будить мать. Поэтому я высадил его у поворота.

– Как он выглядел?

Рик нахмурился.

– Вы спрашиваете, не был ли он больным и все такое? – Полицейский кивнул, и Роб продолжил: – По-моему, он был в порядке. То есть он ничего не сказал, что у него что-нибудь не так, и раз он не захотел, чтобы я подкинул его до дому, значит, с ним было все нормально, верно?

Олани обвел взглядом лица ребят.

– А как вы, парни? У вас все нормально?

– С каких это пор вас заботит наше самочувствие? – взвился Джош Малани.

Прежде чем Олани ответил, вмешался Рик:

– Так вот что случилось с Киоки, да? Он заболел?

Олани помолчал, зная: что бы он сейчас ни ответил, оно тут же разнесется по всей школе – и отсюда по всему острову – быстрей, чем эпидемия гриппа. А Лора Хэтчер о том, что сгубило Киоки, по существу не сказала ничего определенного; она просто пыталась исключить некоторые версии.

– Пока не знаю. Но ран никаких у него вроде не было. – Он снова взглянул на Джоша. – Послушай, Малани. Я тут никого не запугиваю. Я просто пытаюсь понять, что случилось с вашим другом – хотя бы для того, чтобы этого не произошло с кем-то еще. Так что не принимай это на свой счет, ладно?

Джош сунул руки в карманы.

– А я – что? Я спокоен, – сказал он. – Просто мы ничего не знаем, и все тут.

Олани еще раз внимательно изучил лица мальчишек. Он чувствовал, что есть что-то, чего они ему не рассказывают. Но с другой стороны, попробуй припомнить случай, чтобы он разговаривал с любым из мальчишек на острове и у него не было того же, в той или иной степени, чувства. И пока он не знал в точности, что убило Киоки Сантойя, не было никакого смысла давить на них. Как-нибудь в другой раз, не сейчас.

– Хорошо, – сказал он. – Не ввязывайтесь пока ни во что, ладно? Мое дежурство завтра.

– Ну, как вы думаете, знает он что-нибудь про магазин? – спросил Джефф, когда Олани вырулил со стоянки.

– Не знает! – уверенно сказал Джош. – Знал бы, не отвязался б. – И повернулся к Майклу: – Подбросить тебя домой?

Майкл ответил не сразу. Он еще сомневался, правильно ли они сделали, не рассказав полицейскому все, как было. И когда тот спросил, как они себя чувствуют, сразу вспомнился урок физкультуры, когда...

Но он же справился с этим!

Справился? Если бы! У него и сейчас в груди что-то само не свое – ничего особенного, по правде сказать, но странное что-то. Но если другие парни в порядке, он ныть не собирается.

– Конечно, – ответил он наконец на вопрос Джоша. – Поехали.

Но когда они въезжали в Макавао, стало ясно, что от Джоша его сомнения не укрылись.

– Ты что, на меня злишься?

Майкл пожал плечами.

– Да нет. Я просто...

– К тебе, небось, легавые никогда не привязывались, верно? – Майкл покосился на друга, но Джош смотрел прямо перед собой. – Тебя никогда не доставали, что да что ты делал на пляже посреди ночи? И что тут было ответить, если не хочешь признаться, что папаша надрался и идти домой просто тошно?

Майкл закусил губу.

– Что, никогда не приходилось всю ночь торчать в полиции, потому что родители за тобой не приезжают?

Майкл молча помотал головой.

– Ну, ладно, может, и надо было ему сказать, – признал Джош. – Но мне осточертело, что меня все время донимают расспросами, понял? Так что не сердись, Майк, идет? – Он помолчал. – Давай лучше что-нибудь придумаем!

– Например? – устало спросил Майкл.

Джош подумал, а когда заговорил, то не отрывая глаз от дороги, и голос его звучал почти робко.

– Как ты думаешь, может твоя мама показать нам, что она там раскапывает?

– Ты это серьезно? – удивился Майкл. – Что, в самом деле хочешь увидеть археологический раскоп?

Джош покраснел.

– А почему нет? Что я, глупый, что ли?

Майкл засмеялся.

– Ну, иногда может так показаться. – Потом заметил телефонную будку на улице. – Притормози там.

Джош послушался.

– Так мы что, уже не друзья?

– Конечно, друзья, – уверил его Майкл. – Надо позвонить маме, чтобы встретила нас у ворот.

– У ворот? Каких ворот?

– Слышал когда-нибудь о парне по имени Такео Йошихара?

Джош раскрыл рот.

– Так твоя мама работает на него?

Майкл вскинул бровь:

– А что, большая шишка?

25
{"b":"496","o":1}