ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да брось ты, – сказал Джош, садясь рядом с ним на ствол. – Я говорю вещи, которых не думаю, не переставая.

Жару в щеках поубавилось:

– Мир?

– Думаешь, так легко от меня отделаться? – ухмыльнулся Джош. Ребята посидели молча немного, слушая, как заливаются птицы, как плещется водопад. Потом Джош снова заговорил: – Слушай, а почему тебе неприятно, когда мама тебя обнимает?

Майкл нахмурился.

– Ну я же уже больше не маленький, – простонал он. – Разве не ясно, Джош! Разве тебе нравится, когда твоя мама обнимает тебя у всех на глазах?

Джош посмотрел Майклу прямо в глаза.

– Не знаю, – сказал он. – Моя меня никогда не обнимает. – Он поднялся. – Ну что, может, пойдем?

Они начали спуск, когда из-за поворота вышел Роб Силвер.

– Эй, что вы там затеваете?

– Ничего, – сказал Майкл. – Просто сидели себе, разговаривали.

– Это здесь-то?! – изумился Роб, скривясь от густого запаха серы. – Да как вы выносите эту вонь?

Майкл и Джош переглянулись.

– Какую вонь? – спросил Майкл.

– Из фумаролы, – ответил Роб. – Разве не слышишь серы? Мы с твоей мамой весь день попросту задыхаемся!

Майкл собирался ответить, когда снова вмешался Джош.

– Да не такой он и сильный, запах. Бывает куда хуже.

– Ну, разве что на помойке, – хмыкнул Роб. – Ладно, пошли отсюда.

Они спустились на поляну, к скелету, и Майкл, не в силах сопротивляться желанию, все смотрел и смотрел на череп, и прежнее чувство охватывало его даже с большей силой, веля склониться ниже, вглядеться. Затем, заставив себя отвести глаза, он понял вдруг, что та странная тяжесть в груди, будто он вот-вот собьется с дыхания, – отпустила.

Немного спустя, когда они усаживались в пикап Джоша, Катарина спросила:

– Как, ребятки, будете отбивные на ужин?

Майкл глянул на Джоша, тот кивнул.

– Конечно.

– Тогда заедете по дороге домой в Макавао и купите, ладно?

– Какие проблемы! – откликнулся Джош, включил зажигание, нажал на акселератор и пулей исчез с поляны.

Катарина только головой покачала.

– Как ты думаешь, он всегда так ездит или только сейчас выпендривается?

Роб обнял ее за плечи.

– Да что ж ты такая беспокойная! Поверь мне, Джош мастерски водит эту колымагу. По дороге сюда мне всего раз пришлось вытягивать его из канавы.

Катарина так и не поняла, шутит он или нет.

* * *

Пикап так мотало на колдобинах, что Майкл вцепился в приборную доску и жалел, что нет привязных ремней.

– Может, слегка сбавишь? – не выдержал он. – И что, если полетит ось?

Джош заливисто засмеялся.

– С какой стати! А если и полетит, подумаешь! До твоего дома здесь пешком близко!

– Рехнулся, что ли? – удивился Майкл. – Да мы Бог знает где от дома!

Джош помотал головой.

– Это мы сделали круг. Если пойти от поляны в другую сторону, придешь к тропинке. Только и надо, что перелезть через пару-другую заборов, и она выведет тебя к месту полумилей выше твоего дома. Я в этом ущелье бывал раз сто. Только, конечно, не знал, что там кто-то похоронен.

* * *

Сгущались сумерки, когда Джош выехал из эвкалиптовой рощи и остановил пикап перед домом Сандквистов. Но вместо того, чтобы выйти, Майкл остался сидеть, глядя на лежащую внизу долину.

– Джош, а, Джош, – позвал он.

Что-то в его голосе заставило мальчика помедлить.

– Да?

– Там, наверху, у серной трещины, – проговорил Майкл, переведя наконец взгляд на лицо друга, – ты там в самом деле чувствовал запах?

Джош подумал и помотал головой.

– Ни чуточки.

– Так почему ж соврал?

Джош пожал плечами.

– Как-то не было настроения спорить. Как-то подумал, что лучше согласиться, и все.

– Так ты думаешь, Роб в самом деле чувствовал вонь?

– Конечно. Зачем бы ему врать?

Майкл поежился от предчувствия.

– Тогда почему ж ее не чувствовали мы? Почему мы с тобой не чувствовали ну совсем никакого запаха?

По лицу Джоша разлилось удивление.

– Да что с тобой? Похоже, ты будто испуган?

Майкл покачал головой.

– Нет, я не испуган. Просто я думаю о Киоки, и...

Джош дернул за ручку дверцы и выскочил из машины.

– Может, хватит ломать себе голову? Говорю же тебе, то, что случилось с Киоки, нам без разницы! Мы ни при чем, понял? Все в порядке!

Но Майкл, выбираясь из пикапа, просто не мог не думать.

Если все, в порядке, отчего же тогда умер Киоки?

Глава 14

Дым и пар рвались из огромной расщелины, перерезавшей горный склон, и зарево заливало ночное небо. Сама гора, казалось, вот-вот взорвется. Катарина, глядя на экран, поежилась.

Сидящий рядом с ней на диване Роб Силвер тут же уловил ее страх.

– Ну, не дрейфь, – сказал он. – На вид это страшней, чем на самом деле.

Уже с полчаса они наблюдали прямую трансляцию с места извержения, и хотя Роб третий раз пытался ее урезонить, Катарина все-таки, холодея от ужаса, смотрела на этот ад, разгоревшийся на соседнем Большом Острове, который внезапно стал казаться куда ближе, чем всего час назад.

– Я все понимаю, – сказала она в ответ, – я знаю, что этот вид вулканов не взрывоопасен. Но, согласись, выглядит жутковато.

Джош Малани, который валялся на полу рядом с Майклом, не мог отвести глаз от экрана.

– Вот бы здорово там оказаться, а? Можно было бы подойти прямо к потоку и заглянуть в трещины, пока они еще красные от жара.

– Может, можно полетать над вулканом? – предложил Майкл. – Может...

– Может, Джошу отправиться домой, а тебе – в постель? – перебила Катарина, выключая телевизор кнопкой дистанционного управления. – Вам завтра в школу, забыли?

– Ну, мам, включи еще ненадолго, – попросил Майкл. – Сейчас всего только десять, и...

– И это образовательная программа? – перебила Катарина, читая мысль сына. – Давай не будем, дорогой, а?

Джош Малани, уловив нотку напряжения в голосе Катарины, поднялся на ноги.

– Пожалуй, я пойду, – сказал он, и чуть позже, когда Майкл провожал его до пикапа, прибавил: – Классная у тебя ма.

– Еще бы, – хмыкнул Майкл. – Она ведь только что выставила тебя из дому!

– Ну и что? Зато позволила мне остаться на ужин, и никто не напился и не переругался.

– А что, у тебя так бывает? – посмотрел на него Майкл.

– Ну, не каждый же день, – поспешно отозвался Джош, уже пожалевший, что раскрыл рот. – В конце концов, иногда это бывает у всех, верно?

– Конечно, – отозвался в жизни не видевший ничего подобного Майкл и прибавил: – Эй, а может, останешься переночевать?

Джош поколебался, потом покачал головой.

– Нет, лучше поеду. Не хватало, чтоб твоя ма подумала, что я к вам вселился. – Сверкнул улыбкой. – А потом, знаешь, совсем не хочется спать. Пожалуй, поколесю немного по округе. Хочешь со мной?

– А то мне кто-нибудь разрешит!

Джош пожал плечами, запуская мотор.

– Тогда пока. Завтра увидимся.

Рывком двинув рычаг передачи, развернулся, нажал на газ, белозубо расхохотался, видя, как Майкл выскакивает из облака пыли, и умчался. Но когда он свернул на Олинда-роуд, улыбка сползла с лица и странное беспокойство, тревожившее душу весь вечер, вступило в свои права.

То есть это было как бы и не вполне беспокойство.

Что-то еще – что-то, имени чему он не знал.

Отчасти дело было в грудной клетке, которая была какая-то не своя. Не то чтобы болела, и на простуду не походило.

Вот не своя, и все тут!

По Олинда-роуд поехал в гору. Хотя ночь становилась прохладной, окно оставил настежь открытым. Наконец, почти на вершине, свернул налево и стал спускаться серпантином вниз, к Макавао. Огибая поворот, мазанул светом фар по знакомой фигуре.

По обочине ссутулившись, понурив голову шел Джефф Кина. Джош, догнав его, притормозил.

– Эй! Ты это чего?

Джефф вздрогнул, шарахнулся в темноту, но потом признал знакомый пикап.

27
{"b":"496","o":1}