ЛитМир - Электронная Библиотека

– VIP? Особо важные персоны? – нахмурилась Катарина. – Кто это? Звезды экрана?

Роб помотал головой.

– Это специальный код Кена. Время от времени ему звонили из офиса Такео Йошихары и просили устроить подводную экскурсию для отпрысков каких-нибудь деловых партнеров.

– Я все-таки не понимаю...

– Йошихара не только оплачивал организацию. Он присылал и специальное оборудование. Ласты, маски, регуляторы, все прочее.

– Включая кислородные аппараты, – внезапно поняв, прошептала Катарина.

Роб кивнул.

– Если мальчишки взяли те баллоны, что были приготовлены для утреннего погружения... – начал Роб, но Катарина уже не слушала.

Выхватив из сумки блокнот и ручку, она быстро переписала имена тех пяти ребят, что должны были участвовать в погружении, помеченном Кеном Рихтером знаком VIР.

Четверо из них благодаря Майклу и его компании, несомненно, избегли судьбы, запланированной для них Йошихарой.

Пятый, наверно, уже мертв.

Она только успела сунуть блокнот назад в сумку, когда тишину ночи прервал вой полицейской сирены.

Глава 30

– Что, если он не сможет? – спросила Катарина. Они ехали по Липоа-стрит к Компьютерному центру. С тех пор, как пятнадцать минут назад они покинули магазин Кихей-Кена, Роб сделал два звонка по сотовому телефону. У Ника Грико никто не отвечал, но Эл Калама взял трубку. Охваченный страшным подозрением, Роб завернул к многоквартирному дому, где жил Ник. Три полицейские машины у подъезда доказывали, что подозрения были оправданы.

– Не думаю, что у нас есть выбор, – мрачно сказал Роб. – Ты больше не можешь оставить Майкла у Йошихары, а нам с Филом одним со взломом не справиться. Нужен эксперт.

– Но ты сказал, он инструктор по плаванию...

– Он еще и хакер – компьютерный взломщик. Когда он не под водой, то плавает по Сети. Если уж он не сумеет найти то, что нам надо, значит, этого просто не существует.

– Если он такой самородок, то почему не работает?

Роб поднял бровь, глянул на нее искоса.

– Господи, Кэт, это же Мауи. Разве ты не заметила, сколько людей здесь работает только для того, чтобы платить за кров и спортивное снаряжение? Кроме того, несколько лет назад у Эла были проблемы. Вроде бы влез в правительственную сеть, где ему быть не полагалось. Послушать его, так в тюрьму он не сел только потому, что никто не захотел признать, что то, что он сделал, вообще возможно. Трудновато обвинить в преступлении, если не согласиться с тем, что оно было совершено.

Светофор на Пийлани-хайуэй сменил цвет. Роб нажал на акселератор, и тут сзади квакнул гудок и их обогнала древняя хонда с подвязанной разлохматившейся веревкой пассажирской дверью и доской для серфинга на крыше.

– Эй, парень! Ну-ка не загораживай людям путь своей развалюхой!

У Катарины упало сердце.

– Это что, и есть Эл Калама?

– И поверь мне, он знает, что делает, – сказал Роб, но, бросив на нее взгляд, понял, что она не поверила. Вскоре они были на парковке у Компьютерного центра, и Роб поставил свой форд рядышком с жалкой хондой.

Эл Калама, одетый в шорты и сандалии, не больше, с ухмылкой на физиономии уже ждал их, пригнувшись к дверце.

– Из-за чего такая спешка, парень? Можно подумать, будто кто-то при смерти или что похуже.

– Кен Рихтер уже умер. Ник Грико, думаю, тоже, – ровно сказал Роб, глядя перед собой.

Ухмылку как смыло с лица Каламы. Он выслушал рассказ о том, что они обнаружили сначала в магазине, потом у дома Ника. Когда Роб кончил, Эл тихо свистнул.

– Черт побери! Да что ж это делается?

– Вот почему ты нам нужен, – сказал Роб и передал Каламе тот список имен, что Катарина переписала с доски в магазине Кена. – Надо установить, где сейчас эти пятеро, – по крайней мере, живы ли.

Эл побледнел, прочитав список.

– Несколько дней назад я ходил с ними под воду.

Роб глянул на Катарину.

– Ты уверен?

– Конечно, уверен! Еще бы мне их не помнить, почти все тупицы. Плюс у одного еще и с аппаратом не заладилось, совсем уж не в тему, потому что оборудование было с иголочки и прислано из офиса этого бонзы Йошихары.

Слова вонзились в Катарину, как гвозди, вбитые в гроб.

Гроб Майкла.

До сего времени она тешилась надеждой, пусть даже зыбкой, что болезнь Майкла, как и утверждал Йошихара, случайность. Теперь обманывать себя больше было нельзя.

– Тот, у кого не заладилось, – сказала она дрогнувшим голосом, – вы могли бы выяснить, жив ли он? Он все еще на острове?

Калама пожал плечами.

– Нет ничего проще. Все ребятки из той команды уезжали в тот же вечер или следующим утром. Тот, о ком вы говорите, был из Чикаго. Если б он умер, в местной прессе непременно бы написали.

– Узнайте, – попросила она, – узнайте, пожалуйста. – И повернулась к Робу. – Мне надо назад. Мне надо вызволять Майкла. – И пересела бы за руль форда, не останови ее Роб.

– Ты в уме? Как ты его вызволишь? И даже если да, то куда денешь? Он не сможет дышать вне камеры, забыла?

– Не знаю, – отмахнулась Катарина. – Что-нибудь придумаю. Но мне надо к нему. Господи, Роб, разве ты не видишь? Йошихаре он живым не нужен! Ему только и надо, что выяснить, как Майкл с ребятами наглотались этой дряни, и когда он это узнает, он его убьет! – И пока она это все говорила, ей пришли на ум другие вопросы, вопросы, до которых Роб еще не додумался.

Что, если ее не пустят в поместье?

Что, если Майкл уже...

Последнее она отсекла, не желая даже думать об этом.

– Выясни все, что можешь, – попросила она Роба. – Выясни, что в файлах. Выясни, что они делают! – Обняла Роба, на мгновенье приникла к нему, оторвалась, села за руль и готова была уже тронуться с места, когда Роб сунул ей в окно телефон.

– Возьми, – сказал он. – Сдается мне, потребуются переговоры.

– А как же ты?

– Найду другой. У Фила есть тоже – вон его машина стоит, значит он, голову даю, еще здесь. Как только узнаю, какой у него номер, сразу позвоню тебе.

На этом они расстались. Катарина в форде направилась к Пийлани-хайуэй, Роб и Эл Калама – в Компьютерный центр.

Очень скоро Эл уже сидел перед терминалом по соседству с тем, за которым по-прежнему работал Фил Хауэлл. Не слушая, как Роб их знакомит, Калама забарабанил по клавишам еще до того, как засветился монитор.

Пока Калама прокладывал путь по Интернету, Роб обратился к Хауэллу.

– Мне нужен твой сотовый телефон, Фил, – сказал он. Не дождавшись ответа, посмотрел на экран, перед которым застыл астроном, и увидел, что там наконец появились результаты поиска. Открылось новое окно, а внутри него – рамка со списком из двадцати четырех файлов, генерированных компьютером, каждый – с результатами одного из двадцати четырех возможных вариантов подстановки, примененной к первоначальной четырехзначной последовательности.

При каждом файле указывалось, с какой вероятностью последовательность букв может представлять собой код ДНК.

Четвертая снизу была высвечена и рядом стояло: 97%.

Роб нахмурился и почувствовал, как забилось сердце.

– Точно ли это значит то, что я думаю? – спросил он Хауэлла.

Тот кивнул. Он сам покрылся холодным потом, когда увидел эту четвертую строчку снизу.

– Да... По крайней мере, компьютер тоже так думает, – произнес он срывающимся от возбуждения голосом. Покачал головой, словно не смея поверить собственным глазам, и выдохнул: – О, Боже, что, если это правда?

– Что правда? – от своего терминала спросил Эл Калама, но Фил уже вернулся к работе и не услышал вопроса. Тут, прежде чем Эл смог повторить свой вопрос, на его экране тоже открылось окно с несколькими строчками газетного текста – опубликованным в «Чикаго Трибюн» извещением о смерти в результате неназванного «респираторного заболевания» шестнадцатилетнего Кевина О'Коннора.

– Ты не хочешь сказать мне, что происходит? – спросил он Роба.

Роб Силвер, с замиранием сердца следивший за тем, что происходит на экране у Фила, повернулся к Элу.

56
{"b":"496","o":1}