1
2
3
...
57
58
59
...
67

– Обещаешь?

– Обещаю.

Машина выехала на поляну. Катарина всмотрелась в темноту. Чужих машин вроде не было.

– На этом пока все, – сказала она в трубку. – Позвони мне через полчаса. Если не отвечу, значит, ты солгал и в доме кто-то был.

– Зачем же мне тебе лгать? Я тебя люблю. Всегда любил.

– Нашел время рассказывать, – вздохнула Катарина. – Впрочем, дух это подымает. Ну, пока.

Дав отбой, она несколько секунд, собираясь с силами, не выходила из машины. А уже в доме, включив свет, огляделась, почти всерьез ожидая увидеть сцену разгрома из фильмов про мафию.

Все было так, как она оставила.

Ничего не сдвинуто с места.

Ничего даже не тронуто.

Катарина быстро собрала в небольшую дорожную сумку кое-какую одежду, будто собиралась провести в поместье несколько дней. Потом, подумав о том, что ей нужно будет сделать, прибавила еще несколько предметов.

Уже через пять минут она сидела в машине и твердой рукой вела ее к тому, что ждало ее во владениях Йошихары.

Глава 31

Телефон запищал.

– Я уже почти у ворот, – произнесла Катарина еще до того, как заговорил Роб.

– Ну как, открываются?

– Не то проблема, как сюда войти, а то, как выйти. И еще – не представляю, каким способом общаться с Майклом. – Убийство Кихей-Кена явно доказывало, что видеокамера подсмотрела в записки, которыми обменивались они с Майклом. Ни малейшего сомнения, что будет подслушано и каждое слово.

– Что-нибудь да придумаешь, – утешил Роб.

– Надеюсь.

Тут она и впрямь подъехала к самым воротам, и, как всегда, они широко распахнулись.

Катарина перевела дыхание.

– Ну, я уже на территории, Роб. Позвоню, если получится, и не удивляйся, пожалуйста, что бы я ни несла. А может, вообще буду молчать, ладно?

– Употреблю все силы, чтобы расшифровать.

Откладывая телефон, Катарина поймала себя на том, что следит в зеркало, как закрываются за ней ворота.

Словно тюремные.

Хотя автомобильная стоянка сегодня была еще пустынней, чем даже вчера, машин на ней было все-таки больше, чем хотелось бы. Отвага, которую она по крупицам собирала последние полчаса, испарялась.

Не сметь! Пока мы с Майклом не выберемся отсюда, не сметь, велела она себе. Вот выберемся, тогда трясись, сколько хочешь, тогда можно. А сейчас – ни-ни!

Припарковав форд, она взяла с заднего сиденья дорожную сумку, заперла машину и пошла к главному входу в исследовательский центр. Может, если повезет, дежурить будет тот парень, с которым она уже подружилась, – Боже милосердный, да неужто это было только сегодня утром?

Когда за ней хлопнула входная дверь, охранник на посту поднял голову. Лицо было незнакомое. Но когда он поднялся с места и заговорил, она поняла, что он-то ее знает.

– Доктор Сандквист? Меня предупредили, что вы приедете.

Предупредили! Кто предупредил-то? Охрана?

Стивен Джеймсон?

Сам Такео Йошихара?

– Мой сын, – произнесла она, впервые надеясь, что выглядит столь же встревоженной, как на самом деле. Раз она собирается вытащить отсюда Майкла, хорошо бы казаться расстроенной до такой степени, что даже не в силах говорить связно. – Он... он... – она нарочно запнулась, оставив фразу оборванной, будто не знала, насколько может быть откровенна.

– Все в порядке, доктор Сандквист, – уверил ее охранник. – Мне рассказали, что с вашим мальчиком. Я сейчас провожу вас до лифта, и вы спуститесь.

Лифт! Она совсем забыла, что есть еще лифт!

Впрочем... У нее ведь есть пропуск Стивена Джеймсона.

А вдруг Джеймсон заметил пропажу? Вдруг он о ней уже доложил? Сможет ли пропуск Джеймсона вызвать лифт или его код уже изъят из компьютера?

Не думай об этом, велела она себе. И не вздумай экспериментировать с пропуском. Если телекамеры поймают тебя на этом, все пропало.

Компьютер! Совсем забыла! Надо же зайти в офис Роба хоть на пару минут. С рассеянной улыбкой Катарина обернулась к охраннику и поставила дорожную сумку на пол.

– Я могу оставить это здесь ненадолго? Мне нужно зайти в офис доктора Силвера.

– Да ради Бога, – ответил тот, снова садясь в кресло.

Интересно, собирается он следить за ней по монитору? Может, надо выдумать какой-нибудь предлог? Нет! С какой стати ей перед ним оправдываться? Только вызовешь лишние подозрения.

Оставив сумку рядом с постом, она прошла северным коридором к офису Роба, где включила свет, а потом компьютер. Открыла программу внешней связи, быстро набила номер, который дал Роб, стукнула по клавише «Ввод». Связь с компьютером в Кихее установилась практически сразу. На экране открылось окошко с двумя строчками текста, причем последняя цифра в первой строчке менялась с каждой секундой:

Сбор: 04:00:00 Текущее время: 22:16:53 Подтвердить «Вводом»

Она сразу схватила суть. Глянула на наручные часики. По сравнению с компьютерными они отставали ровно на две с половиной минуты. Подвела их и снова нажала на «Ввод». Открылось новое окно, в нем побежали буквы – это Эл Калама приступил к поискам пароля к директории «Серинус». Прежде чем он закончил первую строчку команд, Катарина с помощью мыши свернула окно – так, чтобы, на посторонний взгляд, на экране была просто обложка программы.

Потом монитор потух – включился «хранитель экрана», Катарина погасила свет и вернулась в холл.

– Порядок? – спросил охранник.

Она кивнула, подхватила свою сумку, еще раз глянула на часы и пошла за охранником в конец коридора южного крыла, к лифту.

– Ничего нет хуже, когда дети болеют, – сказал тот, проводя своим пропуском по серой панели у двери лифта. Катарина, вздохнув, молча кивнула головой. Ей казалось, что лифт добирается к ним целую вечность. Но он наконец пришел, двери раздвинулись, она ступила внутрь.

На счастье, охранник с ней не поехал. Лишь кивнул на прощанье и еще до того, как двери закрылись, повернулся, чтобы идти на свое место.

Она посмотрела на часы: «вечность» длилась 52 секунды.

Засекла, сколько времени займет спуск.

15 секунд, включая открывание дверей.

Вышла из лифта и коридором направилась к двери, за которой был Майкл.

Вход к нему был не сразу, а еще через одну комнатку, вроде предбанника. Там стоял стол с телефоном, за столом сидела женщина. Не то сиделка, не то надзирательница. Хотя на ней был белый халат, осанка и стальной взгляд подсказывали, что это отнюдь не ангел милосердия. Не будет бездействовать, если они с Майклом выйдут из заточения.

Если Майкл сможет выйти.

– Можете войти, доктор Сандквист, – позволили ей. – С вашим сыном сейчас доктор Джеймсон.

Катарина вошла и, увидев Майкла, задохнулась от ярости.

Атмосфера в камере была так насыщенна, что на ее внутренних стенках осела бурая пленка, кое-где плотная до такой степени, что под собственной тяжестью длинными грязными струйками стекала вниз.

И у Джеймсона хватило наглости, оторвавшись от компьютера, ей улыбнуться!

– Майкл у нас молодцом, – сказал он. – Отличный парень.

Словно Майкл выиграл какой-нибудь там забег, подумала Катарина, закусила губу и взяла себя в руки.

Вот тут-то она впервые пришла к абсолютной уверенности, что вытащит своего сына из этой клоаки. Уж как-нибудь. Даже если для этого придется убить и Джеймсона, и надзирательницу. И всякого, кто попробует ей помешать. И правда, в этот момент она с явным наслаждением прикончила бы человека, который относится к ее мальчику так, словно это подопытный кролик.

– Мужества ему всегда было не занимать, – сказала она, стараясь скрыть свои мысли. – Я могу с ним поговорить?

– Ну, разумеется!

Подходя к Майклу, она исподтишка озиралась в поисках телекамеры, которая точно была где-то здесь, но, как и в первый раз, не увидела ее.

– Здравствуй, родной, – тихо сказала она. – Ну, как ты?

Майкл, внутри стекляшки, кивнул.

– Вроде ничего. – И, помолчав, прибавил: – А я смогу когда-нибудь дышать нормальным воздухом?

58
{"b":"496","o":1}