ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Нити Ариадны
Дитя
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Кафе маленьких чудес
Шесть тонн ванильного мороженого
Ж*па: инструкция по выходу
Страсть под турецким небом
Резидент
П. Ш.

Она прижала палец к губам, потом взяла стопку одежды, которую принесла ему из дома, и поместила ее в шлюз. Майкл тут же стал одеваться, извиваясь под одеялом и экономя движения. Когда с этим было покончено, Катарина сделала ему знак притвориться спящим, а сама вышла в предбанник.

– Как, Лу-Анна, не пора ли... – начала она и тут же запнулась. – Лу-Анна? Лу-Анна, в чем дело? – Обойдя стол, она потрясла сиделку за плечи, отчего та соскользнула на пол. Выпрямившись, Катарина растерянно оглядела предбанник, словно не знала, как поступить, потом схватилась за телефон и нажала на кнопку, помеченную «Пост в холле».

– Дженсен? – ответил кто-то на середине второго гудка.

– Это доктор Сандквист, – торопливо заговорила Катарина. – С Лу-Анной что-то не так. Я вышла сделать нам кофе и решила, что она спит, но когда я попробовала ее разбудить, она свалилась на пол.

Охранник чертыхнулся.

– Сейчас буду.

Катарина метнулась в комнату Майкла и выхватила из дорожной сумки еще три вещи.

Две из них – большие пластиковые мешки для мусора.

Третья – окаменелая бедренная кость антропоида, умершего несколько миллионов лет назад.

Сунув пластиковые мешки в шлюз камеры, она только сейчас рискнула заговорить с Майклом в голос.

– Прижми их к подающему воздух отверстию. Надуй побольше.

Затем она снова вышла в предбанник и еще раз нажала телефонную кнопку «Пост в холле». Когда на втором гудке не ответили, положила трубку на место, вышла к лифту и стала ждать у дверей, вжавшись спиной в стену.

Просчитывая про себя секунды, она молилась, чтобы видеокамера над ее головой контролировалась только одним охранником – тем, который через пять секунд выйдет из лифта.

Как бы в ответ на ее мольбу, ровно через пять секунд двери раскрылись.

Охранник вышел, и в то же мгновение Катарина вскинула окаменелость и с размаху дала ему по затылку.

Всхрапнув, он грохнулся на колени, подставив затылок еще раз.

Катарина возможности не упустила.

Охранник растянулся ничком и затих.

Схватив за руки, Катарина втащила его по коридору в предбанник. Закрыла дверь и телефонным шнуром связала ему руки за спиной, затем вытащила из заднего кармана брюк бумажник.

Если не сработает пропуск, который она стащила у Джеймсона, сработает этот.

Еще раз глянула на часы.

Прошло семь минут.

Вернулась в комнату Майкла и решительно включила свет. Он уже наполнил дымом один мешок и сейчас завязывал его.

– Не завязывай, – сказала она, – и скорей наполни другой, и...

И тут до нее дошло, что ни на одном углу плексигласовой камеры нет петель и ее не поднять.

– О, Господи, – прошептала она, в ужасе глядя на сына. – Как же я вытащу тебя отсюда?

Прижимая второй мешок к трубке подачи воздуха, Майкл мотнул головой в угол комнаты.

– Вон там. Кнопка.

Катарина лихорадочно обшарила угол и с трудом обнаружила маленькую, утопленную в стену кнопку. Нажала. Вроде бы ничего не случилось, но потом она заметила, что Майкл показывает на потолок.

Небольшая панель в потолке отодвинулась точно над центром плексигласовой коробки. Из отверстия вышел и стал опускаться стержень из нержавеющей стали в дюйм толщиной. Головка стержня точно вошла в гнездо на крыше коробки, и что-то щелкнуло.

Секундой позже коробка приподнялась с пола. Комната тут же наполнилась вонючим газом. Катарина, кашляя, кинулась к предбаннику.

– Возьми у меня один мешок, – настиг ее голос Майкла, когда коробка поднялась выше кровати.

Схватив протянутый им мешок за затянутые бечевки, она выскочила из комнаты и захлопнула за собой дверь.

Прошло девять минут.

Она подождала еще минуту и собралась было пойти за ним, как дверь распахнулась и Майкл вышел со вторым надутым мешком.

– За мной, – сказала Катарина и, рывком распахнув дверь в коридор, побежала к лифту, уже сжимая в руке пропуск. Прижала его к панели и замерла.

Огонек на серой панели из красного стал зеленым, и только.

Потом она поняла: лифт вернулся на верхний этаж.

На то, чтобы он спустился, ушло пятнадцать секунд, которые показались ей вечностью, но наконец двери раскрылись.

Катарина почти что впихнула Майкла внутрь, зашла за ним сама, нажала на кнопку «Вверх», и двери только начали закрываться, как вдруг в коридор вышел какой-то мужчина.

Из лаборатории проекта «Серинус».

На лице его отобразилось изумление, он бросился по направлению к Катарине, но двери лифта закрылись прежде, чем он успел добежать.

Лифт был на полпути вверх, когда она услышала слабый звенящий звук. Тревога.

Когда двери раскрылись на нужном им этаже, звон стоял такой, что уши ломило. Катарина снова глянула на часы.

Прошло десять минут.

– Бегом, – крикнула она Майклу.

И кинулась к двойным дверям, отделяющим их от холла. Надутый мешок нелепо подскакивал сзади. Майкл, помедлив немного, чтобы глотнуть смеси из своего мешка, догнал ее у самых дверей.

Катарина распахнула их.

Здесь звон тревоги звучал еще громче, но в холле никого не было.

– Наружу!

Они побежали к входной двери и через секунду вырвались в ночь. На мгновение, не видя преследователей, Катарина начала надеяться, что, в конце концов, побег удастся. Но тут черноту ночи прорезал ослепительный луч света.

Как две букашки, проткнутые булавкой, Катарина и Майкл замерли в этом луче.

Поверх звона тревоги Катарина уловила и другой звук.

Знакомое «уап-уап-уап» вертолета.

Заслонив от света глаза ладонью, посмотрела вверх. Прожектор погас так же внезапно, как и зажегся, и тут она увидела вертолет, который садился ярдах в двадцати от них.

Она застыла от ужаса, думая: Йошихара.

Потом, когда огни зажглись по всему поместью, она разглядела в кабине лицо.

Лицо Роба Силвера.

Одной рукой схватив Майкла, другой сжимая горло мешка с воздухом, Катарина, спотыкаясь, подбежала к машине и подтолкнула Майкла внутрь.

В тот момент, когда сильные руки Роба, поднимая ее в кабину, сжались вокруг ее запястий, мотор уже опять взвыл.

Вертолет поднялся с земли еще до того, как она оказалась в кабине, развернулся и исчез в темноте.

* * *

С веранды своей спальни Такео Йошихара проводил вертолет взглядом, а потом сказал в телефонную трубку, снятую, как только его разбудил сигнал тревоги.

– Следите по радару. Выясните, куда направляются. Мы их вернем. Понятно? И мать, и сына. – И прежде чем прервать связь, прибавил: – И еще: когда полетим за ними, мне нужен снайпер.

Глава 33

Шлем, который Роб напялил ей на голову, втянув Катарину в вертолет, гасил шум винтов лишь настолько, что она понимала, что с ней говорят, но слов различить не могла. Когда после серии разворотов, от которых падало сердце, а желудок подкатывал к горлу, вертолет поплыл прочь от поместья и она наконец нашла в себе силы заговорить, то прокричала изо всех сил, хотя шлемофон находился у самого ее рта.

– Я говорю, как скоро мы доберемся до Большого Острова?

Роб открыл рот, чтобы ответить, и так и не произнес ни слова, потому что пилот, дернув штурвал, чтобы не врезаться в скалу, резко послал машину вниз. Вертолет качнулся, выровнялся, снова начал подъем и, преодолев каменную преграду, повернул на запад.

– Минут сорок, – наконец сказал Роб.

Сорок минут? Но раньше, она прекрасно это помнила, Роб говорил, что Майклу надо перекантоваться на свежем воздухе всего-то десять или пятнадцать минут! И хотя один из пластиковых мешков еще полон, – она сама сжимает его горло, чтобы не выпустить оттуда ни грамма, – тот, что у Майкла, уже наполовину пуст. Сорок минут ему не выдержать ни за что! Прежде чем она успела заговорить, раздался голос Майкла:

– Попробую подышать нормальным воздухом! Надо экономить тот, что в мешках!

Катарина усиленно покивала, а потом прокричала:

– Только не разговаривай, не трать воздух зря!

61
{"b":"496","o":1}