ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нам?! Но вы не можете… Я никуда не поеду! – она снова умолкла, не договорив до конца.

Вероятно, ее остановила какая-то новая мысль. Она молча управляла машиной, пока перед ними не показались подъездные пути на берегу озера. Машина неслась с бешеной скоростью, едва тормозя на поворотах. Борн оторвался от созерцания спичек и взглянул на дорогу. Достав револьвер, он наклонился к женщине и положил руку на ее плечо, упираясь стволом оружия в ее голову.

– Я хочу, чтобы вы правильно меня поняли. Вы должны делать все точно так, как я вам скажу. Вы будете находиться справа от меня, и эта игрушка будет постоянно рассматривать вашу головку. И вы должны понять, что сейчас я спасаю свою жизнь и не намерен колебаться, если мне потребуется нажать для этого на спуск. Я хочу, чтобы вы это поняли.

– Я все поняла. – Ее ответ был подобен свисту. Она резко втянула воздух сквозь губы. Ее страх был неподдельным.

Борн спрятал оружие. Он был удовлетворен. Удовлетворен и раздосадован одновременно.

«Дайте свободу вашему воображению…»

Спички! Что с ними связано? Но не сами спички были причиной беспокойства. Это ресторан – но не «Кронхалле», но все-таки ресторан.

Низкий свет, свечи, черные… треугольники снаружи… Белый камень и черные треугольники. Три? Три черных треугольника.

Кто-то должен быть там… в ресторане с тремя треугольными фигурами перед входом. Картина была настолько яркой, такой волнующей. Что это было? Существует ли на самом деле такое место?

«Детали могут прийти к вам… отдельные связи… начнут функционировать».

Неужели это случилось сейчас? Бог мой, я не могу этого остановить!

Он уже видел огни отеля в нескольких ярдах ниже дороги, но еще не знал, что будет делать в ближайшие минуты, учитывая два немаловажных обстоятельства. Первое заключалось в том, что убийцы вряд ли остались в отеле. С другой стороны, Борн не собирался попасть в ловушку, которую он как бы сам подготовил. Ведь он видел только двух убийц и не может опознать других, если бы они находились где-нибудь поблизости.

Основная стоянка автомобилей располагалась за подъездной дорогой, которая представляла собой почти окружность, огибающую отель.

– Сбавьте скорость! – приказал он. – Сворачивайте на первую же дорогу налево.

– Но это же выезд! – возразила она, и в ее голосе послышалось удивление. – Мы нарушаем правила!

– Сейчас никто не выезжает. Езжайте вперед! Нужно проехать на стоянку в самый темный угол.

События на крытой стоянке перед входом в отель объяснили им, почему никто не выезжал со стоянки и почему никто не обратил на них внимания. Там стояли четыре полицейские машины, образуя полукруг. Их верхние огни постоянно вращались, создавая атмосферу чрезвычайности. Борн мог видеть полицейских в форме, мелькавших в толпе любопытных гостей. Они задавали вопросы и проверяли имена тех, кто отъезжал на машинах.

Мари Сен-Жак медленно ехала вдоль стоянки к свободному месту в правом углу, где было особенно темно. Она выключила двигатель и сидела подобно статуе, глядя перед собой.

– Будьте крайне осторожны, – предупредил ее Борн, опуская стекло со своей стороны. – И потихоньку выходите. Теперь откройте дверь с моей стороны и помогите мне выйти. Запомните, что стекло опущено и револьвер у меня в руке, а вы от меня всего в двух футах. С такого расстояния я никогда не промахиваюсь.

Она все сделала так, как он сказал, автоматически и не раздумывая. Джейсон вышел на тротуар, опираясь на дверь. Потом несколько раз переместил свой вес с одной стороны тела на другую. Сейчас он уже мог двигаться и даже идти. Не очень хорошо, с чужой помощью, но идти.

– Что вы собираетесь делать? – осведомилась она, как бы боясь услышать ответ.

– Ждать… Рано или поздно кто-нибудь приедет на машине и поставит ее поблизости. Не имеет значения, что происходит у входа в отель. Сейчас самое время для обеда, и посетители наверняка будут. Ведь, так или иначе, но кто-то заказал места. Столы накрыты, и гостей ждут. Люди, суетящиеся у входа, не могут нарушить их планов. Обед состоится.

– О, а когда автомобиль появится, вы возьмете его? – Она помолчала и сама же ответила на свой вопрос: – Боже мой, вы собираетесь убить кого-то, кто приедет сюда?

Борн схватил ее за руку. Ее испуганное лицо находилось в нескольких дюймах от него. Он должен управлять ею с помощью страха, но не до той степени, когда впадают в истерику.

– Если это будет необходимо, я это сделаю. Но мне кажется, мы сможем обойтись и без крайних мер. Машины обычно паркуют служащие стоянки, а ключи они оставляют под ковриками. Все очень просто.

Впереди показались огни подъезжающего автомобиля. Это было небольшое «купе», которым управлял дежурный. Он приближался прямо к ним, сигналя Борну, чтобы тот посторонился.

«Резервированные места для обеда… ресторан…»

Он принял решение.

Дежурный вышел из машины и положил ключи под сиденье. Когда он проходил мимо, он кивнул им. Борн заговорил с ним по-французски:

– Молодой человек, может быть, вы нам поможете?

– Сэр? – дежурный говорил прерывающимся голосом. События в отеле, видимо, все еще волновали его.

– Я еще не успел протрезветь от вашего прекрасного швейцарского вина.

– Такое часто случается, сэр, – улыбнулся дежурный.

– Моя жена предложила мне прогуляться, прежде чем ехать в город.

– Отличная мысль, сэр!

– В отеле все еще суетятся? Я боюсь, что полицейский офицер не выпустит нас отсюда, если увидит, что я пугаюсь его мундира.

– Да, там все еще плохо, сэр. Как в сумасшедшем доме… Полиция заполнила буквально все… И нам не разрешается это обсуждать.

– Да, я понимаю, но у нас есть небольшая трудность. Мы договорились встретиться с нашим попутчиком по авиарейсу в ресторане, но я забыл его название. Я только помню, что перед входом были три странные фигуры… что-то из современного дизайна, как мне кажется. Треугольники…

– Это «Альпенхауз», сэр… Три шале… Это со стороны Фолькенштрассе.

– Да, точно, это то самое место. И попасть туда мы можем… – Борн тянул и путал слова, как человек, действительно нагрузившийся вином и пытающийся поймать ускользающую мысль.

– Просто повернуть налево, выезжая со стоянки, сэр. Примерно шесть миль надо ехать прямо, пока не заметите большой пирс. От него поворачивайте направо и попадете на Фолькенштрассе. А там вы уже не проедете мимо нужного ресторана.

– Благодарю вас. Вы еще будете здесь через несколько часов, когда мы вернемся?

– Сегодня я дежурю до двух утра, сэр.

– Очень хорошо. Я постараюсь увидеть вас и выразить вам признательность более определенно.

– Благодарю вас, сэр! Не желаете ли, чтобы я вывел вашу машину?

– Вы и так уже сделали достаточно. Спасибо. Мне еще необходимо немного пройтись.

Дежурный раскланялся и направился к входу в отель. Джейсон подвел Мари прямо к «купе».

– Поторопитесь! Ключи под сиденьем.

– А если нас остановят, что вы будете делать? Ведь дежурный заметит, что автомобиль исчез. И он будет знать, что это сделали вы.

– Сомневаюсь в этом. Ничего не случится, если мы немедленно уедем. Он наверняка задержится в этой толпе на несколько минут.

– А если заметит?

– Я надеюсь, что вы хороший водитель, – проговорил он, пропуская ее вперед. – Садитесь.

Наконец дежурный завернул за угол. Борн, используя револьвер в качестве рычага, открыл дверь со стороны пассажира.

– Я же сказал, найдите ключи, черт побери!

– Сейчас, сейчас…

– Скорее!

Мари почти сползла с сиденья и вскоре вытащила ключи.

– Запускайте двигатель, но стойте на месте, пока я не скажу.

Борн подождал, пока на выезде не показались огоньки очередного автомобиля. Сейчас к нему должен был подойти дежурный, однако его не было. Или пассажиры не выходили из машины, или причина заключалась в чем-то ином. Двое неизвестных людей на стоянке! Кто они?

– Поезжайте вперед! Быстро. Я хочу поживее выбраться из этой западни!

16
{"b":"49601","o":1}