ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 12

Холкрофт проснулся и в течение нескольких секунд соображал, где находится. Внезапно воспоминание пронзило его: Гретхен Бомонт, спальня, невероятное заявление. Ноэль пытался надавить на нее, узнать, что еще говорил ее брат. Но она не могла связать двух слов, охваченная безумием сексуального желания. Ни на чем другом сконцентрироваться она была не в состоянии.

Они занимались любовью как маньяки, она извивалась, придумывая все новые позы: под ним, сверху, сбоку. Казалось, ее ненасытную страсть невозможно утолить. Наконец, она дико закричала, сжав ногами его тело и вонзив ногти в плечи Холкрофта. И пришло изнеможение. Он провалился в глубокий, но беспокойный сон.

И вот теперь он никак не мог понять, что же прервало этот сон. Откуда-то шел шум — громкий, но резкий, пронизывающий.

Неожиданно до Ноэля дошло, что он в кровати один. Он поднял голову. В комнате было темно, лишь из-под закрытой двери пробивалась полоска света.

— Гретхен?..

Никакого ответа, комната была пуста.

Холкрофт отбросил одеяло и поднялся с постели, стараясь тверже встать на ослабевшие ноги, чувствуя себя истощенным и потерянным. Доковыляв до двери, он навалился на нее, силясь открыть. В небольшой гостиной горела настольная лампа, отбрасывая свет на стены и пол. Вновь послышался шум! Металлический звук, эхом отозвавшийся в доме. Он подбежал к окну и выглянул на улицу. В свете фонаря он увидел фигуру человека с карманным фонариком, стоявшего у капота его машины.

Еще не успев понять, что происходит, Ноэль услышал приглушенный голос, доносившийся откуда-то извне. Одновременно луч света ударил в окно. В него. Холкрофт инстинктивно поднял руку, защищая глаза. Свет исчез, и он увидел мужчину, бегущего к другой машине. Он не сразу заметил ее, поскольку сосредоточил внимание на своей машине и на незнакомце с фонариком. Сейчас же он попытался разглядеть чужую машину, на переднем сиденье которой заметил еще одну фигуру — контуры головы и плеч.

Человек подбежал к автомобилю и сел за руль. Взревел мотор, машина рванулась вперед, сделала разворот и скрылась.

На мгновение уличный свет озарил человека рядом с водителем. Менее чем за секунду лицо показалось и исчезло.

Это была Гретхен Бомонт. Взгляд ее был устремлен вверх. Она кивала незнакомцу, словно вторила его словам.

В нескольких домах напротив зажегся свет. Рев мотора и визг колес слишком уж неожиданно разорвали тишину мирной улицы Портси. В окнах появились озабоченные лица.

Холкрофт отступил назад. Ему пришло в голову, что вид обнаженного мужчины в окне дома капитана Бомонта среди ночи, в то время как сам он вдалеке, никому не сослужит хорошую службу. И прежде всего самому Холкрофту.

Но вот куда уехала Гретхен? Что она задумала? И что за странные звуки его разбудили?

Одно Холкрофт знал точно: он должен быстро сматываться из дома Бомонта. Он вбежал в спальню, пытаясь привыкнуть к полумраку и найти выключатель или лампу. Ноэль вспомнил, как на вершине их любовного экстаза Гретхен взмахнула рукой, сбросив с тумбочки прикроватную лампу. Встав на колени, он стал шарить по полу. Нашел! Щелкнул выключателем. Свет заполнил комнату, на стенах вытянулись тени. Его одежда валялась на кресле и возле кровати.

Холкрофт быстро оделся. Где же куртка? Он огляделся, смутно припоминая, как Гретхен стянула с него куртку и бросила ее около двери. Да, так и есть. Направляясь к двери, он мельком взглянул на свое отражение в большом зеркале над столиком.

И застыл. Он не мог оторвать взгляда от фотографии в серебряной рамке, стоявшей на столике. Это была фотография человека в морской форме.

Лицо!Он видел его раньше. Совсем недавно. Возможно, несколько недель... дней назад. Ноэль не знал когда и где, но был уверен, что встречал этого человека раньше. Он начал изучать фото.

Брови! Странные, какие-то разные. Они жили сами по себе... подобно бордюру поверх неопределенного цвета обоев. Очень густые, полумесяцем, черные с проседью... соль и перец. Глаза, которые неожиданно вспыхнули и уставились на него. Он вспомнил!

Самолет в Рио-де-Жанейро! И кое-что еще. Лицо из самолета, летевшего в Бразилию, всколыхнуло другие воспоминания, не очень приятные. Но расплывчатая бегущая фигура заслонила собой все остальное.

Ноэль перевернул серебряную рамку и поскреб ногтями по картонке, пока она не сдвинулась с места. Через прорезь вытащил фотографию. На глянцевой поверхности он заметил вмятины. На обратной стороне снимка что-то написано. Когда Ноэль поднес фотографию к свету, на мгновение у него перехватило дыхание. Надпись была сделана по-немецки: «Neuaufbau oder Tod»[10].

Как и лицо на фотографии, он уже видел где-то эти слова! Но они ничего не говорили ему. Немецкие слова. которые ничего не значат... и все же он их видел! Сбитый с толку, Холкрофт сложил фотографию и засунул ее в карман брюк. Открыл шкаф и запихнул серебряную рамку под сложенное на полке белье. Схватил куртку и вышел в гостиную. Нужно как можно скорее убираться из этого дома, но интерес к человеку на фотографии сдерживал его. Он должен кое-что узнать о нем.

Одна дверь из гостиной — на кухню — открыта, другая закрыта. Он распахнул ее и вошел в кабинет капитана. Включил свет. Везде виднелись дипломы, фотографии кораблей и военных со знаками отличия. Вне всякого сомнения, капитан Бомонт был карьерным офицером. Тяжелый развод и последовавшая за ним сомнительная женитьба могли создать массу личных проблем для этого человека, но в королевском флоте, видимо, этому не придавали особого значения. Подпись на фотографии шестинедельной давности гласила: «За выдающееся руководство прибрежным патрулем во время недельного шторма у Балеарских островов».

Поверхностный просмотр бумаг на столе и в его ящиках ничего не дал. Две банковские книжки подтверждали, что на счету капитана не более трех тысяч фунтов; письмо от поверенного бывшей жены, настаивавшей на праве собственности в Шотландии; несколько моделей корабельных лагов и копии расписаний движения судов.

Холкрофту хотелось подольше остаться в этой комнате, чтобы подобрать ключик к незнакомцу со странными бровями, но он знал, что этого делать нельзя. Он уже и так подвергся риску и теперь должен убираться прочь.

Выйдя из дома, он бросил взгляд через дорогу на окна домов, которые еще недавно были заполнены светом и любопытными. Сейчас не было видно ни света, ни лиц: сон вернулся в Портси. Холкрофт быстро спустился по тропинке, толкнул калитку, не обращая внимания на скрип петель. Открыл дверцу машины и быстро уселся за руль. Повернул ключ зажигания.

Ничего. Снова включил зажигание. Еще раз и еще. Ничего!

Он открыл капот, не заботясь о том, что может кого-то разбудить. У него были другие, более серьезные причины для беспокойства. Аккумулятор только что арендованной машины не мог испортиться, оснований для этого не было. Но даже если бы батарея вышла из строя, он бы услышал легкий щелчок при запуске двигателя. Свет фонаря, падающий на открытый двигатель, подтвердил самые худшие опасения. Все провода оказались перерезанными с хирургической точностью. Срастить их было невозможно, машина нуждалась в ремонте.

И тот, кто сделал это, знал, что американец окажется без средств передвижения в незнакомом городе среди ночи. Если в этом отдаленном пригороде и возможно найти такси, вряд ли оно доступно в такой поздний час: начало четвертого. Кто бы ни испортил его машину, он хотел вынудить владельца оставаться на месте. Чтобы за ним приехали. Надо бежать. Как можно быстрее... добраться до шоссе... сделать бросок на север, подальше от этого проклятого места.

Ноэль закрыл капот. Резкий металлический звук прокатился по улице. Холкрофт направился к светофору, который в эту пору бездействовал. Уже на перекрестке он ускорил шаги, затем побежал. Он испытывал себя. До дороги — полторы мили, и, пока Ноэль добрался до нее, он весь покрылся испариной.

вернуться

10

Возрождение или смерть (нем.).

33
{"b":"49603","o":1}