ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Когда ты станешь моей
Алмаз лорда Гамильтона
Противостояние. 5 июля 1990 – 10 января 1991. Том 2
Стихи
Проделки богини, или Невесту заказывали?
Кислый виноград. Исследование провалов рациональности
Университет прикладной магии. Попаданкам закон не писан!
Невинная жена
Рабыня страсти
A
A

— Я не знаю!

— Вам что-то известно. — Ноэль пытался сдерживать себя. Они говорили тихо, почти шепотом, но все равно привлекали внимание других посетителей. Холкрофт коснулся ее руки. — Я опять к вам обращаюсь. Вы что-то знаете. Скажите мне.

Он почувствовал, что ее рука слегка дрожит.

— То, что известно мне, настолько запутано, что просто бессмысленно. Я больше чувствую, чем знаю. Правда. — Она отняла свою руку. — Несколько лет назад Энтони Бомонт занимал пост военно-морского атташе в Рио-де-Жанейро. Я его не очень хорошо знала, но помню, что он часто приходил к нам. Он тогда был женат, но проявлял явный интерес к моей сестре. Думаю, вы назвали бы это маневром. Моя мать поощряла его. Он был высокопоставленным морским офицером, и можно было из этого извлечь пользу. А сестра яростно спорила с матерью. Она презирала Бомонта и не хотела иметь с ним ничего общего. Тем не менее вскоре мы переехали в Англию, и она вышла за него замуж. Я никогда не могла этого понять. Ноэль почувствовал облегчение:

— Может быть, это понять не так уж трудно, как вам кажется. Она мне сказала, что вышла за него замуж, потому что он мог ее обеспечить.

— И вы ей поверили?

— Она подтверждала это всем своим поведением.

— Тогда я не могу поверить, что это была моя сестра.

— Это была ваша сестра, такая же красивая. Вы похожи.

— Теперь моя очередь задать вам вопрос. Вы действительно верите, что она, с ее внешностью, могла обречь себя на зарплату морского офицера и скучную жизнь офицерской жены? Я в это не верю. И никогда не верила.

— А что вы думаете об этом?

— Думаю, что ее заставили выйти замуж за Энтони Бомонта.

Ноэль откинулся в кресле. Если она права, то это связано с Рио-де-Жанейро. Возможно, с ее матерью. С убийством ее матери.

— Как мог Бомонт заставить Гретхен выйти за него замуж? И почему?

— Я и сама задавала себе оба эти вопроса сотни раз. Я не знаю.

— А ее вы спрашивали?

— Она отказывается со мной говорить.

— Что случилось с вашей матерью в Рио?

— Я вам уже сказала. Она манипулировала мужчинами ради денег. Немцы презирали ее, считая аморальной. Оглядываясь назад, я не могу с этим не согласиться.

— Это и послужило причиной ее смерти?

— Думаю, да. Кто знает. Убийцу так и не нашли.

— Это, может быть, и есть ответ на первый вопрос? Не может ли оказаться, что Бомонт знал что-то настолько дискредитирующее вашу мать, что мог шантажировать вашу сестру?

Хелден воздела руки:

— Ну что могло быть такого дискредитирующего? Даже если все сказанное о моей матери правда, какие это могло иметь последствия для Гретхен?

— Это зависит от того, что именно он знал.

— Это непостижимо. Она в Англии. Сама себе хозяйка. За тысячи миль. Каким образом это может ее касаться?

— Понятия не имею. — Ноэль вдруг вспомнил. — Вы произнесли слова «дети проклятых». Проклятых за то, чем вы были и чем не были. Не может это относиться и к вашей сестре?

— Бомонт не интересуется такими вещами. Это совсем другое.

— Так ли это? Вы ведь не знаете. По вашему мнению, он заставил ее выйти за него замуж. Если он шантажировал ее не этим, то чем?

Хелден смотрела в сторону в глубоком раздумье.

— Чем-нибудь более поздним.

— Документом в Женеве? — спросил он. Предупреждение Манфреди эхом прозвучало у него в ушах, возник призрак «Вольфшанце».

— Как отреагировала Гретхен, когда вы сказали ей о Женеве? — спросила Хелден.

— Как будто ничего не случилось.

— Ну и?..

— Это мог быть маневр. Она была слишком бесстрастной, как и вы несколько минут назад, когда я упомянул о Бомонте. Видимо, она была к этому готова и смогла взять себя в руки.

— Это только ваши догадки.

«Момент настал», — подумал Ноэль. Он увидит в ее глазах все, что она недоговаривает. Неужели это касается Иоганна фон Тибольта?

— Не совсем догадки. Ваша сестра сказала: «Иоганн предупреждал меня, что однажды придет человек и расскажет о странном договоре». Это ее слова.

Того, на что он рассчитывал, — проблеск узнавания, вспышка страха, — не произошло. Что-то было, но он не смог уловить, что именно. Она смотрела на него так, будто сама старалась что-то понять. В то же время в ее взгляде сквозила наивность. Этого-то Холкрофт не мог понять.

— "Однажды придет человек..." Какая-то бессмыслица, — сказала Хелден.

— Расскажите мне о вашем брате. Она помолчала. Ее взгляд блуждал по красной скатерти. Вдруг, как бы выходя из транса, она спросила:

— Об Иоганне? А что там рассказывать?

— Ваша сестра говорила, что ему удалось устроить ваш отъезд из Бразилии. Это было трудно?

— Проблемы были. Мы не имели паспортов, и нашлись люди, которые хотели помешать нам получить их.

— Вы были иммигрантами. Во всяком случае, ваша мать, брат и сестра. У них должны были быть документы.

— В те дни любые документы уничтожались после того, как ими воспользовались.

— Кто хотел помешать вам выехать из Бразилии?

— Те, кто хотел привлечь Иоганна к суду.

— За что?

— После того как была убита мама, ее делами стал заниматься Иоганн. Пока мама была жива, она не особенно подпускала его к делам. Многие считали Иоганна безжалостным, нечестным. Брата обвиняли в сокрытии доходов, в неуплате налогов. Я не думаю, что это правда. Просто он был проворнее и умнее других.

— Понятно. — Ноэль вспомнил характеристику, полученную им от МИ-5: «суперубийца». — Как ему удалось избежать суда и вывезти вас?

— Деньги. И встречи до утра в странных местах с людьми, которых он никогда не называл. Однажды утром он пришел домой и сказал нам с Гретхен, что нужно взять немного вещей для короткой — всего одна ночь — поездки. Мы поехали в аэропорт и были доставлены маленьким самолетом в Ресифи, где нас встретил какой-то человек. Нам вручили паспорта. В них значилась фамилия Теннисон. В следующий момент мы с Гретхен уже были в самолете, направляющемся в Лондон.

Холкрофт пристально смотрел на нее. Никакого намека на ложь.

— Чтобы начать новую жизнь под именем Теннисон, — Добавил он.

— Да. Совершенно верно. — Она улыбнулась. — Новую жизнь за очень короткое время.

— Ваш брат, конечно, не промах. А почему вы не поддерживаете с ним отношений? Насколько я могу судить, вы не испытываете к нему ненависти.

Хелден нахмурилась, как будто была не уверена в своем собственном ответе.

— Ненависти? Нет, может быть, иногда я возмущаюсь его поступками, но ненависти к нему не питаю. Как и большинство блестящих людей, он считает себя ответственным за все. Он хотел руководить моей жизнью, а я не могла этого принять.

— Почему он газетчик? Из всего, что я слышал о нем, можно заключить, что он мог бы быть собственником одной из газет.

— Наверное, будет когда-нибудь, если это то, что ему надо. Он считает, что публикации в крупных газетах принесут ему известность. Особенно в политической сфере, где он преуспевает. И он не ошибается.

— Правда?

— Конечно. За два или три года он добился репутации одного из лучших журналистов в Европе.

Сейчас или никогда, подумал Ноэль. МИ-5 ничего для него не значит. Женева значит все. Он подался вперед.

— У него также другая репутация... Я сказал вам на Монмартре, что расскажу вам, и только вам, почему англичане проявили интерес ко мне. Из-за вашего брата. Они полагают, что я пытаюсь найти его по причинам, не имеющим никакого отношения к Женеве.

— По каким причинам?

Холкрофт пытался смотреть ей прямо в глаза.

— Вы никогда не слышали о человеке, которого зовут Тинаму?

— Наемный убийца? Конечно. Кто же о нем не знает? — В ее глазах не было ничего, кроме легкого замешательства.

— Например, я, — сказал Ноэль. — Я читал о наемных убийцах, но мне никогда не приходилось читать о Тинаму.

— Вы американец, а его «успехи» больше описывались в европейской прессе. Но какое отношение он имеет к моему брату?

— Британская спецслужба полагает, что, возможно, он и есть Тинаму.

43
{"b":"49603","o":1}