ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Из-за фото?

— Да. Он сказал, это может быть опасно. Наведет на Гретхен, на тебя, на Женеву.

— Думаю, все гораздо проще. Королевский военно-морской флот ничем не отличается от любой другой военной организации. Офицеры и чиновники защищают друг друга.

— Ты имеешь в виду мою неразборчивую сестру? Холкрофт кивнул. Ему не очень хотелось обсуждать Гретхен Бомонт, особенно с Хелден.

— Все в порядке, Ноэль. Что касается моей сестры, то это не мое дело. — Девушка вдруг смутилась. — То есть, я хочу сказать, что не имею права судить... То есть нет, совсем не то... Я хочу сказать, что не имею права, поскольку дело касается тебя...

— Не продолжай. Мы оба прекрасно знаем, что ты хотела сказать, — прервал ее Холкрофт и бережно накрыл своей рукой ее ладошку. — Будь свободнее в том, на что ты имеешь право и на что нет. Так будет лучше.

— Ты заставляешь меня чувствовать себя идиоткой.

— Менее всего мне хотелось этого. — Ноэль освободил ее руку и проследил за взглядом Хелден. Она смотрела в окно на небольшой каменный пруд, он же проследил взглядом дальше, пристально оглядев несколько туристических групп, бродивших по улицам Барбизона за воротами ресторана. Мужчина со светло-каштановой шевелюрой и оспинами на щеках неподвижно стоял неподалеку. Во рту дымилась сигарета, а в руках он держал какую-то книжонку. Но читать не читал, а неподвижно следил за входом в ресторан. Пришло время встать из-за стола, подумал Ноэль. Ярость вновь охватила его. Этот тип не должен уйти!

— У меня идея, — произнес Холкрофт с небрежностью, на какую только был способен. — Там у дверей афиша. Насколько мой школьный французский позволяет понять, там написано «Зимний праздник». Это что, вид карнавала?

— Это приблизительно милях в восьми отсюда.

— И как это происходит? Карнавал, я имею в виду.

— Да это не совсем карнавал. Самый рядовой праздник, проводит церковь, как правило, в день какого-нибудь святого. На самом деле это что-то вроде блошиного рынка.

— Давай поедем?

— В самом деле?

— А почему нет? Это должно быть забавно. Куплю тебе подарок.

— Хорошо, — согласилась Хелден, лукаво глядя на Холкрофта.

Слепящий солнечный свет не давал спокойно наблюдать в боковом зеркальце, что происходит на дороге. Приходилось бросать скорые косые взгляды, а затем долго моргать, пытаясь избавиться от кругов перед глазами. Время от времени зеленый «фиат» все же возникал на горизонте. Он был далеко позади, но надолго из поля зрения не исчезал. Ноэль припарковал машину за церковью, олицетворявшей центр маленького города. Направляясь к парадной двери, они обошли дом пастора и нырнули в толпу. Центральная площадь — типично французская; вымощенные булыжником улицы — неровны и извилисты, старые покосившиеся здания и узкие тротуары. Торговые прилавки расположены в беспорядке, навесы — ветхие, а под ними — изделия ремесленников всех видов и сортов. Блестящие блюда и деревянные тарелки, изобилие скатертей и клеенок, на всем солнечные лучи. Ясно, зимняя торговля — не для туристов. Для иностранцев — лето и осень.

Человек с рябым лицом стоял на полпути к площади около одного из прилавков. Что-то жевал и сам неотвязно следил за Холкрофтом. Он даже не догадывается, что разоблачен, подумал Ноэль. Слишком небрежный вид он имел, думая, что все в полном порядке.

— Стой здесь! Сейчас принесу кое-что, подарок найден!

— Ноэль, постой! Не глупи!

— Стой здесь! Через несколько минут я вернусь!

— Я буду здесь... — Хелден показывала на прилавок с посудой.

— Прекрасно. Скоро увидимся.

И Холкрофт бросился сквозь толпу. Если он будет достаточно проворен, то тот, другой, не успеет отреагировать. Так и случилось. Мужчина рассеянно стоял возле кондитерского прилавка и заказывал следующее пирожное. Ноэль уже добрался до тротуара и был в нескольких ярдах от него. Тот встал на цыпочки, озабоченно оглядывая толпу. Увидев Хелден, он на минуту расслабился. Подумал, наверное, что Ноэль где-то поблизости. Ноэль сделал вид, что оступился, и, прихрамывая, согнувшись якобы от боли, пошел по краю толпы. Теперь уж точно он не будет заметен. Пробравшись совсем близко к прилавку, он мог внимательней разглядеть преследователя. В мужчине этом было что-то старомодное и примитивное: в том, как он стоял застыв, как жевал пирожное, время от времени потягиваясь, чтобы удостовериться, что жертва в поле зрения. Холкрофту представилось, что он караулит хищника. Он, конечно, не мог видеть сейчас свои глаза, но был уверен, что они пусты, холодны и насторожены. Мысль эта выбила из колеи, вызвав в памяти образ другого человека, такого же холодного и бесстрастного, сидящего на заднем сиденье и приставившего к виску водителя пистолет, ожидая, когда Ричард Холкрофт появится на нью-йоркской мостовой.

Ноэль вновь стремительно нырнул в толпу, сжимая правой рукой пистолет в кармане, в левую вытянув перед собой, сжав в напряжении пальцы. Когда он коснется преследователя, это будут тиски, которых тот не забудет никогда.

Внезапно Ноэль почувствовал, что блокирован. Блокирован! Пока он пытался протиснуться между мужчиной и женщиной, стоящими прямо перед ним, фигура третьего человека встала на его пути. Лица этого человека Ноэль не видел, но он был непреодолимым препятствием на пути. Случайностью это быть не могло!

— Прочь! Черт побери, дайте мне пройти! — Крики Холкрофта, его английский встревожили человека с оспинами на лице: роняя пирожное, он стал судорожно вертеться на месте, ища глазами Холкрофта. Лицо его пылало, глаза стали дикими. И тут он бросился в толпу, прочь от Ноэля. Холкрофт почувствовал это раньше, чем увидел. Что-то прорезалось сквозь куртку, порвав подкладку левого кармана. Ноэль взглянул, не веря своим глазам. Нож! Чудом он не пронзил тело! Ноэль схватил руку, державшую нож, оттолкнул ее в сторону и ударил плечом в грудь неведомому противнику. Тот все еще прятал лицо. Кто он? Времени, чтобы выяснить это, не было. Сейчас главное — уйти от ножа. Ноэль завопил. Зажав обеими руками кисть врага, он наклонился, избегая лезвия, дернул резко вниз и изо всех сил ударил противника. Клинок отскочил, звякнув о мостовую. И в этот момент Холкрофт почувствовал, как что-то с треском опустилось ему на шею. Ошеломленный, он, однако, знал, что это такое. Тяжелая железная труба. Он лежал на земле скорчившись, в страхе и смятении, понимая также, что хуже всего бездействовать. Он ждал нового нападения, готовый по возможности его отразить. И еще готовый найти своих врагов. Но они исчезли. И нож, принадлежавший неизвестному лицу, тоже исчез. А люди вокруг, глядя на него как на чумного, пятились и причитали.

Боже мой, только и подумал Холкрофт, придя в себя и отдавая отчет в том, что же все-таки произошло. Если эти сволочи убьют его, то не оставят в живых и Хелден. Если рябого защищали убийцы и они знали, что он, Холкрофт, распознал их задачу, они вполне могли допустить, что Хелден с ним заодно. Они пойдут за ней и убьют. Ноэль с трудом прокладывал себе дорогу сквозь плотный круг зевак, уклоняясь от сотни разгневанных рук, в направлении, где, по его смутным понятиям, он оставил Хелден. К прилавку с посудой. Точно. Вот он. Но Хелден здесь нет. Ноэль подбежал к продавцу и закричал:

— Женщина! Здесь была белокурая женщина!.. Простите, я плохо говорю по... Женщина! Блондинка! Она была здесь.

Торговец пожал плечами и продолжил чистить какую-то чашу.

— Где она?! — продолжал вопить Ноэль.

— Да вы сумасшедший! Безумец! Полиция! — разозлился француз.

— Нет, ну пожалуйста... Светлая такая женщина... Торговец сжалился над Ноэлем и неопределенно кивнул влево.

Холкрофт ринулся влево от лотка и снова нырнул в толпу. Неужели ее убили? Он напряженно вглядывался в людей вокруг, в каждую пару глаз, каждую копну волос. Но ее нигде не было. Хелден! Внезапно сзади кто-то опять на него набросился, нанеся сильный удар по почкам, пытаясь сдавить шею. Ноэль локтем ударил в живот нападавшего и, оказавшись за ним, поволок назад. Задыхаясь, он тащил тяжелое извивающееся тело сквозь толпу. На мгновение руки противника ослабли, но мгновения этого Ноэлю хватило, чтобы ухватить того за предплечье, рвануть вниз и бросить напавшего на бедро. Оба упали на землю. И Ноэль увидел лицо! Под коротко остриженными непослушными волосами на лбу небольшой шрам, злые голубые глаза. Это который моложе, из тех двух агентов, что допрашивали Ноэля в лондонском отеле. Ярость душила и подстегивалась животным неконтролируемым страхом. Уж если британская разведка вмешалась, то вмешательство это вполне могло стоить Хелден жизни. Но почему? Почему именно здесь? В этой забытой Богом французской деревне? Ответов не было. Единственное, что Холкрофт знал наверняка, так это то, что человек, чье горло он сжимает сейчас в ненависти, его враг, ничуть не меньший, чем «Возмездие» или «Одесса».

53
{"b":"49603","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Научи меня быть слабее. Реванш
Афродита из Корал-Бэй
Как разговаривать с девушками на вечеринках
Левиафан
Агата и тьма
Игрушка демона
Сорви с меня маску
Картер Рид
Бронеходчики. Гремя огнем…