ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через год после знакомства они поженились. Дал тогда готовился к экзаменам на звание магистра и считался самым перспективным ученым в отделе инопланетной археологии и жизнедеятельности. Он решил защищать диссертацию на базе своих исследований Руин, оставшихся после таинственной расы Строителей. Само существование этой расы считалось гипотетическим, прямых доказательств того, что она существовала, не было, но оттого и тема эта считалась еще более интересной и загадочной. Дал попросил дать ему научного руководителя, и его назначили ученым ассистентом ученой дамы Лаурины ди Вело.

Ученая дама ди Вело была женщиной преклонного возраста, известным и уважаемым исследователем, автором многочисленных и противоречивых работ, неизменно вызывавших сенсацию в научном мире. Ее почитали как непревзойденного специалиста в области инопланетных цивилизаций и постоянно клеймили как сторонника странной бездоказательной теории о том, что первоначально галактика была заселена и освоена некой таинственной расой Строителей. Ее работы подвергались немедленным нападкам со всех сторон, но никто не мог поколебать их строгую научность. Спорили с ди Вело весьма агрессивно, но научный блеск ее доказательств, с помощью которых она защищала свою теорию, многих привлекал к ней, и в конце концов у нее появились и свои сторонники. Из разряда околонаучных гипотез идея ди Вело перешла в разряд теоретически возможных.

В свое время Цендри обращалась в ученый совет с просьбой о предоставлении ей звания ученой дамы, но для получения этого звания Цендри нужно было продолжать научную работу. Однако, из-за брака с Далом, Цендри была вынуждена взять длительный отпуск, поэтому от научной работы временно пришлось отказаться. Впоследствии, когда Цендри изъявила желание снова продолжить научную работу, отдел ксеноантропологии и исследования культур, в котором она работала, потребовал, чтобы Цендри проводила исследования не в кабинете, а «в поле». Цендри снова не захотела расставаться с Далом, в глубине души она надеялась, что, когда для защиты степени ученого магистра ему нужно будет направиться на какую-нибудь планету для проведения необходимых исследований, она сможет полететь вместе с ним и там работать над своей темой.

Но совершенно неожиданно ей вдруг пришла мысль, что Далу может не понравиться ее желание получить степень. Ведь он родился и вырос на Пионере, где столетиями действуют иные социальные законы, и, хотя Дал уже долго жил в обществе, где мужчины и женщины пользуются равными правами, в его сознании были заложены другие модели и стереотипы. Они действуют подспудно, и не заметить их невозможно. Да, в конце концов, и одного научного звания для семьи вполне достаточно, просто ученому тоже может найтись интересная работа. Особых амбиций и тяги к званию ученой дамы у Цендри не было, зато было опасение, что с появлением у нее такой степени у Дала может исчезнуть любовь к ней.

Далу очень нравилась ученая дама ди Вело, он восторгался ее научными трудами, однако Цендри чувствовала, что ему очень трудно примириться с мыслью о том, что им руководит женщина. Однажды Цендри осенило, что Дал будет восхищаться ди Вело только до тех пор, пока не станет ученым магистром, то есть равным ей.

— Что подумают обо мне на Пионере, если вдруг узнают, что я выполняю приказания женщины? — часто шутил он — настолько часто, что Цендри как-то вдруг перестала считать эту фразу просто шуткой.

Дальнейшие события завертелись с калейдоскопической быстротой. Матриархат Изиды-Золушки попросил ученую даму ди Вело приехать на планету с целью изучения останков древней цивилизации, относящейся, по убеждению Матриархата, к эпохе Строителей. Ученая дама ди Вело была рада до беспамятства, она считала это приглашение своей победой над скептиками, не верящими в ее теорию. Дал же ее энтузиазма не разделял. Матриархат на Золушке вызывал у него чувство нескрываемой неприязни и даже ненависти.

Шаттл сошел с орбиты и начал снижаться. Цендри почувствовала легкую вибрацию и качку.

При одном упоминании о Матриархате Дал возмущался и негодовал:

— Что может быть нелепее, чем общество, управляемое женщинами. Шарриоз! — презрительно говорил он, узнав о приглашении. — Да там у меня не будет ни малейшего шанса на научную работу. Нет, я туда не поеду! Что мне там делать? — Часами он ходил по комнате и бушевал: — Таскать чемоданы за этой старой мымрой ди Вело? А я-то думал, что мне удастся вернуться на Пионер ученым магистром. Вот тебе и вернулся!

Насколько Дал был недоволен, настолько радовалась Цендри.

— Матриархат! — взволнованно повторяла она. — Дал, как ты не поймешь, какая это удача. Мы можем поехать туда вместе, я постараюсь получить разрешение проводить там свои исследования. Скорее всего, мне разрешат поехать туда. — Цендри была в восторге от своих мыслей. — Ведь у нас почти нет никаких сведений о Матриархате.

— Вполне естественно, — отвечал Дал. — Он не числится в списке цивилизованных миров. А что касается твоей поездки, то я уже просил ди Вело об этом.

Казалось, тон его голоса говорил: «Смотри, как я о тебе забочусь, я только и делаю, что постоянно думаю о твоем благополучии». Цендри пыталась внушить себе чувство благодарности по отношению к Далу и не могла этого сделать, ей казалось, что всеми его действиями руководит желание унизить ее. Но может, так оно и было?

— Матриархат запретил, любые антропологические исследования, — ухмылялся Дал. — Подумать только, они заявляют, что они — живое общество и не хотят, чтобы их изучали как каких-нибудь уродов. Так что тебе придется ехать туда не как антропологу, а в каком-нибудь ином качестве. Тем не менее ди Вело сказала, что если ты хочешь быть рядом со мной, то можешь ехать, она придумает тебе какое-нибудь занятие. Не исключено, что тебе удастся насобирать кое-какой материал для небольшой работы, — с сомнением говорил Дал. — В конце концов, действительно, сведений о Матриархате не так уж много, и твоя информация, как бы скудна она ни была, может оказаться кому-нибудь полезной.

Цендри была благодарна и этому, но вдруг однажды услышала, как Дал мрачно произнес:

— Если я вообще поеду туда. Надо подумать, может быть, стоит попросить ученый совет дать мне другого руководителя, грамотного и уважаемого мужчину.

Однако альтернативы ди Вело не было, она одна считалась ведущим специалистом по Строителям, а ее безупречная репутация гарантировала защиту работы над этой темой от нападок и критики. Перед Далом стал выбор — либо согласиться с руководством ученой дамы ди Вело, либо потратить еще два года на разработку другой темы под другим руководством. Но здесь возник еще и моральный аспект. Если бы Дал попробовал отвести ди Вело под каким-нибудь надуманным предлогом, она могла бы и отомстить ему. В этом случае о звании ученого магистра оставалось бы только мечтать, и волей-неволей Далу пришлось примириться с должностью ассистента ди Вело.

Пилот оглянулась, посмотрела на Цендри и произнесла:

— Ученая дама, мы начинаем входить в атмосферу планеты. Через несколько минут вы увидите берега Ариадны.

Ощутив собственную тяжесть, Цендри заерзала в кресле, за время полета на корабле Единого Сообщества она успела отвыкнуть от этого чувства. Воспоминания продолжали одолевать ее. Непонятно почему, Цендри была уверена, что именно сейчас, до приземления, она должна вспомнить все, что с ней случилось в недавнем прошлом, и привести в порядок свои мысли.

Затем последовала подготовка к поездке на Золушку, или, как ее называл Матриархат, Изиду. Цендри записала и прослушала уроки по языку и о культуре планеты, из которых не почерпнула ничего существенного. Особенно ясно Цендри помнила, что по мере приближения времени отлета Дал все больше мрачнел и нервничал, ее же охватила какая-то безумная радость. Цендри видела состояние Дала и чувствовала себя неловко, она старалась не показывать мужу свою радость. Иногда ее жгло острое чувство вины, ей казалось недопустимым радоваться тому, что так печалит Дала.

3
{"b":"4961","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера
Время для чудес
Украйна. А была ли Украина?
Одиноким предоставляется папа Карло
Белое безмолвие
Война 2020. На южном фланге
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер