A
A
1
2
3
...
41
42
43
...
76

"Жить на планете невозможно. — Снова Цендри вспомнила слова из справочника. — Ученая дама ди Вело была абсолютно права. Эту планету нужно превратить в научный заповедник, пусть сюда приезжают ученые и исследуют Руины, оставленные Строителями. Жить здесь нельзя, жизни здесь не может быть и не будет.

Сколько они еще смогут продержаться без приборов, способных прогнозировать и предупреждать о землетрясениях и цунами? Но даже если у них и будет такое оборудование, что дальше? Ведь жить здесь не станет легче".

Цендри поделилась своими размышлениями с Далом.

— Ты не права, — возразил он. — Если мы сможем доказать, что Руины оставлены именно Строителями, существовать здесь станет, разумеется, не легче, но кто тебе сказал, что жить можно только на Изиде? Представь себе, что нам удалось подтвердить гипотезу ди Вело о том, что Руины — детище Строителей. Что произойдет потом? — задал вопрос Дал и сам же ответил: — Я убежден, что в этом случае Сообщество предоставит жительницам Изиды другую планету, более пригодную для жизни, и за свой счет перевезет их туда.

— И ты думаешь, что они примут такое предложение? После всего того, что произошло с колонией на Лабрисе, у них есть все основания не доверять Сообществу. — Цендри с сомнением смотрела на Дала. Что-то в его голосе показалось ей странным. — Ты говоришь: "если мы сможем доказать". А ты сам уверен, что Руины возведены Строителями? Мне кажется, не совсем. Но тогда кто? Ты можешь хотя бы предположить?

— На все твои вопросы я могу ответить одним словом, — произнес Дал. — Нет. Скажу тебе больше, Цендри, нужно быть очень наивным человеком, чтобы предположить, что Руины оставили Строители. Они слишком хорошо выглядят, чтобы им дать миллион и больше лет. Если только, конечно… — Он многозначительно помолчал, облизнул пересохшие губы. — Нет, в это не то что поверить, предположить страшно…

— О чем ты думаешь, Дал? — спросила Цендри.

— Только одно может предохранять их от разрушения, — ответил он. — Но это возможно только теоретически, науке пока неизвестна ни одна цивилизация, которая справилась с этой задачей.

— И что это может быть?

— Временной слой, — ответил Дал.

— Временной слой? — воскликнула Цендри. — Да ты с ума сошел. — Она захохотала. — Это невозможно по всем законам физики.

— Все когда-то было невозможным, преодоление скорости света и гравитации. Считалось невозможным существование черных дыр из антивещества, а сейчас? — Дал посмотрел на Цендри.

— Боже мой! Дал, сколько можно опрокидывать законы ради никому не известных Строителей? Вспомни, куда эта теория завела ди Вело. Временной слой, — покачала головой Цендри. — Это ж надо до такого додуматься?!

— Помолчи, пожалуйста, — умоляюще попросил Дал, и только теперь Цендри ясно поняла, чем для него являются Руины. — Ты понимаешь, что это может значить? Нет? — спросил он, увидев ее удивленный взгляд. — Это значит, что Строители оставили все свои сооружения и записи нам, но мы не сможем ничего понять до тех пор, пока не достигнем их уровня. До тех пор, пока наша технология не станет равной их, мы ничего не поймем и не узнаем. Мы можем попытаться разбить, разрушить их сооружения, но не сможем этого сделать. Нам нужно найти ключ к разгадке и суметь им воспользоваться. И тогда мы поймем все сразу. А сейчас? Никакой лазер и никакие прерыватели полей нам не помогут, мы не прорвемся внутрь этих структур. Здесь нужны физики, ученые высшего порядка. Но когда мы войдем внутрь Руин, то увидим всю культуру Строителей. А она ждет нас, я в этом уверен!

Цендри смотрела на Дала, на его бледное, воодушевленное лицо, и в ней закипала злость. "Поразительно, сколько можно нагородить сумасшедших теорий вокруг гипотезы о существовании каких-то мифических Строителей. Ну ладно, легенду о них еще можно как-то терпеть. Пусть они были, пусть они заселили галактику, но чтобы я поверила в то, что они были настолько умны, что умели защищать свои постройки временным полем — это уж слишком.

Но как еще можно объяснить тот факт, что Руины выглядят так, будто их возвели совсем недавно?" — уже спокойнее подумала Цендри.

Становилось совсем темно. Слуги Ванайи, подрагивая от холода, терпеливо стояли рядом, с уважением вслушиваясь в ученую беседу.

— На сегодня все, Дал? — спросила Цендри. — Больше ничего делать не будем?

— Нет, можешь отправлять слуг домой, — ответил он безразличным голосом. — Попроси только, чтобы Лаурина осталась. Наметим программу на завтра и на последующие дни.

Цендри отпустила слуг, отправив с ними и Ру, он просился домой под тем предлогом, что может понадобиться Ванайе, когда она вернется из города.

Дал, Цендри и Лаурина сели на ступеньки неподалеку от главного входа в Руины, прямо перед тем фонтаном, где Цендри увидела Миранду и Ру. "Когда это было? — вдруг подумала Цендри. — Вчера? А кажется, прошла целая вечность".

— Строго говоря, — произнес Дал, — мы даже и не начали работу. Мы только засняли внешний вид, и все. Нужно выработать определенный план действий. — Он достал пишущий инструмент и записную книжку с памятью. — Значит, так, давайте решим, чем нам предстоит заниматься. Прежде всего возьмем пробы грунта и я сделаю их анализ на компьютере. Завтра я прихвачу с собой лазер и попробую разрезать им одну из структур поменьше. Перед этим, правда, лучше просмотреть какую-нибудь башню рентгеновской установкой, так мы убедимся наверняка, полая она или нет. Повреждать структуры напрасно не будем. Прерыватели полей тоже возьмем, попробуем запустить их на других частотах, может быть, что-то и получится. — Он посмотрел на женщин. — Мы сегодня использовали наиболее известные частоты и эффекта никакого не получили. Да, — произнес он, — но на все это уйдет дня два. Понадобится отправить сообщение на Университет, пусть покопаются и проверят, нет ли еще сведений о каких-либо сооружениях, оставленных Строителями. У меня, правда, есть с собой все данные, но кто знает, может быть, я что-то и пропустил. В любом случае нужно проверить. Цендри, займись этим. Или нет, постой. — Он посмотрел на Лаурину. — Ведь вы историк?

— Да, — прошептала оторопевшая девушка.

— Тогда сделайте, пожалуйста, завтра следующее. — Он немного подумал. — Соберите всю информацию о том, что происходило на территории Руин с тех пор, как на Изиду высадились первые переселенки. Если сможете узнать о каких-то явлениях и событиях, происходивших здесь раньше, — это будет просто великолепно. Вы меня понимаете?

Лаурина молча кивнула, и Дал снова углубился в составление плана. Он скрупулезно вписывал в книжку все действия, как он называл, "нашей исследовательской группы", не выпуская из виду ни одной мелочи. Последним действием в исследовании Руин было намечено попытаться войти внутрь структуры.

Цендри ничего не записывала, она просто включила звукозаписывающее устройство и внимательно слушала, с какой ясностью и четкостью Дал, всего лишь после одного дня пребывания на Руинах, представлял их будущую работу. Она смотрела на Дала, напоминавшего ей сейчас военачальника, разрабатывающего тактику и стратегию прорыва в тайны "Нам-указали-путь".

Закончив, Дал поднялся, зевнул и, с хрустом потянувшись, сказал Цендри:

— Пожалуй, пора возвращаться, вкусный ужин нам сейчас совсем не помешает. Пойдем, Цендри? — И Дал стал спускаться.

Цендри кивнула и поднялась, за ней встала и Лаурина. Посмотрев на нее, Цендри заметила, что лицо ее стало бледнее и морщинистее обычного.

— Что с тобой? — испуганно спросила Цендри. — Лаурина, тебе плохо? Ты переутомилась?

— Нет, — прошептала девушка. — Нет, Цендри, совсем не то. Ты знаешь, я испугалась. Я и сейчас очень боюсь, — она прижалась к Цендри и зашептала так, чтобы шедший впереди Дал ничего не расслышал: — Цендри, я никогда не думала, что мужская особь способна рассуждать логически. Я даже не подозревала, что в ней может быть столько здравомыслия, ты понимаешь? — Лаурина смотрела на нее полными ужаса глазами. — Взрослая, зрелая в половом смысле особь, и такой рассудок. Вот что меня так напугало и потрясло.

42
{"b":"4961","o":1}