ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Во всяком случае, не из-за научного интереса к ним, его у вас, как я предполагаю, нет, — ответил Дал.

— И вы абсолютно правы, — искренне ответила Махала. — Но тем не менее я понимаю, что если Руины оставлены древней расой, которая некогда заселила галактику, тогда Изида станет центром научного интереса Сообщества. Мы бедны, ученая дама, — сказала она, и Цендри заметила, что, несмотря на свое естественное поведение, Махала, ведя беседу с Далом, по привычке все время смотрит на нее. — Нам нужно многое, и прежде всего приборы, способные предсказывать приближение землетрясений и цунами. Вы уже, насколько мне известно, представляете, какие беды они приносят нам?

— Да, — ответила Цендри. — Я видела, как целую деревню смыло волной в считанные секунды. Это было ужасно.

— "Ужасно" — не то слово. Теперь, покуда ныряльщицы не смогут сделать себе новые лодки и сплести сети, количество собираемого жемчуга сократится минимум на треть. Приборы нам нужны как воздух, и Сообщество может дать их. Я говорю «дать», потому что мы не в состоянии купить что-либо.

В разговор опять вступил Дал:

— Дарительница жизни, Сообщество много помогает дружественным мирам, которые работают над тем, чтобы сделать свои общества более разумными. Аппаратура, которую вы хотели бы получить, стоит немало, но она поможет вам не только предсказывать капризы природы — она поможет выбирать почву для обработки и поднимет вашу промышленность. Вы уже не будете зависеть от случайностей. Не пройдет и нескольких лет, как у вас все изменится.

— Я охотно верю вам, но Изида не является частью Сообщества, ученый магистр, и, боюсь, не скоро ею станет. — Она посмотрела на Дала. — Не принимайте того, что я сейчас скажу, на свой счет, но вам, конечно, известны причины, по которым мы не можем принять условий Сообщества. Матриархат есть Матриархат.

— Примите мое уважение, Проматриарх, — осторожно заметила Цендри, — но почему вы не можете принять условий Сообщества?

— Потому что Сообщество потребует от нас наделить мужчин равными с женщинами правами, а мы не можем на это согласиться. Мы хотим сами решать, кому давать статус полноценного гражданина, а кому — нет. Из истории нам хорошо известно, что как только мужчины получают равные права, они немедленно пытаются установить свою власть. Мужские особи. — Она посмотрела в сторону Дала. — Простите меня, ученый магистр, я еще раз говорю, что ничто из сказанного мной к вам не относится. Так вот, мужские особи не удовлетворяются простым равенством, они не выносят общества, в котором не доминируют, и стараются играть главенствующую роль. Вследствие этого общество приобретает такие отрицательные мужские черты, как страсть к соревновательности, конкурентную борьбу, агрессивность, и в конечном счете оно становится воинственным. Война — вот что несет в себе мужской заряд. Вы знакомы с таким понятием, как предел Ракмалла, ученая дама?

Хотя вопрос предназначался для Цендри, на него ответил Дал:

— Знаком. Предел Ракмалла — это период времени, в течение которого общество способно противостоять своему исчезновению. Но, примите мое уважение, дарительница жизни, эта величина не зависит от того, какое положение занимают в обществе мужчины.

— Ошибаетесь, ученый магистр, исследования, проведенные на Персефоне, показали обратное, — возразила Махала. — Любая цивилизация проходит один и тот же путь. Сначала появляется первобытное общество, оно эволюционирует и постепенно перерастает в матриархат, но как только он начинает увядать, к власти немедленно приходят мужчины, и начинается процесс упадка общества. Внешне все происходит вполне безобидно, и даже отмечаются некоторые положительные явления, но общество уже гибнет. Пресловутый прогресс и техноструктуры, разработка всякого рода вещей, порой ненужных, их постоянное совершенствование и социальные эксперименты убыстряют исчезновение общества. Практически с момента распада матриархата участь общества предрешена с исторической и политической точек зрения. С точки зрения эволюции оно катится к неизбежной гибели. На базе наших исследований, еще на Персефоне, мы и начали свой эксперимент. Мы попытались создать культуру, способную противостоять упадку, прогрессу и, в конечном счете, своему исчезновению, путем искусственного замедления развития. Мы стараемся как можно дольше не допустить той фазы, когда мужчины приходят к власти. Малейшие явления патриархата в обществе свидетельствуют о начале его упадка и исчезновения.

Как завороженная Цендри слушала пламенную речь Проматриарха. Всего за несколько минут Махала сказала ей о культуре Изиды больше, чем она узнала и услышала за все время пребывания в доме Ванайи. Но аргументы в пользу матриархата Цендри не впечатлили, уж очень они были слабыми, а местами просто надуманны.

"Если бы я здесь была в качестве антрополога, я бы без труда переубедила ее, и она бы меня поняла", — размышляла Цендри, чувствуя, как в душу закрадывается легкая неприязнь к невежественной, полной предрассудков Ванайе.

— Я немного историк, Проматриарх, — сказала она, — специалист по примитивным культурам, и могу сказать вам, что и матриархат также исчезал, когда начинал доводить неравенство между женщинами и мужчинами до полного угнетения мужчин.

— Но мы не угнетаем мужчин, — возразила Махала. — Наши мужчины вполне счастливы и довольны своим положением. Они знают, что живут в полноценном обществе, которое не желает уничтожать себя. Мы защищаем наших мужчин от их диких инстинктов и даем им полную свободу тратить энергию на то, на что они больше всего пригодны. — Она подозвала к столу одну из служанок. — Позвольте предложить вам еще кусочек дыни, ученая дама.

— Я надеюсь, дарительница жизни Махала, что вы мне поверите, — улыбнулся Дал. — Сообщество уже давно освободилось от тех недостатков, которые вы ему приписываете. Я вам расскажу о своем родном мире Пионер. Когда четыреста лет назад мы захотели вступить в Сообщество, от нас потребовали, чтобы женщины Пионера имели равные с мужчинами права. Мы согласились, и теперь мужчины и женщины на Пионере равны. Если следовать вашей логике, нам следовало бы отказаться от этого и продолжать бережно хранить наши драгоценные дремучие традиции. Так я вас понимаю?

— Я мало знаю о Пионере, но могу сказать только одно — что бы там ни было сделано, для женщин этого недостаточно. Я сомневаюсь, что в вашем мире женщина пользуется истинным равенством. То, что она пользуется одинаковыми с мужчиной правами в обществе, устроенном мужчинами и для мужчин, — это не равенство, это просто возможность для женщины делать то же, что делают мужчины. Такое устройство общества лучше никогда не иметь, потому что его установки гибельны и отвратительны. Полностью раскрыться женщины могут только в том обществе, которое устроили они сами. Кстати, и мужчины реализовать свои возможности могут только в таком обществе. — Она очаровательно улыбнулась. — Но, может быть, нам не стоит заводить политические дискуссии? Я знаю, что вы никогда со мной не согласитесь, ученый магистр. — Она повернулась к Цендри. — Вот ученая дама, она наверняка меня понимает и поддерживает. Я на вас очень рассчитываю. Если вы подтвердите, что Руины «Нам-указали-путь» представляют научный интерес, тогда, возможно, Сообщество пойдет нам навстречу и предоставит кредиты, в счет которых мы сможем закупить необходимое нам оборудование. В свою очередь, мы разрешим ученым исследовать наши Руины сколько угодно. Но в этом случае условия будем ставить мы, но не много, всего одно — не вмешиваться в нашу общественную структуру.

— Это вполне возможно, — откликнулся Дал. — Если окажется, что Руины действительно являются детищем Строителей, тогда я… — Он осекся и посмотрел на Цендри.

— Пока о принадлежности Руин к эпохе Строителей говорить рано, — подхватила она мысль Дала. — Судя по тому, как они выглядят, они возведены не так давно и имеют не большую историю. В этом случае их принадлежность к культуре Строителей вызывает не меньше сомнений, чем существование самих Строителей.

46
{"b":"4961","o":1}