A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
76

Цендри вспомнила, что Миранда неоднократно говорила ей об этом празднике, но описывала его довольно туманно. Тем не менее по ее сбивчивым и неопределенным объяснениям Цендри все-таки догадывалась, что этот праздник имеет отношение к неизвестным ей и тщательно скрываемым от посторонних глаз сексуальным традициям и обрядам Матриархата. Цендри почувствовала легкое возбуждение, приглашение на празднество такого рода свидетельствовало бы о полном принятии ее женщинами Матриархата. Она обрадовалась, поскольку, как антрополог, именно этого и хотела.

— Нет, — ответила Цендри, — я не получала от нее такого приглашения.

— Ах, я совсем забыла, — сказала Лаурина. — Миранда скоро должна родить, и в этом году она не пойдет на праздник. Я думала, что к этому времени у нее уже появится малышка. Нынешний праздник приходится на самый длинный день, а в этом году он совпадает еще и с полнолунием, можно будет увидеть улыбающиеся лица обеих наших лун. Это случается попеременно раз в девять или одиннадцать лет. Я хочу сказать, что в этом году наш праздник будет особенным. Надеюсь, что к тому времени у нас уже выберут нового Верховного Матриарха, и она сможет освящать наши ритуалы. Мы ходим на берег моря три раза в году, но посещение, которое приходится на самый длинный день, считается наиболее значительным. — Лаурина помолчала. — Цендри, ты здесь одна, у тебя нет ни сестер, ни родственниц. Кто, как не мы, можем оказать тебе гостеприимство и проявить дружеское расположение. — Она улыбнулась. — Поскольку Миранда еще не пригласила тебя на праздник, позволь это сделать мне. Я зову тебя с собой принять участие в этом священном и радостном событии.

И снова Цендри почувствовала прилив возбуждения. Неужели она увидит их праздник? Конечно, она пойдет! Внезапно в голову ей пришла тревожная мысль.

— А можно ли на этом празднике присутствовать представительнице другого мира?

— Думаю, Богиня просто рассмеялась бы от твоих слов, — совершенно серьезно ответила Лаурина. — Все женщины сделаны из одной плоти, и у всех у них одна кровь. То, что ты находишься с нами, означает, что Богиня благословляет твое присутствие здесь. Поэтому если ты не будешь на празднике, то совершишь большой проступок.

Итак, Цендри не Только пригласили на празднество, но еще и предупредили, что ее отказ будет воспринят как неуважение к Богине. Цендри раздумывала. "Если я появлюсь там открыто в качестве ученого-антрополога, они скорее всего не покажут мне своих обрядов. Ну что ж, значит, мне необходимо стать их участницей".

Возвращаясь в дом Ванайи, она продолжала думать о будущем празднестве. Сексуальные традиции Изиды, по мнению Цендри, являли собой нечто вроде случайной связи, освященной ритуалом "посещения берега моря".

— Откуда столько мужчин? — удивленно спросила она Лаурину. — Я и не предполагала, что у вас их так много. Они живут недалеко от города или где-нибудь в деревнях? Чем они занимаются? Осваивают землю?

— Да ну, что вы. — Лаурина недоверчиво посмотрела на Цендри. — Не могу представить, что мужчины могут что-нибудь освоить, — весело сказала она. — Нет, просто много мужчин из мужских домов, принадлежащих разным владелицам, отправлены возводить плотину. Когда строительство будет закончено, мы сможем контролировать уровень воды в дельте реки Анахит. Это даст нам дополнительное электричество. Хотя на плотине работают наши лучшие инженеры, им все равно необходимо большое количество мужчин для физического труда. Вы ведь знаете, что мужчины особенно хорошо выполняют физическую работу, если, конечно, за ними наблюдают обученные женщины. Конечно, строительство плотины — труд нелегкий, но мужчин щедро вознаграждают. Им привозят подарки и устраивают всякие развлечения, так что, как правило, нашим мужчинам очень нравится работать на больших стройках. В этом нет ничего удивительного, в мужчинах инстинктивно заложена любовь к физическому труду, разве вы не видели, с каким удовольствием они участвовали в состязаниях? Мужчины не так грациозны и красивы, как женщины, но они обладают силой, а это все, что нам от них нужно. Они же рады дополнительному питанию и возможности поохотиться. Поэтому все довольны: мужчины удовлетворяют свою потребность к физическому труду, а мы получаем необходимую возможность контролировать уровень воды в русле реки и дополнительное электричество.

Цендри подумала, что мужчины, вероятно, восприняли бы анализ Лаурины с меньшим энтузиазмом, но говорить ничего не стала. Войдя в дом Ванайи, Цендри сразу отправилась в ванную, но не успела она смыть с себя пыль и грязь Руин, как в комнату вошла Миранда и позвала ее. Цендри вышла из ванной и посмотрела на Миранду. Она была очень взволнована, и Цендри сразу встревожилась.

— Дарительница жизни расстроена и зовет к себе всех женщин. Ты не могла бы тоже прийти к ней, Цендри?

— Но что случилось, Миранда? — спросила Цендри.

— Махала передала нам, что нашла кольцо и накидку Верховного Матриарха. Мы должны явиться в совет и проверить их подлинность, а я не могу сейчас никуда идти.

Цендри видела, что Миранде действительно тяжело. Дыхание у нее было прерывистым, с большим трудом передвигаясь по комнате, она часто останавливалась.

— Лиалла со своей подругой тоже пойдут, — продолжала Миранда, сильно волнуясь. — Пойди с ними вместо меня, Цендри, прошу тебя. Ты же знаешь, как Ванайя тебя любит. К тому же для тебя это будет лишняя возможность увидеть нашу жизнь изнутри, узнать, как мы выбираем Верховного Матриарха. — Миранда внимательно посмотрела на Цендри.

— Я пойду, — ответила она, и Миранда направилась к дверям.

— Цендри, ты сошла с ума, — набросился на нее Дал. — Ты практически заняла позицию одной из враждующих сторон. Причем проигрывающей стороны, что еще печальней. Ты поражаешь меня своим нежеланием смотреть вперед, ты дальше собственного носа ничего не видишь.

— Ты не слышал, что сказала Миранда? Ванайя любит меня, а ведь по ее милости мы и находимся здесь. И кроме того, мне нужно видеть это общество в действии. Нет, я обязательно пойду, — уверенно произнесла Цендри.

— В этом я не сомневаюсь, но только не наделай глупостей. Если ты станешь врагом Махалы… — Не договорив, Дал многозначительно посмотрел на жену.

— Об этом можешь не беспокоиться, враждовать с Махалой я не собираюсь. Я иду с Ванайей вместо ее дочери, — тихо произнесла Цендри, и мелькнувшие в ее голосе теплые нотки взбесили Дала.

— Не слишком ли вы любите друг друга? И не кажется ли тебе эта любовь грязной, Цендри? Я не забыл, как она тискала тебя во время состязаний. Лесбийские наклонности здешних женщин мне понятны, они видят мужчин только по большим праздникам, а страсть требует постоянного удовлетворения. Я даже считаю, что их поведение в подобной ситуации вполне естественно, и не осуждаю жительниц Изиды. Но мне неприятно, когда ты якшаешься с этой старой развратницей, у которой на уме только одно! — кипятился Дал.

— Дал, ради Бога, остановись, — взмолилась Цендри. — Подумай, что ты говоришь! Неужели ты всерьез думаешь, что она будет приставать ко мне, к представителю чужого мира?

— Не знаю, — ответил Дал. — Но я видел, как она вела себя с тобой, и мне этого достаточно.

Цендри вздохнула. "Дал никогда не поймет, если я даже попытаюсь это ему объяснить, что Ванайя под влиянием внезапно нахлынувшего на нее возбуждения и любви, обнимая и лаская меня, просто выказывала свое высшее расположение. Такое поведение вполне приемлемо и допустимо в этом мире. Это нельзя считать приставанием в сексуальном плане, это всего лишь прелюдия к близости. Действия Ванайи были спонтанными, импульсивными и бессознательными. И, когда я не ответила на ее ласки, она была шокирована".

— Я не собираюсь спорить с тобой, — ответила Цендри. — В подобном поведении здесь никто не видит ничего предосудительного. Более того, в этом мире оно считается нормой, и не следует относиться к нему с таким предубеждением. Здесь женщины считают мужчин объектами, недостойными нежности, но поскольку им необходимо выражать свои чувства, они делают это по отношению друг к другу. Я могла бы тебе привести с десяток примеров подобного поведения среди мужчин. Возьми воинов Кагорины, они притрагиваются к женщинам раз в четыре…

51
{"b":"4961","o":1}