ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Руки за голову! - крикнул Боксон. - Эй, двое у заднего борта, выйти из джипа! Поставить носилки на место! Команду выполнять бегом!

- Капитан, - закричал раненый, - не оставляйте меня! Они нас все равно выбросят!

- Пусть только попробуют, достану из-под земли! Парни, - он обратился к стоящим рядом наемникам, - держите этих скунсов на прицеле, если меня убьют, не дайте им уйти!

Носилки вернули на место, остальные кое-как втиснулись в лендровер, сидящий у борта попытался поднять с дороги автомат.

- К оружию не прикасаться! - скомандовал Боксон. - Заводите мотор и полным ходом к югу, некогда тут с вами... Раненых до госпиталя довезти живыми! крикнул он вслед отъезжающему джипу.

- Спасибо, джентльмены, без вас я бы не справился! - сказал он своим пятерым солдатам. - Итак, с этой минуты я ваш командир - капитан Чарльз Спенсер Боксон, а вы - мой батальон, как бы смешно это не звучало... В лобовые столкновения с противником не вступаем, но идем по его тылам, стреляем во все, что движется, и собираем остатки армии. Живыми выйдем все!..

* * *

Через четыре месяца, в августе 1976-го года капитан Чарльз С. Боксон вывел из окружения двадцать семь наемников, не потеряв за время рейда ни одного.

Джейми Мак-Рэй погиб в феврале того же года в ночной перестрелке под ангольским городом Макела-ду-Зомбу.

Говорят, что французского разведчика Роже Лавьера видели на Коморских островах за неделю до вторжения туда команды Боба Денара. Кто знает, правда ли это?

Неугомонный немец Клаус присутствовал на торжественных похоронах нацистского преступника Вальтера Рауффа, энергично вскидывал правую руку и кричал "Хайль Гитлер!" - репортаж с траурной церемонии показали все телекомпании мира.

Королевским судом Арчибальд Файфер был признан виновным в двенадцати убийствах, приговорен к смертной казни через повешение, традиционно помилован и отбывает пожизненное заключение.

Мелвин Хэккет написал о нем книгу, получил малоизвестную литературную премию, по заданию редакции побывал в Намибии и придумал прозвище для только что прорвавшегося из Анголы капитана Боксона: "Лаки Чак" - "Счастливчик Чарли". Читателям, особенно слабонервным и склонным к мистицизму, понравилось.

Среди почты в парижском кафе "Виолетта" открытки от раненого солдата Боксон не нашел. Судьба джипа вообще осталась неизвестной, в штабе УНИТА сообщили, что эта машина и её пассажиры в расположении их подразделений не появлялись.

Воспользовавшись дешевизной алмазов, добываемых в контролируемых движением УНИТА районах Анголы, глобальная корпорация "Де Бирс" существенно повысила свои прибыли.

* * *

В то сентябрьское утро в Лондоне лил дождь, забежав в галерею "Шеллстоун", Джулия никак не могла закрыть зонт, что-то заклинило в механизме, так и шла в свой кабинет с распахнутым нейлоновым многоугольником.

Он стоял в третьем зале, спиной к дверям, рассматривал какой-то опус в стиле оп-арта, букет красных роз мерцал целлофановой упаковкой. Она узнала его сразу, остановилась.

- Представляешь, - произнес Боксон, обернувшись, - меня постоянно терзала мысль, что прошлым летом мы так и не успели толком попрощаться... Привет, Джу!..

- Привет, Чарли!.. - она взяла букет. - Спасибо!..

Несколько томительных секунд они стояли молча, потом Джулия сказала:

- Чарли, я... Мы... Мы не сможем вернуть прошлое...

- Самое страшное то, что ты права, Джу... Я часто представлял себе эту встречу... - он печально усмехнулся. - Ты права...

На крыльце он поднял воротник плаща, с неудовольствием посмотрел на небо без просвета, шагнул на тротуар и махнул рукой проезжающему такси.

* * *

Солнце Лазурного берега пекло, как летом, до закрытия бархатного сезона было ещё бесконечно долго, но большинство клиентов отеля "Медитерра" уже заказывали билеты на все направления - Нью-Йорк, Монреаль, Лондон, Токио, Бонн, Стокгольм... Кое-кто из наиболее необремененных зимними заботами начинали листать буклеты лыжных курортов Австрии, Швейцарии и Савойи; причастные к бизнесу прогнозировали итоги финансового года; переживший Великую Депрессию мистер Буфкин, девяностолетний страховой магнат из Филадельфии, последние двадцать сентябрей занимавший апартаменты на седьмом этаже (и каждый раз с новой, едва совершеннолетней подружкой), приказал камердинеру, японцу из Гонолулу, паковать чемоданы; уже уехала миссис Палмер, вдова хлеботорговца из Чикаго (детективы отеля вздохнули с облегчением - миссис Палмер бесстрашно выходила к ужину в бриллиантах и мехах); уже запросил к себе в номер полный счет герр Хольцман, крупный экспортер баварского пива; этот толстый и румяный немец мог бы сам служить рекламой своему товару, если бы не отсутствие левой руки, потерянной метельной зимой 42-го под Воронежем; словом - сезон 76-го года завершался, а Боксон все ещё не придумал себе занятие на ближайшие месяцы. В Африку пока не приглашали, сезон дождей в Азии не вдохновлял, Австралия была абстрактно далеко, Латинская Америка смущала неопределенностью - экономическая катастрофа 73-го года все ещё напоминала о себе. "Пусть все идет как идет!" - решил Боксон и вот уже целую неделю скучал в шезлонге около бассейна. Туда портье и направил прилично одетого американца, приехавшего на запыленной "тойоте" с испанскими номерами.

- Рад тебя видеть, Чарли! - сказал американец, нахально заслонив солнце. Боксон посмотрел на подошедшего сквозь фиолетовые стекла пляжных очков и молча тяжело вздохнул.

- Чарли, ты когда-нибудь видел эту фотографию?..

Продолжение непременно следует...

43
{"b":"49616","o":1}