ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вы Чарли Боксон? - спросил, без разрешения усаживаясь напротив, невысокий мужчина с бородкой. - У вас есть документы?

Обращение на "вы" показалось Боксону хорошим знаком, как и обветренное лицо новоявленного собеседника - в сочетании с чистотой рук оно свидетельствовало о частом пребывании на свежем воздухе и непричастности к крестьянскому труду.

- Есть, - ответил он. - Но если размахивать ими перед каждым встречным, они теряют свою привлекательность...

- Я не настаиваю... - пожав плечами, сказал бородач и сделал попытку встать.

- Не уходите, пожалуйста, а то мы так и не узнаем, чего лишились в результате расставания!.. - попросил Боксон.

- Хорошо, продолжим!.. Но все же я хотел взглянуть на ваши документы...

- Давайте обменяемся нашими паспортами и определим позицию для переговоров... - предложил Боксон.

- На таком классическом испанском, как у вас, наверное, не говорят даже в Мадриде... - усмехнулся гватемалец. - Вот мой паспорт.

Они внимательно просмотрели документы друг друга.

- Луис Гонсалес... - прочитал Боксон. - Скажите, такую редкостную испанскую фамилию вы выбрали сами, или она досталась вам по наследству?

- Скорее, мне её подарили... - ответил Гонсалес, и в свою очередь спросил: - Вы понимаете, что с британским паспортом в свободной республике Гватемала вы рискуете исчезнуть бесследно?

- Как раз с британским паспортом я не исчезну! - не согласился Боксон. Местные власти примут меня за шпиона и организуют громкий судебный процесс. Я соглашусь со всеми обвинениями и добровольно признаюсь в чем-нибудь ещё.

- Что вам нужно в Гватемале?

- Меня интересует современное партизанское движение, думаю, что могу принести некоторую пользу...

- Ни больше, ни меньше... - Гонсалес достал из кармана самодельную сигару, закурил. Вообще-то ему понравился этот уверенный в себе англичанин, так не похожий на тех ошалевших от безделья бывших студентов, которые приезжают делать революцию и после первых десяти километров по джунглям роняют винтовку, падают на спину и требуют привала. "Пожалуй, этот парень винтовку не выронит!" - подумал гватемалец.

- У вас очень весомые рекомендации... - сказал он Боксону.

- В каком смысле - очень весомые? - не понял тот.

- В том смысле, что за вас поручились весьма влиятельные люди.

- Наверное, мне удалось расположить их к себе...

- Наверное! Но почему вам должен поверить я?

- Именно по той же причине, по которой я верю вам!.. - ответил Боксон. - К тому же, я пришел не с пустыми руками...

- То есть?

- Как у вас с пониманием английского? - спросил Боксон, доставая из кармана третью копию своего майамского отчета.

- Почти свободно, я несколько лет жил в Штатах... - ответил Гонсалес.

- Тогда ознакомьтесь... - Боксон развернул перед ним первую страницу.

Через полминуты Гонсалес поднял от текста глаза.

- Кто гарантирует правду? - спросил он.

- Вы бы ещё спросили: что есть истина? - усмехнулся Боксон. Достоверность данной информации равноценна достоверности моих рекомендаций - и то, и это можно проверить только действием...

- А вот сейчас ваш испанский уже не смешон... - очень серьезно сказал Гонсалес. - Последний вопрос: вы журналист?

- Нет.

- Вы - провокатор?

- Нет.

- Вы - сумасшедший?

- Да! - сознался Боксон. - Вот заключение психиатра.

Он продемонстрировал Гонсалесу офицерское удостоверение.

- Ого! - не сдержал восхищения гватемалец, и тут же спросил: - Сколько человек должно быть в пулеметном расчете?

- Зависит от типа пулемета, но во всех случаях рекомендуется не менее трех: пулеметчик, его помощник и подносчик патронов.

- На той стороне ребята раздобыли почти новый американский механизм, но с его боевым применением возникли сложности. Справитесь?

- Постараюсь.

- Завтра вечером приходите в "Текилито", как стемнеет, выходим к границе. Как только вы перейдете на ту сторону, дороги назад уже не будет, и ваш рюкзак за вас никто не понесет...

Боксон молча кивнул.

- Отдыхайте, - сказал, вставая, Гонсалес, - здесь хороший кофе, но дрянное пиво и у всех проституток триппер. С врачами на той стороне тоже сложности, а заклинания индейских колдунов против европейских болезней не очень эффективны...

Боксон посидел в баре ещё полтора часа, угостил текиловым коктейлем подсевшую к столику местную жительницу, затянутую в платье на три размера меньше необходимого - свобода дыхания обеспечивалась глубочайшим декольте.

- Я живу тут недалеко, пойдем!.. - предложила взбодренная столь вызывающим знаком внимания мексиканка и колыхнула грудью.

- Ещё раз, пожалуйста! - попросил Боксон.

- Пожалуйста! - она повторила движение.

- Впечатляет! - сказал Боксон. - Пошли!

Он шагнул за порог бара вслед за ней, и, пройдя в кромешной тьме сотню метров, не сколько увидел, сколько угадал присутствие сбоку кого-то старающегося затаиться в тени, тотчас же заметил ещё одного с другой стороны, резко присел и сверкающий лезвием нож пролетел у него над головой. Мексиканка попыталась завизжать, но её сбили с ног ударом кулака, она повалилась на Боксона, и он оказался лежащим на земле. Нападавшие, как истинные кабальеро, не могли унизиться до наклона над поверженным противником, поэтому они предпочли пинать его ногами. Привыкшие грабить подвыпивших туристов, местные парни даже и не слыхали о таком сложном термине: взвод разведки парашютно-десантного полка Иностранного Легиона.

Увертываясь от прямых ударов и стараясь не замечать скользящие, Боксон выдернул из носка спрятанный рыболовный нож, щелкнул пружиной клинка и одним взмахом перерезал подколенные сухожилия на первой же приблизившейся ноге. Удивленный крик повалившегося грабителя продолжился истошным воплем его напарника, которому нож Боксона вонзился в пах. Третий их приятель, догадавшись о некотором изменении ситуации, предусмотрительно отпрыгнул в сторону и выставив вперед зажатый в правой руке клинок, встал в крепкую боевую стойку.

- Иди сюда, падаль! - крикнул он, но уверенности в голосе не слышалось.

- Один момент! - ответил Боксон, прыжком поднялся на ноги, отбежал в сторону от барахтающихся в пыли двух раненых соперников, переложил свое оружие в левую руку и приблизился к третьему.

С основами кинжального фехтования Боксон ознакомился ещё в раннем парижском отрочестве, а итальянские парни из Легиона показали несколько эффективных манипуляций. К тому же полный курс владения ножом входил в систему боевой подготовки парашютиста. Мексиканский грабитель о таких подробностях не знал, и догадываться было слишком поздно.

Боксон ловко полоснул его по незащищенным пальцам правой руки, потом сбил с ног подсечкой и завершил контакт хрустом переломленного запястья. Ночную темноту тревожили четыре стенающих голоса - три мужских и один женский. Англичанин аккуратно вытер свой нож о чей-то пиджак и ушел, не попрощавшись. Надо было все-таки отдохнуть - до перехода границы оставалось восемнадцать часов.

...Абсолютно в это же самое время, минута в минуту, в восточном полушарии планеты, старший инспектор французской полиции Клод Дамерон заехал на одну из тех ферм, которые на пару с Боксоном он однажды рассматривал в бинокль.

- Как жена, Люсьен? - спросил старший инспектор хозяина.

- Плохо. До весны не доживет... Рак...

- У вас ведь трое детей?

- Трое...

Они какое-то время помолчали.

- Люсьен, - снова спросил Дамерон, - говорят, ты два года назад был механиком на пароходе?

- Был, - подтвердил фермер. - А что?

- И чуть не каждый месяц бывал в Гватемале?..

- Да, в Пуэрто-Барриас, а что? Зачем ты спрашиваешь?

- Ты ведь уже слыхал, тут неподалеку мои парни раскопали труп какого-то иностранца, ты его раньше здесь не встречал?

- Нет!..

- Я так и подумал... Помнишь, недавно на шоссе обстреляли заезжего американца?..

41
{"b":"49617","o":1}