ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда оперативники Леопольда Фришмана окружили голубой "рено", его мотор работал. Реакция Анджелы оказалась более молниеносной, чем ожидали полицейские.

Автомобиль резко рванулся с места, выехал на тротуар и помчался к перекрестку. Перепуганные гватемальские парни выдернули из-под сиденья двуствольные обрезы охотничьих ружей и открыли беспорядочную пальбу во все окна. Гватемальцам повезло - они ни в кого не попали.

- Прекратите! - закричала Анджела, пытаясь не столкнуться с афишной тумбой, и выстрелы из "рено" действительно прекратились - оружие требовалось перезарядить. И в этот момент загрохотал "браунинг" Фришмана.

Фришман стрелял один - его команда была отлично тренирована и вступала в бой только для того, чтобы старший инспектор мог спокойно вставить новую обойму.

Пули "браунинга" пробили колеса, бензобак, дождем осыпалось заднее стекло кабины, закричал раненый в плечо гватемалец, но голубой "рено" все-таки дотянул до перекрестка и там его простреленный мотор заглох. Анджела выбежала на оживленную улицу, и бельгийские полицейские не решились стрелять по толпе два инспектора побежали за женщиной, но догнать не смогли - отрыв в двести метров позволил ей удачно исчезнуть.

Её товарищи оказались менее успешны - одного вынули из автомобиля с простреленным плечом, другой сначала потерял время, пытаясь помочь раненому, а потом, убегая, споткнулся на булыжной мостовой и его подняли уже в наручниках.

Вечером начальник отдела по расследованию убийств прочитал все рапорты о происшествии, вызвал к себе в кабинет Фришмана и спросил:

- Откуда вы получили информацию об этих латинос?

- Это была совершенно случайная оперативная информация. Ещё утром я не ожидал подобных сведений.

- Ну, допустим. Как могла убежать женщина?

- Прежде чем заглох мотор, автомобиль отъехал на некоторое расстояние, и дама оказалась весьма быстроногой - мои парни не смогли её догнать. Она нырнула в какой-нибудь проходной двор...

- Фришман, женщина не может бежать быстрее мужчины - у неё другая конструкция!..

- Весьма вероятно!..

- Оставьте ваши сорбоннские шутки! Благодарите Бога, что смогли повязать этих придурков с обрезами!..

- Я благодарю ежечасно!..

- Молчать!

Фришман всем своим видом изобразил служебное рвение и готовность во всем угодить начальству. Старший комиссар тоскливо посмотрел на него, тяжко вздохнул и сказал:

- Как отличившегося по службе и хорошо владеющего иностранными языками, вас в ближайшие недели переведут в Интерпол. Рапорт по инстанции и рекомендацию я отправлю завтра утром. Постарайтесь побыстрее завершить все текущие дела - не вешайте свои хвосты на менее удачливых коллег. Можете идти!..

6

Эухенио Пелларес немигающим взглядом посмотрел на Анджелу Альворанте и повторил вопрос:

- Почему убежать смогла только ты одна?

- Команданте, я ведь уже говорила!.. - Анджела старалась не смотреть в его глаза. - Парни слишком понадеялись на оружие, а я забежала в кафе, прошла через кухню во двор, потом на другую улицу, а там как раз стояло свободное такси. Я кинула таксисту десять долларов и он рванул с места. Почему ты мне не веришь!?

- Потому что ты не могла просто так вырваться из полицейской облавы! Мне с трудом верится, что все полицейские были в штатском и не оцепили квартал. Такого не бывает, Анджела!..

- А если это была не полицейская облава? - спросила Альворанте. - Если это была какая-то незапланированная акция? Если ловили вовсе не нас?..

В номере отеля их было трое: Анджела, Пелларес и Хорхе Латтани - по паспорту гватемалец, последний европейский резерв Пеллареса. Его маленькая команда, с которой он отправился в Европу за оружием, в течении нескольких секунд уличной перестрелки сократилась почти вдвое - боевая пятерка превратилась в тройку. Но самое страшное было не это - убыль живой силы в Латинской Америке всегда компенсировалась безудержной рождаемостью среди низших слоев населения, а попавшие в полицию парни были всего лишь носильщиками дорожных чемоданов. Более страшным событием казался предстоящий провал уже начавшейся сделки с Мартином Ренье.

- Что ребята могут рассказать в полиции? - спросил Латтани.

- Ничего особенного, кроме наших имен и конспиративных адресов. То есть, провалена почти вся наша европейская сеть, - ответил Пелларес. Молчание в комнате затянулось, и он продолжил:

- Сейчас по всей Бельгии полиция проверяет латиноамериканцев. Если мы попытаемся бежать, то нас остановит первый же встречный патруль. Я не уверен, можем ли мы отсидеться в отеле - в этой стране все ночные портье сотрудничают с Интерполом. Хорошо, что все мы жили в разных местах, но нам это не поможет умные полицейские проверят всех, кто въехал в Бельгию в тот же день, что и арестованные ребята...

- Нам нужны новые паспорта, - сказал Латтани. - Лучше всего испанские.

- И где мы их возьмем? - усмехнулся Пелларес.

Анджела в разговоре участия не принимала - странное чувство вины за глупый провал не оставляло её: ведь все можно было избежать, сообрази она об опасности, исходящей от того англичанина, когда-то сотрудничавшего с ФБР... Но сознаться Пелларесу в своей оплошности, зная его беспощадность к отступникам... Она решила молчать.

- Ну все, хватит! - сказал Пелларес. - Я не знаю, кто те двое, что меня разыскивают, но подозреваю их причастность к ФБР. Хотя, если они из ФБР, то Анджела не смогла бы убежать - нынче у федералов новый директор, ему нужен большой успех, и на ваш арест бельгийцы привезли бы весь журналистский корпус. Все как-то смутно... Не нравится мне это... Напоминает глупую случайность, но случайности бывают только в легендах...

Анджела по-прежнему молчала, молчал и Хорхе Латтани. У него на случай провала имелся телефонный номер, по которому можно было звонить только при самой крайней необходимости. Этот номер ему продиктовал дядя, старший брат его покойного отца-итальянца. Земляки из Калабрии есть во всех странах, но, один раз обратившись за помощью, становишься должником на всю жизнь. При невероятно крайних обстоятельствах Хорхе Латтани был готов наплевать на пролетарскую революцию вообще и на всех команданте в частности.

- Мой приказ таков, - произнес после краткого раздумья Пелларес. Немедленно собираемся и покидаем Бельгию. Завтра бежать из страны будет поздно - на всех постах начнут особо тщательно проверять гватемальцев. У нас есть шанс, что подобное распоряжение поступило не во все таможенные пункты. Если потребуется, через границу перейдем пешком...

- По снегу? - вдруг спросил Латтани.

- Если потребуется, мы пойдем даже на лыжах! - повысил голос Пелларес, и продолжил: - Мы сможем прервать сделку с Мартином Ренье только ценой больших денежных потерь. Я готов пойти на потери, но они будут неоправданны - вы знаете, каких трудов нам стоило добыть эти деньги...

Анджела и Хорхе молча кивнули: воспоминания об убитой после получения выкупа Стефани Шиллерс были им неприятны.

- У меня есть контактный адрес Ренье во Франции. Так что сделка будет продолжена там. Не печальтесь, ребята, революцию не так-то просто победить!..

...Примерно в это же самое время Боксон и Трэйтол вошли в кабинет Мартина Ренье. Торговец встретил их весьма унылым выражением лица - после дневной перестрелки у входа в офис ничего хорошего от визита посторонних он не ждал.

Скользнув взглядом по предъявленным документам, он предложил вошедшим присесть в кресла напротив стола.

- Господин Ренье, - начал Трэйтол, - сколько поколений ваших предков перевернется в гробах, узнай они, как бездарно вы погубили ваш семейный бизнес?

- Я не понимаю вас, - ответил Ренье. - Изъясняйтесь, пожалуйста, поточнее.

- Господин Ренье, полчаса назад арестованные у входа в вашу контору гватемальцы получили своих переводчиков и начали петь такие жалостливые песни, что прослезился бы сам Синатра. Хотите, я зачитаю вслух адрес вашего склада на полуострове Юкатан?

7
{"b":"49617","o":1}