ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выстрел в заповеднике

В районную больницу привезли пастуха Зверева с охотничьей пулей, застрявшей в плече. Раненый потерял много крови и находился в тяжелом состоянии. О происшедшем была тотчас поставлена в известность милиция, а пострадавший оперирован. Следователь возбудил уголовное дело. По словам рабочих «райсельхозтехники» Филюшина и Казанцева, бывших со Зверевым в момент ранения, их повстречал в лесу егерь Виктор Щегловитов, который по неосторожности выстрелил в пастуха из своего ружья. То же самое заявил следователю, придя в сознание, и потерпевший.

Через несколько дней на допрос явился Щегловитов, который поведал совсем другую историю. По его словам, он застал Зверева, Филюшина и Казанцева в заповеднике на месте преступления: они свежевали только что убитую косулю. Когда он приказал им бросить ружья и отойти в сторону, пастух, вскочивший при его появлении верхом на лошадь, хотел его застрелить, но промахнулся. Видя, что он опять вскинул двустволку, егерь, обороняясь, выстрелил и попал ему в левое плечо. Филюшин и Казанцев повезли раненого в больницу, а егерь пошел в контору заповедника, чтобы составить акт о происшедшем, но по пути подвернул ногу и смог вернуться домой только через три дня, когда начался его розыск.

При повторных допросах и очных ставках каждый стоял на своем. Троица в заповеднике не была и косулю не убивала. Места встречи, показанные егерем и его противниками, разделял добрый десяток километров. Кто же говорит правду? Один против троих! Кому верить?

Но следователь не может просто верить. Он обязан все проверить, и, когда Зверева выписали из больницы, был проведен следственный эксперимент. Пастух сел на коня и показал, где стоял Щегловитов и в каком положении находилось его ружье в момент выстрела. От стволов к плечу раненого протянули бечевку, причем стало видно, что пробоины на плаще и фуфайке ниже того места, где пуля вошла в тело. Зверев несколько раз уточнял свое и егеря взаимное расположение, но пробоины на одежде со шрамом на плече так ни разу и не совпали.

Настала очередь Щегловитова. Он предложил пастуху вскинуть ружье и целиться в него, и сам сделал то же самое. Снова протянули бечевку, и тут стало ясно, что именно из такого положения был произведен ответный выстрел. Траектория полета пули, материализованная бечевкой, подтвердила правдивость показаний егеря. Все это оказалось настолько очевидным и убедительным, что Зверев признался в содеянном. Само собой, что в результате перед судом предстал не Щегловитов, а трое злостных браконьеров, оговоривших невиновного, вставшего на защиту родной природы.

Месть по телефону

Молодые супруги Васильевы радовались: в их уютной однокомнатной квартире наконец-то появился телефон. Такое необходимое удобство! Но ликование было недолгим, а телефон вскоре превратился в зловредное существо, чуть не разбившее семью и причинившее бездну неприятностей. Конечно, не сам телефон, а звонки…

Первому такому звонку они значения не придали. Какой-то незнакомец пригласил Викторию провести с ним приятный вечер, и непременно с шампанским. Это вызвало у нее лишь недоумение, они с мужем посмеялись и посчитали, что кто-то ошибся номером. Но когда звонки с подобными предложениями начали раздаваться часто – стало не до шуток. Молодая женщина пыталась урезонивать звонивших, взывать к их совести, но куда там. А когда трубку брал муж Виктории, на том конце провода слышались смешки или частые гудки.

Атмосфера в семье накалилась, едва не дошло до развода. Но тут Васильев заподозрил, чьих это рук дело, и обратился за помощью в милицию. Его предположение подтвердила… почерковедческая экспертиза, проведенная на совершенно необычном материале: по фотоснимкам злосчастного номера, выцарапанного на стенах многих городских телефонных будок и снабженного легкомысленным силуэтом.

Эксперт установил, что даже в столь необычных рукописных знаках отобразились характерные признаки почерка некой Дудкиной, которой Васильев предпочел ее миловидную подругу. И Дудкина, безуспешно пытавшаяся год назад расстроить их свадьбу, решила отомстить, за что и ответила перед судом.

Лист алоэ

При осмотре места происшествия под прилавком магазина нашли марлевую повязку со следами засохшей крови и прилипшим кусочком какого-то растения. В краже заподозрили ранее судимого за аналогичные преступления В. Поморца, который отрицал свою причастность к происшедшему, а также то, что бинт принадлежит ему, хотя кровь по групповым признакам совпадала. Не помогла и очная ставка между ним и соседкой, по ее словам, накладывавшей ему на больной палец повязку. Она принесла следователю остатки листа алоэ, из которого вырезала кусочек. Растительную массу, найденную в бинте, и часть листа – верх и низ – следователь направил в лабораторию судебных экспертиз. Кусочек растения из бинта превратился в слипшуюся бесформенную массу, которая крошилась от прикосновения. Части листа алоэ ссохлись и стали жесткими. Эксперт поместил их на несколько часов в питательный физиологический раствор и, когда они размякли, придал им первоначальную форму.

Исследование растительной массы – форма листа и его толщина, размещение сосудов, питающих растение, другие признаки – показало, что это часть листа алоэ. Затем эксперт вооружился микроскопом и совместил три части листа. И что же? Все без исключения сосуды идеально совпали по линиям разреза. Чтобы исключить ошибку, эксперт взял такой же лист алоэ, разрезал его на части и попытался соединять кусочки разных листьев. Но сосуды не совмещались, так как они индивидуальны. Экспертиза установила: кусочек растения из повязки, найденной на месте происшествия, и части листа алоэ, представленные свидетельницей, ранее составляли одно целое. Под тяжестью этой и других улик В. Поморец сознался, что кражу из магазина совершил он.

Приключения «Визиря»

– Это очень известный и дорогой бриллиант, – сказал эксперт, рассматривая камень сквозь сильную лупу. – Если я не ошибаюсь, он значится среди камней, внесенных в каталог. Алмаз имеет от природы каплевидную форму и вес около шестидесяти пяти карат… – Он умолк, внимательно вглядываясь в мельчайшие детали огранки.

– Матвей Яковлевич, а что вам еще известно об этом камне? – прервал его задумчивость следователь. – Это очень важно для расследования и… лично для меня.

– Для вас? – удивился старый ювелир. Следователи и оперативные работники вполне полагались на знание им драгоценных камней, безоговорочно принимали его оценки, но никогда не проявляли к ним личного интереса. И он привык только опознавать и оценивать эти сверкающие «вещественные доказательства». Подумав и для верности заглянув в справочник, эксперт продолжил:

– Увы, об этом алмазе я знаю не так уж много. Добыт в конце прошлого века в Южной Африке на прииске «Ягерсфонтейн», славящемся исключительно высоким качеством камней. Огранен в Амстердаме, оправлен в платину в Париже. Куплен за большие деньги англичанином-миллионером и подарен эмиру Бухары. Это был, разумеется, не бескорыстный дар. Взамен англичанин получил право на вывоз среднеазиатского ювелирного лазурита. Эмир бриллиантом очень дорожил и носил его на чалме-тюрбане. Вот и все, что мне доподлинно известно. История алмаза кончается вместе с падением Бухарского эмирата. Он исчез, и дальнейшие его хозяева анонимны. Что-то с ним, конечно, происходило за эти шестьдесят с лишним лет. Во всяком случае оправу сняли. Видимо, так удобней было его прятать.

– Коль скоро камень внесен в каталог, у него есть имя?

– Конечно! Это – «Визирь».

Следователь облегченно вздохнул и откинулся на спинку кресла.

– Значит, это он. Вы уверены?

– Ну, знаете… – начал закипать Матвей Яковлевич, однако следователь его опередил:

– Вы уж не сердитесь, бога ради. Мне очень важно было удостовериться, что найден именно «Визирь». А чтобы вы поняли мое недоверие, я расскажу вам, как встретился с этим бриллиантом в первый раз.

15
{"b":"49619","o":1}