ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мальчик опять сильно задумался.

- Я бы хотел, чтобы все люди когда-то в далекие-предалекие времена были людоедами, - сказал мальчик.

- Почему? - удивленно спросил отец.

- Тогда бы означало, что люди постепенно добреют, - ответил мальчик. - Ведь сейчас неизвестно - люди постепенно добреют или нет. Как-то противно жить, если не знать, что люди постепенно добреют.

Боже, Боже, подумал отец, как ему трудно будет жить. Он почувствовал всю глубину мальчишеского пессимизма.

- Все-таки люди постепенно добреют, - ответил отец, - но единственное доказательство этому - культура. Древняя культура имеет своих великих писателей, а новая - своих. Вот когда ты прочитаешь древних писателей и сравнишь их, скажем, со Львом Толстым, то поймешь, что он умел любить и жалеть людей больше древних писателей. И он далеко не один такой. И это означает, что люди все-таки, хотя и очень медленно, делаются добрей. Ты читал Льва Толстого?

- Да, - сказал мальчик, - я читал "Хаджи-Мурата".

- Тебе понравилось? - спросил отец.

- Очень, - ответил мальчик, - мне его так жалко, так жалко. Он и Шамилю не мог служить, и русским. Потому его и убили... Как дядю Георгия.

- Откуда ты знаешь, что доктора Георгия убили? - настороженно спросил отец.

- Вчера я лежал, но слышал из кухни ваши голоса, - сказал мальчик.

Отцу стало нехорошо. Он был простой инженер, а среди школьников, с которыми учился его сын, появилось немало богатых мальчиков, и сын им завидовал.

Взять хотя бы эту дурацкую историю с "мерседесом". На даче сын его растрепался своим друзьям, что у них есть "мерседес". Но у них вообще не было никакой машины. А потом мальчишки, которым он хвастался "мерседесом", оказывается, увидели его родителей, которые ехали в гости со своими друзьями на их "Жигулях". И они стали смеяться над ним. И он выдумал дурацкую историю, что папин шофер заболел и родители вынуждены были воспользоваться "Жигулями" друзей.

Объяснить сыну, что богатство не самое главное в жизни, что в жизни есть гораздо более высокие ценности, было куда легче, чем сейчас. Сейчас сын неожиданно коснулся, может быть, самого трагического вопроса судьбы человечества - существует нравственное развитие или нет?

Он знал, что мальчик его умен, но не думал, что его могут волновать столь сложные проблемы. Хорошо было людям девятнадцатого века, неожиданно позавидовал он им. Как тогда наивно верили в прогресс! Дарвин доказал, что человек произошел от обезьяны, значит, светлое будущее человечества обеспечено! Но почему? Даже если человек и произошел от обезьяны, что сомнительно, так это доказывает способность к прогрессу обезьян, а не человека. Конечно, думал он, нравственный прогресс, хоть и с провалами в звериную жестокость, существует. Но это дело тысячелетий. И надо примириться с этим и понять свою жизнь как разумное звено в тысячелетней цепи. Но как это объяснить сыну?

Когда они вышли из подъезда, он увидел, что прямо напротив их дома в переулке стоит нищая старушка и кормит бродячих собак. Он ее часто тут видел, хотя она явно жила не здесь. Нищая хромая старушка на костылях кормила бродячих собак. Она вынимала из кошелки куриные косточки, куски хлеба, огрызки колбасы и кидала их собакам.

У него не было никаких сомнений, что старушка все это находит в мусорных ящиках. Она с раздумчивой соразмерностью, чтобы не обделить какую-нибудь собаку, кидала им объедки. И собаки, помахивая хвостами, с терпеливой покорностью дожидались своего куска. И ни одна из них не кидалась к чужой подачке. Казалось, что старушка, справедливо распределяя между собаками свои приношения, самих собак приучила к справедливости.

- Вот посмотри на эту старушку, - кивнул он сыну, - она великий человек.

- Почему, почему, па? - быстро спросил сын. - Потому что она кормит бродячих собак?

- Да, - сказал отец, - ты видишь, она инвалид. Скорее всего, одинокая и бедная, но считает своим долгом кормить этих несчастных собак. Где-то мерзавцы убивают невинных людей, а тут нищая старушка кормит нищих собак. Добро неистребимо, и оно сильнее зла.

Теперь представь себе злого человека, который всю свою жизнь травил бродячих собак. Но вот он сам впал в нищету, стал инвалидом и роется в мусорных ящиках, чтобы добывать объедки и, сунув в них яд, продолжать травить бродячих собак. Если бы это было возможно, мы могли бы сказать, что добро и зло равны по силе. Но можешь ли ты представить, что злой человек в нищете, в инвалидности роется в мусорных ящиках, чтобы травить собак? Можешь ты это представить?

- Нет, - сказал мальчик, подумав, - он уже не сможет думать о собаках, он будет думать о самом себе.

- Значит, что? - спросил отец с жаром, которого он сам не ожидал от себя.

- Значит, добро сильней, - ответил мальчик, оглянувшись на увечную старушку и собак, которые со сдержанной радостью, виляя хвостами, ждали подачки.

- Да! - воскликнул отец с благодарностью в голосе.

И сын это мгновенно уловил.

- Тогда купи мне жвачку, - вдруг попросил сын как бы в награду за примирение с этим миром.

- Идет, - сказал отец.

8
{"b":"49623","o":1}