ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Случаи с леопардами

Однажды у нас в одной из деревень области Шейзара, называемой Муарзаф, появился леопард. Мой дядя Изз ад-Дин, да помилует его Аллах, выехал ему навстречу. Он послал ко мне всадника, когда я уже сидел на коне, чтобы ехать по своему делу, с приказом: «Поезжай вслед за мной к Муарзафу». Я догнал его, и мы поехали к тому месту, где, по рассказам, был леопард, но не увидели его там. В этом месте была расщелина; я слез с лошади, держа в руках копье, и сел у края расщелины. Она была неглубока, приблизительно в человеческий рост; сбоку ее было какое-то отверстие вроде норы. Я сунул копье в это отверстие и пошевелил его. Леопард высунул оттуда голову, чтобы схватить копье. Когда мы узнали, что он в этом месте, некоторые мои товарищи спешились вместе со мной, и один из них тыкал копьем в это отверстие, а другой ударял леопарда, когда он высовывался. Всякий раз, как он хотел выскочить из рва, мы колотили его копьями, пока не убили. Он был громадных размеров и съел столько животных в этой деревне, что отяжелел и не мог защитить себя.

Леопард, единственный из всех животных, прыгает более чем на сорок локтей. В церкви местечка Хунак[283] [185] было окошко на высоте сорока локтей; каждый полдень туда прыгал леопард и спал там до конца дня, а потом выпрыгивал оттуда и уходил. В это время через Хунак проезжал франкский рыцарь по имени Сир Адам, один из франкских дьяволов. Ему рассказали историю леопарда. «Когда вы увидите его, известите меня», – сказал он. Леопард пришел по обычаю и прыгнул в окно. Один из крестьян пошел и рассказал об этом Сир Адаму. Тот надел свою кольчугу, сел на коня, взял щит и копье и поехал к церкви. Она была в развалинах, и только одна из ее стен еще стояла, та самая, в которой было окно. Когда леопард увидел рыцаря, он прыгнул на него из окна, хотя тот сидел на лошади, сломал ему спину и убил его. После этого леопард ушел, а хунакские крестьяне прозвали его «леопард – борец за веру».

Одна из особенностей леопарда та, что, когда он ранит человека, и на того помочится мышь, он умрет, а мышь вообще не уходит от раненного леопардом, пока ему не сделают плот и не посадят на воду. Вокруг него привязывают кошек, так как опасаются за него из-за мышей.

Леопард очень редко приручается к людям и не привыкает к ним. Однажды я проезжал через Хайфу, город на побережье[284], принадлежавший франкам. Один из франков сказал мне: «Не купишь ли у меня великолепного гепарда?» – «Хорошо», – сказал я, и он привел ко мне леопарда, которого приручил до такой степени, что он был, как собака. «Нет, – сказал я, – это леопард, а не гепард. Мне не подходит это». Я удивлялся его прирученности и свободному обращению с ним франка.

Разница между леопардом и гепардом в том, что морда у леопарда продолговатая, как морда собаки, и глаза у него голубые, а морда гепарда круглая и глаза черные.

Один житель Алеппо взял леопарда и пошел с ним просить суда у властителя аль-Кадмуса[285], принадлежавшего [186] одному из Бену Мухарраз. Он пировал и потом открыл заседание суда; леопард в это время бросился на тех, кто был в зале. Сам эмир стоял у окна башни; он вскочил туда и закрыл за собою дверь. Леопард стал кружить по всему дому, и одних убил, а других ранил, пока не убили его самого.

Я слышал, но сам не видел, что среди диких зверей встречаются барсы. Я этому не верил, но шейх имам Худжжат ад-Дин Абу Хашим Мухаммед ибн Мухаммед ибн Зафар[286], да помилует его Аллах, рассказал мне следующее: «Я ехал на запад вместе со старым слугой, принадлежавшим еще моему отцу, который много путешествовал и много испытал. У нас вышла вся вода, бывшая с нами, и мы страдали от жажды. С нами не было никого третьего, и мы были одни – он да я – верхом на двух верблюдах. Мы увидели на дороге колодец и направились к нему, но нашли около него спящего барса. Мы удалились в сторону, и мой спутник сошел со своего верблюда, дал мне поводья, взял свой меч, щит и бурдюк, бывший с нами, и сказал мне: „Смотри за головой верблюда“. Он пошел к колодцу, и когда барс увидал его, то встал и прыгнул по направлению к нему, но проскочил мимо и заревел. К нему бросились его самки с детенышами, которые побежали, догоняя его. Он больше не попадался нам на пути и не причинил никакого вреда. Мы напились и напоили животных, а потом отправились дальше». Так он мне рассказывал, да помилует его Аллах, а он был одним из лучших мусульман по своей религиозности и учености. [187]

Осада Шейзара румами

Вот пример удивительных вещей, творимых роком.

Когда румы подошли к Шейзару в пятьсот тридцать втором году[287], они подвезли к городу ужасающие стенобитные машины, прибывшие с ними из их страны. Эти машины метали камни, которые летели на такое расстояние, какое не пролетит и стрела. Эти камни достигали веса в двадцать пять ритлей[288]. Однажды они бросили такой камень в дом одного моего товарища по имени Юсуф ибн Абу-ль-Гариб, да помилует его Аллах; крыша дома не выдержала тяжести, и он был разрушен сверху донизу одним камнем.

На башне дома эмира возвышалось копье, на конце которого был привязан флаг. Дорога же в крепость проходила как раз под домом. Метательный камень ударил в древко и сломал его пополам. Та часть древка, где было острие, перевернулась, опрокинулась и упала на дорогу. По дороге как раз проходил один из моих товарищей. Половина древка с острием упала с такой высоты на ключицу проходившего человека, прошла сквозь тело и упала на землю, убив его. [188]

Хутлух, невольник моего отца, да помилует его Аллах, рассказал мне следующее: «Однажды мы сидели, осажденные румами, в крепостном проходе, в доспехах и с мечами. Вдруг к нам прибежал какой-то шейх и закричал: „Эй, мусульмане! Гаремы!.. Румы ворвались к нам!“ Мы схватили мечи, выбежали и увидели, что румы пролезли через брешь в стене, пробитую стенобитной машиной. Мы стали бить их мечами, выгнали из города и преследовали до тех пор, пока не прогнали до их войска. Мы возвратились и шли врассыпную. Я оказался рядом с тем стариком, который позвал нас на помощь. Он остановился и повернулся лицом к стене, чтобы помочиться. Я отошел от него, но вдруг услышал шум падения. Я повернулся, и оказалось, что камень, пущенный из машины, попал старику в голову, разбил ее и как бы вбил в стену; мозг старика стекал со стены. Я поднял тело старика, мы помолились над ним и похоронили его на этом самом месте, да помилует его Аллах».

Метательный камень попал как-то раз в одного из наших товарищей и разбил ему ногу. Его снесли к моему дяде, который сидел в одном из проходов крепости. «Приведите костоправа», – приказал дядя. А в Шейзаре был один искусный человек, по имени Яхья, отлично вправлявший кости. Он пришел и стал вправлять ногу, сидя под навесом за воротами крепости. Камень ударил раненого человека в голову, и она разлетелась. Костоправ вернулся в коридор крепости, и дядя сказал ему: «Как ты быстро вправил ему кость». – «О господин мой, – ответил костоправ, – в него попал второй камень, и вправлять стало не нужно». [189]

36
{"b":"49637","o":1}