ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Андрей поднялся и пошел за гантелями.

Андр проснулся, будто его толкнули в бок, и некоторое время лежал неподвижно, осмысливая пришедшую во сне идею. Стало быть, я все-таки Андр. И я забыл все начисто, потеряв по нелепой случайности шлем. Но еще до альбома пустоту в памяти заполнили воспоминания Андрея – ему-то плевать на амнезийное поле, он находится… неважно где, лишь бы подальше! И все, что я теперь вижу, откладывается в его сознании, и я волен брать это там в любое время… то есть амнезия мне больше не грозит, я устойчив к Полю!.. Но это требует проверки. Если и в самом деле вблизи Котлов интенсивность Поля возрастает многократно…

Андр поднялся и вызвал по интеркому Борга.

– Когда следующая акция? – спросил он. – Я должен участвовать.

После паузы Борг осведомился:

– Тебе это действительно необходимо?

– И не мне одному.

– Выход через три часа.

– Со мной пойдет Ивр.

– Я скажу ему. А ты досыпай пока.

Хватит паниковать! – сказал себе Андрей. Ты же ученый – отвлекись от того, что это происходит с тобой, решай, как абстрактную проблему. Спокойнее, спокойнее… Что-то здесь нечисто. Поверив в свое сумасшествие, я пошел по проторенной дорожке – версия банальная и скучная. А почему не предположить, что я действительно «слышу» некоего Андра, живущего непонятно где? Кто сейчас может с уверенностью очертить границы возможностей человеческих? Разве что невежды, но с них-то какой спрос?.. Итак, Андр прорвался ко мне. То ли его воля, его жизнеспособность, его ненависть оказались выше некоего порога, то ли он просто иной из-за благоприятной мутации, но в амнезийном поле Андр сумел напрямую связаться с другим, видимо, идентичным сознанием, позаимствовав у него память для своих нужд. И если внутри амнезийного поля происходят как запись, так и считывание, то снаружи – только запись. Активной стороной здесь, скорее всего, выступает Андр, но и я не без греха: вполне возможно, что немалую роль сыграли мои неосторожные заигрывания с подсознанием. Мы как бы рыли тоннель навстречу друг другу.

Куда же это меня занесло? Очень похоже на Землю, но, разумеется, не Земля. Вселенная велика, а если добавить сюда еще и параллельные миры… Где я, братцы? Или все же психоз?

Чем бы это ни было, цель прежняя: полный контроль сознания. Если Андр существует в действительности – тем хуже для него! Пусть знает свое место. В роли просителя я бы его еще потерпел, но с захватчиками разговор короткий.

Андр ощутил присутствие Второго сразу, как только двойка вступила в Поле. На этот раз Андрей был спокойнее, решительнее и, видимо, опаснее. Как некстати! – подумал Андр. – Не влез бы под руку.

Ивр обладал удивительной способностью ориентироваться при почти полном отсутствии видимости. Снова он вывел двойку на цель сразу после рассвета и с завидной точностью. Обезоружив охрану, они рассеяли каторжан, но от заключительного аккорда Андр напарника удержал. Приблизившись к Котлу, он потянул с головы шлем.

– Спятил?! – Ивр рванулся к нему, но Андр уже стоял с обнаженной головой, держа шлем в руках.

– Что ты… наделал? – потрясенно выговорил Ивр.

– Тихо, тихо!.. В крайнем случае проштудирую свой альбом еще раз.

Прислушиваясь к себе, Андр терпеливо следил за стрелками часов. Минута… две… пять… десять… тридцать. Достаточно?

– Все в порядке, – сказал он, надевая шлем. – Можешь взрывать.

Швырнув под Котел гранату, Ивр в полном недоумении последовал за Андром.

– Не понял? – спросил Андр. – Может, для наглядности мне следовало в Котел окунуться?.. Ладно, только не болтай!

На обратном пути они угодили в засаду – сказались, видно, те полчаса, на которые их задержал эксперимент Андра. Привычные к быстротечным стычкам, боевики слаженно повернули в сторону, стремительным броском прорвали кольцо и стали уходить, перебегая от камня к камню и стреляя часто и точно. Обычно такие погони обходились режиму слишком дорого, но каждый раз они развивались по единому сценарию: амнезия в этих случаях становилась Борцам союзницей.

«Глаза закрой! – прикрикнул Андр на Второго. – Мешаешь!»

Ворча и огрызаясь, Андрей подчинился: все-таки он был по эту сторону баррикады.

Двойка уже почти оторвалась от погони, как вдруг Ивр сдавленно выругался и упал на колено, стискивая бедро. Андр метнулся к нему.

– Прочь! – рыкнул Ивр, отталкивая его. – Ты сейчас…

Не вступая в переговоры, Андр рубанул напарника ребром ладони под ухо, взвалил обмякшее тело на плечо и побежал. Погоня возобновилась с новым азартом. Андр бежал, задыхаясь и спотыкаясь, часто останавливался, чтобы перевести дух и сбить пыл с самых ретивых. Но с каждой минутой сохранять дистанцию становилось все труднее.

Внезапно у Андра резко, скачком прибавилось сил. Он набрал скорость и легко оторвался от преследования, не заметив, что одна из последних посланных вдогонку пуль оцарапала ему плечо.

И только углубившись в горы, понял, что ему помогал Андрей. Оказывается, суммируя волю, они могли извлекать из мышц Андра двойную силу.

Смежив веки, Андрей разглядывал глазами Андра окрестные горы. Двойка уже покинула поле, и странный, двусторонний, взаимопрощупывающий контакт между двойниками прервался – теперь поступавшая информация была лишена эмоциональной окраски. Не без смакования Андрей перебирал в памяти события последних часов. Техника рукопашного боя у Андра отработана на диво – это не тот десяток ударов и блоков, которыми довольствовался Андрей. А сравниваться в стрельбе вообще не имело смысла.

Андрей потянулся растереть зудящее плечо и охнул от боли. Выпростав плечо из рубашки, он с изумлением обнаружил на нем свежую ссадину. Ого! – подумал Андрей. – Полное растворение, оказывается, чревато! Участвуя в событиях вместе с Андром, я и рискую наравне с ним… А все же лихо мы их обставили! – Андрей негромко рассмеялся. – Они-то уже думали: конец бунтарю.

Андр утопил клавишу, и комнату наполнил проникновенный чарующий голос – голос Брата, Отца, Бога. Он был полон мудрости и доброты, слушать его хотелось вечно…

Убавив громкость, Андр ослабил действие чар и стал вникать в смысл слов, который до сих пор просачивался в сознание словно бы с черного хода, укрытый за звучанием волшебного голоса.

Речь была построена безукоризненно и могла служить образцом ораторского искусства. За этим, вторым, заслоном таились простые, даже примитивные догмы. История страны чудовищно искажалась и вкратце сводилась к следующему: вначале были хаос и нищета, затем миру явился Отец и повсюду установились Порядок, Стабильность и Процветание. И горе врагам спасительной идеи, врагам Отца!.. Эта тема освещалась многократно и всесторонне, в обход воли внушая веру в подлинность догм.

Андр не принял бы этой сладкой лжи, даже если не был бы сейчас вооружен знанием истории Земли-1 и знакомством, хотя и поверхностным, с событиями, действительно имевшими здесь место. Но он был Андром – бойцом и бунтарем, органически не терпевшим над собой высшего авторитета, ненавидевшим саму идею Бога. А что мог противопоставить этому заклинанию обычный, почитающий закон и власть, гражданин, память которого к тому же отшибли амнезийным полем?

Передача закончилась. Беспамятное стадо снова превратилось в монолит, преданный Отцу и Идее.

Сакраментальный вопрос: почему я? Ну да, мы с Андром во многом похожи, но это сходство таит в себе и неудобства: для Андра я чересчур своеволен. Если бы он завладел менее строптивым сознанием и – разумеется, в высших целях! – использовал его на всю катушку, это было бы лучше для него, для Движения… ну и для меня, само собой. И такой вариант осуществим – для человека, владеющего азами гипноза. Найти достаточно впечатлительного субъекта, настроить его на волну Андра и… В конце концов, в наш век потребительства легко отыщутся любители острых ощущений, которые пойдут на это добровольно. А что такое Андр и как он умеет подмять под себя – это им знать не обязательно.

Открытым остается вопрос: смогу ли я простить себе подобное малодушие?

3
{"b":"49639","o":1}